Тепляков Анатолий — композитор

Тяжелая болезнь, лишившая человека зрения, не помешала ему стать музыкантом, лауреатом международных конкурсов, членом Союза композиторов, заслуженным работником культуры РФ.

Вслед за искоркой

«Дух дышит где хочет» — эта древняя индийская пословица о том, что для творческой мысли, для того, что называют искрой Божьей, нет преград и нет зависимости от пространственных и любых иных координат и обстоятельств. Творческая искорка Теплякова забрезжила не просто в провинции, а в глухой глубинке. 25 сентября 1952 года в селе Каменка Боханского района на свет появился мальчик. Появился на свет, а спустя пять лет свет для него погас. Розовые кружочки сучков и щели в деревянном заборе, синие от просвечивающего неба, — вот и все, что запомнилось до менингита. А после него наступила слепота. Она еще более обострила прекрасный природный слух мальчика. Отец, заметив эту восприимчивость сына, стал приваживать его к гармони.

— Я разучил на слух и играл полонез Огиньского. А поскольку гармошка инструмент бесполутоновый (нет звуков черных клавиш, как у пианино. — Прим. авт.), то звучал полонез специфически, забавно. Получился такой своеобразный, бурятский вариант полонеза Огиньского, — улыбаясь, вспоминает Тепляков.

 Затем последовала учеба в Иркутской школе-интернате для слепых и слабовидящих детей. Одаренного мальчика заметили, и вскоре Толя уже играл в оркестре на кларнете. Однако не забывал и про гармонь, познакомившись с ее родственником — баяном. Но настоящему музыканту необходимо знание нотной грамоты. А она дисциплина сама по себе достаточно трудная. Для Теплякова же трудность ее освоения удваивалась. Сначала нужно было обучиться чтению по Брайлю (система знаков в виде выпуклых точек на бумаге, которые считывают, ощупывая их кончиками пальцев). Но творческая искорка, не знающая преград и разгоравшаяся все сильнее, неуклонно вела юного музыканта. И скоро привела к первому успеху: в год окончания Тепляковым школы в журнале «Советский школьник» напечатали его «Кадриль». Следуя за искоркой, для которой расстояния неважны, Тепляков очутился в далеком городе Курске. В Курском музыкальном училище студенты, по словам Теплякова, занимались как одержимые.

— Мы вставали в половине шестого и до завтрака успевали отыграть часа два, — говорит Анатолий Иннокентьевич.

 Всего же занятия музыкой за инструментом занимали в сутки в среднем по 11 часов. И так каждый день в течение нескольких лет, по прошествии которых Тепляков стал настоящим виртуозом. Диплом он, конечно же, получил с отличием. А вот дальше произошла неудача. Тепляков один, без сопровождающих(!), поехал в столицу всея СССР поступать в Гнесинский институт.

— Сейчас я на такое не решился бы. А тогда молодой был, нахальный, по колено море, по плечо Москва. Конечно же, отчасти это было сумасшествием с точки зрения нормального человека! Все передвижения — только с тростью для слепых. Приходилось опираться на подсказки и помощь совершенно чужих для меня людей: как пройти, где и как дорогу перейти, где пообедать, на каком транспорте и до какой остановки доехать... Хорошо, люди в большинстве своем попадались отзывчивые, доброжелательные, — рассказывает Анатолий Иннокентьевич.

Знала бы знаменитая Гнесинка, от какого абитуриента отказалась, какой мощный талант не был принят в ряды студентов! Что ж, даже мэтры в знаменитых вузах ошибаются. Обидно, досадно, но такие «неуды» судьбы бессильны потушить настоящую искорку.

 Тепляков вернулся домой. В Каменке он руководил музыкальными коллективами в ДК, и ни одно поселковое мероприятие, требующее музыкального оформления, не обходилось без их участия. Это были хиппово-джинсовые 70-е: в каждом дворе пели о том, что «листья желтые над городом кружатся...» и за темнокожим Симоном подхватывали «Хафанана!».

— Ну и, само собой, «АББА», да, ее песни я обожал. И мы сами в ансамбле играли подобную музыку, — вспоминает Тепляков.

