Немецкие пистолеты хранил в носках

Иркутский преподаватель сдал в милицию несколько стволов и попросил не отправлять их в печь

Акция по добровольной сдаче оружия, организованная ГУВД области, продолжается. Рубленые фразы казенных отчетов таят удивительные истории появления левых стволов в народных тайниках. В самом деле — пистолеты, винтовки и даже пулеметы возникли отнюдь не от сырости. Некоторое время назад к силовикам обратился преподаватель университета Рудольф Георгиевич Берестенев, он принес несколько немецких пистолетов и убедительно просил оставить оружие в музее, а не отправлять на переплавку.

Наш корреспондент встретился с Рудольфом Георгиевичем, который, как оказалось, коллекционирует не только оружие.

— Скажите, пожалуйста, почему вы решили участвовать в акции по сдаче оружия?

— Я услышал по радио, что идет такая акция, и меня это объявление подтолкнуло, подумал: сколько же можно, я давно собирался это сделать. Но не было времени, да и сомнения кое-какие одолевали. Преградой было то, что я дал слово ныне покойному хозяину оружия, что передам пистолеты его детям, если они, конечно, обратятся. Но они не обратились. А у меня уже подрастают внуки, да и воры забраться могут в квартиру, найдут, могут пострадать люди. В общем, решил не рисковать.

— Насколько известно, вы просили не отправлять оружие на переплавку, а передать в музей. Оно имеет какую-то историю?

— Мой друг Василий Васильевич Подлеснов (кстати, его мать до сих пор жива, ей 101 год) принес оружие с войны, хранил его много лет. Он воевал на Ленинградском фронте, был полковым разведчиком, ходил в тыл. Один раз его группа попала в засаду, погибли почти все. Командир получил 13 ранений, но Василий Васильевич вынес его на себе. Так они побратались. В свое время об этом я писал в «Восточно-Сибирской правде».

— Марки оружия назвать можете?

— «Вальтер», браунинг, наган 1939 года выпуска. Все оружие боевое, а хранил я его в комоде в носках, но это как-то несерьезно. Я сам капитан запаса, понимаю серьезность момента. Также передал милиционерам и патроны к ним. Как положено, написал письмо на имя начальника УВД области, что передаю оружие, объяснил, как оно ко мне попало, и просил, чтобы его не переплавляли, а передали в Музей боевой славы. И вот недавно звонили из милиции и сказали, что пока сданное оружие не уничтожают. В общем, хотелось бы по-человечески сохранить, ведь это же история.

 Я вообще люблю старину всякую, сейчас вот готовлю книгу по истории сибирской фотографии. За много лет собрал сотню фотоаппаратов, кинокамер, а потом передал Музею истории города Иркутска. Сейчас снова накопилось столько же. Я с 12 лет фотографирую, научился камеры ремонтировать. Приносили порой два фотоаппарата — я один отремонтирую, отдам, а второй себе оставлю. Бывало, умирает старый фотограф, бабушки ищут, кому продать технику. Я таким образом приобрел несколько экспонатов конца XIX века. А это же фотоаппараты мастеров, которые жили и работали в Иркутске до революции, после национализации фотосалонов много техники осело у коллекционеров.

— Скажите, а те фотоаппараты, что у вас в коллекции, находятся в рабочем состоянии?

— Не все, конечно. Во всяком случае, если заниматься реставрацией, их все можно запустить — это же техника, но тут нужен грамотный специалист.

Метки:
baikalpress_id:  33 082
Загрузка...