Сельское хозяйство — это образ жизни

Считает заместитель мэра Усть-Удинского района Михаил Александрович Никитин

Реализация нацпроекта «Развитие АПК в Иркутской области» в числе прочих вопросов рассматривалась на очередной, июньской коллегии областного сельхоздепартамента. Потому моя беседа с заместителем мэра Усть-Удинского района по управлению сельским хозяйством Михаилом Александровичем Никитиным началась с главного: как продвигается нацпроект здесь, на усть-удинской земле?

Серьезная проблема с возвратом кредитов

— В нашем районе огромные лесные ресурсы. Лесной бизнес, как известно, это многократно окупаемые затраты, быстрые деньги и прочие преимущества. Поэтому с началом перестройки наиболее активная часть жителей района стала заниматься лесом. А сельское хозяйство... Понятно, что там нет таких доходов, к тому же огромные риски. В итоге сегодня у нас обрабатывается только 36 процентов сельхозугодий. Такова наша сегодняшняя реальность.

Сегодня в Усть-Удинском районе активно развиваются малые формы хозяйствования — это одно из направлений нацпроекта. В прошлом году у нас открылся филиал Россельхозбанка, люди получили возможность брать кредиты. В районе живет примерно 0,7 процента населения области, а кредитов получено почти 20 процентов от областного объема, примерно на 60 миллионов рублей. Это говорит об оптимизме людей, их желании работать на своей земле. Подсчитано: каждая 13-я семья в нашем районе взяла кредит. На эти деньги приобретено 37 тракторов, 31 грузовой автомобиль, 21 косилка, 6 мотоблоков, 550 голов крупного рогатого скота, 328 лошадей, 360 свиней, 124 пчелиные семьи, 100 коз и овец. Отдача будет, конечно, небыстрой — в сельхозпроизводстве, как известно, высокие риски. Но нынешняя ситуация, позитивный настрой людей обнадеживают.

Для сравнения: Куйтунский район выдал сельхозкредиты на 75 миллионов рублей, но там население 40 тысяч человек, а у нас — 16 тысяч. Немного обогнали мы по общему объему кредитования и Тайшетский район, где проживает 70 тысяч человек — в 4 с лишним раза больше, чем у нас. Словом, нацпроект разбудил людей.

— Как идет субсидирование процентных ставок по кредитам?

— Возврат кредитов — серьезная проблема. Через департамент агропрома мы субсидируем их в размере ставки рефинансирования Центробанка. То есть человек берет кредит под 14 процентов, ставка рефинансирования 10,5 процента, соответственно возвращать приходится лишь на 3,5 процента больше, чем брали. Эта схема выгодная.

Однако областной департамент АПК не выполняет своих обязательств по субсидированию процентных ставок. Оно идет очень медленно и вызывает справедливые нарекания людей. Пока устьудинцы получили примерно 5 процентов положенных по закону субсидий. Такие же суммы на субсидирование процентных ставок получили Иркутский и Черемховский районы, выдавшие в 4 раза меньше кредитов. А Усольский район, где объем выданных кредитов по сравнению с нашим меньше в 13 раз, получил на субсидирование процентной ставки сумму большую, чем Усть-Уда, почти втрое! Непонятный подход.

Население района этим очень недовольно. По закону субсидирование проводит субъект федерации, то есть область. Почему вместо обещанных 3,5 процента люди должны платить все 14? Первые кредиты устьудинцы взяли в июне прошлого года, они-то и попались на обман и до сих пор платят те самые 14 процентов. Получается, что районы, которые поближе к городу, находятся в более выгодном положении, чем те, кто живет на отшибе.

— Сколько денег выделила Москва для кредитования сельхозпроизводства в области?

— Один миллиард двести миллионов рублей. Это число назвал руководитель областного департамента сельского хозяйства Александр Михайлович Скворцов. Пока освоено меньше половины, и на коллегии звучали опасения, что жители области не смогут осилить эту сумму. Соответственно руководству департамента предстоит объяснять это в Москве.

— А разве министр Гордеев не понимает, почему область не может освоить выделенный для кредитов миллиард? Их надо подтверждать какими-то реальными доходами, той же зарплатой, например, которая в сельском хозяйстве ниже нижнего предела. Подтверждать кредиты нечем, поэтому нищее население их и не берет. Такой замкнутый круг получается.

— На той же июньской коллегии прозвучало, что около 40 сельхозпредприятий нашей области получат статус участников национального проекта России. Эти сельхозпроизводители взяли довольно большие кредиты сроком на 8 лет. В следующем, 2008 году в нашем районе тоже будет два таких хозяйства, сейчас их руководители оформляют документы. Оба занимаются развитием животноводства.

— С ростом кредитования неизбежно вырастут объемы производимой сельхозпродукции, которую надо реализовать. Ваши планы в этом направлении?

— Сейчас в областном департаменте решают вопрос о выделении места в мясном ряду Центрального рынка для нашего кооператива по закупу мяса. Мы не хотим отдавать это дело в чужие руки, с учетом транспортных расходов и других затрат наша цена, безусловно, будет выше, чем у заезжих перекупщиков. В августе надо собирать детей в школу, и люди начнут резать скот.

— По какой цене население сможет реализовать выращенное мясо?

— В прошлом году люди получали 36—40 рублей за килограмм живого веса КРС. В нынешнем хотелось бы эту цену увеличить.