Параллельно с работой Тепляков готовился к новой попытке поступления в вуз. Она удалась, он поступил в Новосибирскую консерваторию, которую окончил в 1980 году. Со временем молодой музыкант перебрался в Иркутск. Работал во многих образовательных и культурных учреждениях города — в ДК авиазавода, в Доме пионеров им. Щербакова, в музыкальном училище. Вскоре уже уверенно разгоревшаяся искра Теплякова встретилась с другой яркой искрой. Ею была творческая индивидуальность опытного композитора Вячеслава Филипповича Павлова. У Павлова Тепляков несколько лет обучался практической композиции. А учитывая, что сам Павлов являлся учеником выдающегося русского композитора Шапорина, профессора Московской консерватории, можно сказать, что в определенной степени зрелое творчество Теплякова — иркутское продолжение московских композиторских традиций, которые восходят к творчеству самого Чайковского, тоже бывшего в свое время профессором Московской консерватории.

Фиоритура

Мое знакомство с Тепляковым началось много лет назад. Это произошло в иркутском Доме актера. Там проводился вечер, посвященный творчеству Теплякова. Мы с другом сидели, поглядывая то на смуглое и удлиненное, как у испанцев с картин Эль Греко, лицо композитора, неподвижно сидевшего в первом ряду, то на пришедших меломанов, то на сцену, где музыканты готовились к выступлению. Небольшой размер зала и особое освещение создавали атмосферу таинственности.

В зале будто повисло ожидание какого-то магического обряда.

 В тот же вечер выступила дочь Теплякова, тогда еще одиннадцатилетняя Ира. Вскоре после того вечера мы с однокурсником стали практикантами. Нашим куратором определили Теплякова, так как он руководил коллективом, в котором мы проходили практику. Я тогда пробовал что-то сочинять, и конечно, не мог упустить случая воспользоваться советом профессионала. Пришел как-то со своим опусом, сажусь за фортепиано, играю.

— Ничего, симпатичный вальс, — послушав, говорит Тепляков.

— Почему вальс? Я не старался сделать вальс... — удивляюсь я.

— Ну здесь же совершенно явственно слышны три четверти...

 Анатолий Иннокентьевич, напевая, отхлопывает ритм.

В другой раз возник вопрос, как закончить пьесу, начатую и застрявшую на полпути. Тепляков сел за инструмент, и... Неужели эта музыка выросла из моего простенького мотива?!

— Ты нашел интонационное зерно, это хорошо. Но дальше что? Нужно его развить, — говорит Тепляков.

— Как? — спрашиваю.

— Погоняй его по разным тональностям, используй подголоски, — отвечает.

Так Тепляков помогал нам, студентам, лучше понять и оформить наши творческие порывы. Поразительно, но те давние, краткие и простые советы Теплякова много лет эффективно помогали мне в занятиях музыкой. Но не музыкой единой сыт человек, а еще и макаронами с тушенкой. Ими, а также кофе, которого Тепляков любитель, он угощал, когда общение переходило из измерения официально-педагогического в неофициально-кухонное.

При этом Анатолий Иннокентьевич заявлял:

— Матушка мне всегда говорила: гость в дом пришел — его первым делом напои, накорми.

 Разговор плыл вслед за вензелями сигаретного дыма, касаясь разных материй, ведь «дух дышит где хочет...».

— Ну я-то «степной волк», — как-то раз охарактеризовал себя Тепляков, сравнив с персонажем произведения Гессе.

И его, и любимого Манна Тепляков читает в брайлевском варианте, — «дырявые», как он выразился, книги. Их, а также и обычных много в его комнате на полках. Беру одну из них, другую. Это книги иркутских литераторов с дарственными надписями, сделанными руками авторов. Скиф, Кравкль, Стуков, множество других известных фамилий...

Тепляков умеет располагать к себе самых разных людей. Причиной тому, наверное, такие свойства его характера, как мягкость, деликатность в общении, терпимость к другим точкам зрения. К сожалению, его собственная точка зрения не всегда встречала понимание.

В периоды депрессии выручали близкие. Радостью и поддержкой для композитора была его дочь. Ирина в хорошем смысле папина дочка — не в смысле избалованности, этого как раз нет. С ранней юности Ирина помогала отцу не только в хозяйственных, но и в профессиональных делах: записать нотный фрагмент, отформатировать дискету, договориться с кем-то о чем-то, составить «почетный» (а можно и без кавычек) эскорт отцу...

 К своему творчеству Тепляков чрезвычайно требователен, что является признаком настоящего профессионализма. Причем он с равным рвением подходит как к созданию серьезной музыки, так и к созданию легких эстрадных песен или музыки для какого-либо корпоративного мероприятия. Настоящий профессионал, Тепляков никогда не откажется помочь, и заказ будет выполнен в срок, и так, что не наслушаешься.

 Люди, знающие Анатолия Иннокентьевича, поражаются возможностям маэстро. Как-то раз Теплякову заказали создать аранжировку к песне. Обычно у музыкантов эта работа занимает до нескольких месяцев. Тепляков же пообещал выдать результат уже через два дня, чем вызвал немалое удивление. Но еще больше заказчик был удивлен, когда пришел получить свое.

— Ну что, неужели готово?

— Сейчас услышишь.

 Анатолий Иннокентьевич подошел к синтезатору, и мы с заказчиком окунулись в многоцветное великолепие тепляковской музыки. Заказчик поинтересовался, спал ли композитор в минувшие двое суток. Как же он был восхищен и изумлен, когда узнал, что композиция создана всего за... два часа!

— Да, два часа, — подтвердил Тепляков.

Но ведь, добавим от себя, перед этими-то двумя часами — труд и опыт всей жизни и особенный, исключительный талант.

Путешествие музыканта

«...Приближенье спросонья целующих губ, ощущенье гипноза в коралловых рощах, где, почуяв добычу, кидается вглубь перепончатых гадов дымящийся росчерк...» — звучал из колонок вдохновенный шепот чтеца, обнимаемый музыкой Теплякова, от которой мурашки бежали по спине: «Пьяный корабль» уносил слушателя по волнам звуковых фантазий в запредельные измерения и возвращал в лабораторию композитора. «Пьяный корабль» — это... произведение Теплякова, мелодекламация для чтеца и компьютера. Каково?! Все-таки мастер Тепляков удивляет меломанов не только содержанием музыки, но и ее внешней необычной организацией! Для чтеца и компьютера — таким был первый вариант. Или его пьесы для контрабаса соло — соло, вы понимаете, и для такого инструмента! Что ж, дух дышит где хочет...

— Анатолий Иннокентьевич, откуда такая красота? — я киваю на прикрепленный к стене керамический барельеф, изображающий сцену из балета «Спящая красавица».

— А это приз как лучшему пианисту. Мне его вручили на «Студенческой весне», был такой конкурс в Самаре.

Тот самарский успех открыл череду блестящих побед Теплякова во множестве профессиональных конкурсов. В 1987 году Тепляков — лауреат иркутского областного конкурса «Молодость. Творчество. Современность», награжден как автор лучшей скрипичной и фортепианной музыки. В 1988 году он стал лауреатом уже за границей, на Международном конкурсе композиторов в Чехии, где ему присудили сразу две(!) премии за его струнный квартет. Здесь необходимо вспомнить добрым словом наших чиновников: Теплякову помогли добраться до Чехии сотрудники областного управления культуры. Через несколько лет вновь победа на международном конкурсе! На конкурс Тепляков представил «Триптих для органа». Это удивительное произведение. Каждый раз, слушая его, я ощущаю себя исследователем, попавшим в загадочный виртуальный мир. Стремительное движение, драйв, как говорят сейчас юные, неожиданные паузы. Мелодия извивается, словно электрический разряд, удивляет, держит в напряжении, властно заставляет работать мысль слушателя. Прослушав «Триптих», хочется выдохнуть как после гонки. Потом, забыв от восхищения про академический лексикон, воскликнуть: «Здорово!» — и послушать еще раз. Видимо, подобное же впечатление произвел «Триптих» и на жюри международного конкурса, давшего высокую оценку сочинению иркутянина. Как сказал известный иркутский поэт, ныне покойный Анатолий Кобенков, сначала Теплякова признали в Европе. Действительно, старушка Европа, возможно, получше нас знает Теплякова — по его участию в конкурсах. Или по зарубежным выступлениям скрипача француза Николя Дотрикура, который, побывав в Иркутске, увез на родину сочинения Анатолия Иннокентьевича. Или по уважительным отзывам коллег со всего мира, от Италии до Японии, которых Тепляков обошел в совсем недавнем состязании композиторов, став победителем на пару с бельгийцем Жаном Гиллардом. Это было на престижнейшем Международном конкурсе имени C.Прокофьева, куда Тепляков представил свои фортепианные «Семь пьес для восьми рук». Победа впечатляющая, тем более что решение о ней принимали сам Родион Щедрин, уже вошедший в энциклопедии, и Андрей Петров, автор, кроме прочего, всем известной музыки из всем известных кинофильмов «Служебный роман» и «Берегись автомобиля».