Герефорды поднимут животноводство

— Что наиболее перспективно здесь, в районе: животноводство или растениеводство?

— Вообще-то это две ноги одного живого организма, называемого сельским хозяйством. Животноводство невозможно развивать без растениеводства — скотину не вырастишь без кормов. Если мы говорим, что важная составляющая нацпроекта — молочное животноводство, то оно сразу тянетза собой растениеводство, корма. Задумали в хозяйстве завести, к примеру, свиней — будьте добры выдать 7—8 килограммов зерна, которое должна съесть хрюшка в обмен на кило мяса. Значит, надо распахивать дополнительные гектары земли.

Сегодня в районе сделан акцент на мясное животноводство. Молоко — скоропортящийся продукт, закупать его без соответствующего холодильного оборудования сложно, хлопотно, и по большому счету его нигде не ждут.

Раньше в Усть-Уде был хороший, породистый скот симментальской породы. Сейчас хотим закупать герефордов — хорошо акклиматизировавшуюся в Сибири породу мясного скота. Герефорды дают меньше молока, но намного больше мяса, туша при забое весит не менее 250—300 килограммов. Возим продукцию в область — о переработке на месте пока думать рано. Хотя раньше у нас был маслосырзавод, выпускавший отличный, экологически чистый сыр. Его даже за границей покупали. К сожалению, завод ликвидировали во время перестройки.

— Какие проблемы, кроме уже названных, вы считаете наиболее острыми?

— Учет скота в похозяйственных книгах сельчан — сегодня это серьезная проблема. Ситуация здесь такая: департамент АПК требует навести в этом деле порядок, мы в свою очередь тоже. Интересы населения, мягко говоря, несколько другие. Так возникает своего рода «кавказская война» между двумя сторонами, то есть затяжной и без победителей конфликт.

Население старается не показать весь имеющийся скот — невыгодно. В нашем экономически очень бедном районе нет крупных хозяйств, где можно получать неплохую зарплату. Приходится выживать. Среднедушевой доход в нашей области — 3365 рублей. Для признания семьи малоимущей и оказания ей соответствующей социальной господдержки доход на члена семьи должен быть меньше этой суммы, куда входят в том числе и доходы, полученные от реализации сельхозпродукции. В нашей области установлены такие нормативы: прибыль от одной коровы в год составляет 26 472 рубля, теленка — 3684 рубля, свиньи — 1728 рублей, курицы — 78 рублей, сотки огорода — 46 рублей в год.

У нас есть, конечно, состоятельные семьи, где не считают эти рубли-копейки. Но большинство все же не хочет соскакивать с установленных 3365 рублей. Иначе придется терять очень многое, в том числе детское пособие и социальную стипендию детям-студентам, право на бесплатную одежду и питание школьников, на субсидии по оплате жилья и коммунальных услуг, и так далее. У нас многие семьи находятся в так называемом пограничном положении: ведь, если доходы семьи хотя бы на рубль превысят установленный законом минимум, семья окажется в невыгодном положении. Считаю, это не обман, а самозащита людей. Они и рады бы показать все и жить спокойно и счастливо, но пока не получается. Содержание скота очень дорого, намного дороже установленных государством прибылей. Это, к сожалению, тоже наша реальность.

Господдержка — реальная помощь селу

— Моя командировка в Усть-Удинский район связана в основном с ситуацией в так называемых заброшенных деревнях. Аталанка, Аносово, Карда, Подволочная — действительность там очень печальная, людям заняться практически нечем. Есть ли там какие-то перспективы развития сельхозпроизводства?

— Эти деревни в свое время строились как вахтовые леспромхозовские поселки. Там вокруг лес и перспектив развития сельского хозяйства нет в принципе. Корову в лесу не выпасешь, все покосы затоплены при строительстве Усть-Илимской ГЭС. Редко-редко кто из местных жителей держит корову — за сеном приходится ехать по реке больше 10 километров.

Хотя когда-то по Ангаре возили корм для свиней, их держали многие жители этих деревень. Но теперь это тоже невыгодно, затраты не окупаются.

— Работает ли у вас господдержка сельхозпроизводителей?

— У нас в районе заключено 36 договоров с департаментом области для ее получения, соответственно числу хозяйств. Эти хозяйства небольшие, 36 наших меньше любого сельхозпредприятия Усольского района. Сумма господдержки для нас — 10,5 миллиона рублей (в целом по области она составляет 700 миллионов). Господдержка помогла нам, например, успешно провести посевную в нынешнем году, мы получили деньги для приобретения ГСМ. Это реальная помощь нашим сельхозпроизводителям.

— В этой связи такой вопрос: есть ли реальные перспективы развития сельхозпроизводства на усть-удинской земле?

— Вопрос и простой, и сложный одновременно. Сельское хозяйство — не цех по нарезке гаек и болтов, это особый мир, это образ жизни.

Здесь, в районе, производится на каждого жителя 66 килограммов мяса в год — при медицинской норме 81 килограмм. Этого пока недостаточно. Думаю, что все вышесказанное отчасти раскрывает ситуацию по производству мяса и реализации нацпроекта «Развитие АПК» в нашем районе. Главное, здесь трудятся люди, которые не могут жить без земли, для них крестьянский труд — цель и смысл существования.

Метки:
baikalpress_id:  33 138
Загрузка...