 Практически во всех музыкальных жанрах Тепляков проявил свой талант. Театралы Иркутска знают спектакли с музыкой Теплякова в драмтеатре и ТЮЗе — «Старший сын», «Белая скрипка», «Морозко», «Антигона». Супруга Теплякова — театральный режиссер, и, видимо, это обстоятельство имело определенное влияние на возникновение у Теплякова интереса к театральной музыке. Кроме того, в багаже Анатолия Иннокентьевича много хоровой и вокальной музыки на стихи самых разных поэтов. Она исполнялась в Иркутской филармонии, так же как и симфонические произведения Теплякова, например его удивительный «Автопортрет». Если бы можно было отразить музыку «Автопортрета» в произведении живописи, то это была бы импрессионистская акварель: та же воздушность, миражность фактуры. В «Автопортрете» можно услышать и легкую грусть, и бескомпромиссность борьбы, и философские размышления. Проявлял Тепляков интерес и к киномузыке. В 1998 году во Владивостоке с успехом прошел показ фильма «Сын вождя». Создатель фильма — кинематографист Музалевский, автор музыки к фильму — Тепляков.

А в 2004 году Анатолий Иннокентьевич сам стал киногероем: режиссер Андрей Каминский (авторская студия «КА-film») снял фильм о Теплякове. Фильм называется «Путешествие музыканта».

Заповедник нерыночных ценностей

В 1999 году Теплякова ждал новый успех. Он принял участие в большом проекте, названном «Заповедник нерыночных ценностей», и стал получателем гранта. Кроме того, был выпущен компакт-диск с его произведением — мелодекламацией «Пьяный корабль» на стихи Артюра Рембо. «...Отличный художественный вкус, безошибочное чувство поэтического слова... Музыка как бы комментирует поэзию, вовремя отступает в тень и так же вовремя выходит на авансцену», — сказал о мелодекламации «Пьяный корабль» бывший ректор Московской консерватории, министр культуры России А.С.Соколов. А вот вам мечта меломана — появился бы в Иркутске диск со всеми произведениями Теплякова... Я просто-таки вижу этот соблазнительный компакт со скупым, но выразительным оформлением, в строгих черно-зеленых тонах, с золотым скрипичным ключом и полузатененным анфасом маэстро T. Если б этот гипотетический компакт увидела еще и какая-нибудь продюсерская фирма...

 А между тем дух дышит где хочет и композитор не перестает радовать поклонников. Вот уж точно, как выразился Пастернак, «талант — это новость, которая всегда нова». Эти слова можно перефразировать, назвав талантливое произведение искусства истинной новостью. Именно такой новостью являются два новых творения Теплякова, завершенные автором в начале 2007 года. Первое произведение — кантата, второе — фортепьянный цикл для детей и юношества из 25 пьес во всех тональностях. Пьесы цикла будут интересны и доступны учащимся и студентам-музыкантам. Ноты можно будет скачать из Интернета. Кстати, цикл и назван «Заметки из сетевого дневника», потому что изначально планировалось разместить его в Сети, где немало и другой тепляковской музыки. Нотную литературу Теплякова вы найдете также в магазинах фирмы «Продалитъ». Хотелось бы, чтобы музыка Теплякова, которую исполняют по всей России, чаще звучала и в концертных залах Иркутска. Ведь его лучшие произведения являются одной из наиболее значительных вершин в современной отечественной музыке. А его имя, подобно именам драматурга Вампилова или химика Воронкова, составляет гордость Иркутска. Было бы замечательно, если бы иркутянам (да и не только им) представилась возможность посмотреть фильм о композиторе в кинотеатрах или по ТВ накануне приближающегося 55-летнего юбилея нашего выдающегося земляка.

Метки:
baikalpress_id:  7 955