Вокзал железнодорожный

В 2007 году архитектурному памятнику Иркутска исполняется 100 лет

Железнодорожное здание, безусловно, одно из cамых красивых строений столицы Восточной Сибири. Это первое, что начинают фотографировать иностранцы, едва ступив на нашу землю. За столетний срок здание многое повидало, через него прошли миллионы простых граждан, сотни тысяч известных людей, тысячи VIP-персон.

Аплодисменты Буденному

Комплекс железнодорожного вокзала состоит из двух частей. Встав лицом к фасаду, увидим, что его правый край — коричневого цвета. Это первая часть вокзала. Ее строительство началось в 1897 году. А 16 августа 1898 года уже прошел первый поезд. Его, как первенца иркутского железнодорожного сообщения, украсили гирляндами и флагами, встречали торжественно.

 Наличие железнодорожного депо и вокзала благотворно повлияло на развитие Иркутска. Увеличился товарооборот, усилилась экономическая связь с Европейской Россией, выросло стратегическое значение Иркутска. Когда началась Русско-японская война, вокзалу пришлось принимать огромное количество солдат, что создавало неудобство для гражданских пассажиров. Возникла необходимость увеличить вокзал. И по проекту архитектора В.И.Коляновского началось двухлетнее строительство новой, второй, и большей по размеру части вокзала. Строительство было завершено и новенький вокзал ввели в эксплуатацию в ноябре 1907 года. Правая же часть была надолго законсервирована — до 1938 года.

— Кто только не бывал на нашем вокзале! Однажды в Иркутск прибыл поезд, везший двух знаменитых людей — одного живого, другого мертвого: живой — военачальник Семен Буденный, а покойный — глава Монголии Юмжагийн Цеденбал, которого везли из Москвы хоронить на родину. Когда Буденный вышел на перрон, встречавшие поезд иркутские чиновники не удержались и зааплодировали — как же, герой-кавалерист! Но поезд-то траурный! Пришлось Семену Михайловичу уйти, чтобы не нарушать траурность момента, — рассказывает Василий Курочкин, руководитель Музея истории вагонного депо.

 Василий Лазаревич несколько десятилетий проработал в депо, и ему известно много интересного об Иркутском вокзале.

 В 1938 году на вокзале произошли существенные изменения. Во-первых, расконсервировали старую часть вокзала. Во-вторых, на ней построили второй этаж. И в-третьих, объединили обе части здания.

 О его истории и истории Сибирской железной дороги Курочкин продолжил рассказывать с увлечением.

— В 1946 году ввели должность НОД — начальника отделения дороги, так как железная дорога была поделена на отделения. Наше, относящееся к Иркутску, отделение дороги — от станции Петровский Завод Читинской области до станции Еланской недалеко от Тайшета, если не считать ответвлений в стороны, — говорит Василий Лазаревич.

 Железная дорога имеет чрезвычайно сложную структуру. Службы связи, службы локомотивные, вагонные... Непосвященному человеку трудно разобраться в совокупности и соподчиненности всех элементов, образующих целостный механизм, именуемый железной дорогой.

Ангара напоила принца

В 50-е годы привокзальную территорию стали расширять. Если ехать в сторону рынка, слева от трамвайной линии, там, где сейчас тянутся ряды торговых павильонов, раньше размещались каменные хозяйственные пристройки. Чтобы сломать их, пригнали танки.

— Я тогда работал заместителем начальника депо и лично был этому свидетелем, — вспоминает Курочкин.

По долгу службы Василию Лазаревичу довелось быть свидетелем и участником многих нестандартных ситуаций в жизни вокзала.

— Через Иркутск проходил поезд, в котором ехала иностранная делегация. Во главе ее был руководитель государства Камбоджа принц Нородом Сианук. Поезд сделал остановку на нашем вокзале. Необходимо было пополнить запасы питьевой воды для вагона-ресторана. Для этой цели на вокзале есть специальные цистерны. Но в соединительных рукавах цистерн произошла какая-то порча, и санитарный контроль эту воду забраковал: не годится такая вода для принца — вдруг его хотят отравить! А поезд-то надо отправлять... И вот наших рабочих заставили спешно таскать ведрами воду из Ангары, — вспоминает Курочкин.

 Когда в Иркутск прибывали VIP-персоны, проверки были очень строгими и касались буквально всего. Доходило до смешного.

— Мы загружаем в вагоны дрова, а рядом стоит сотрудник КГБ и смотрит: если попадется среди поленьев неровное, сучковатое, — отбрасывает. Загружаем уголь — смотрит, чтобы в нем посторонних предметов не оказалось, — говорит Василий Лазаревич.

 Да, высоких гостей в Иркутске встречали по-особому.

В данном случае сама жизнь скаламбурила: высокие гости оказались очень невысокими.

— На церемонии встречи мы стоим, смотрим и удивляемся: принц Сианук такого маленького роста, чуть не по пояс нашим! И его высокопоставленный придворный тоже. А супруга принца, помню, очень красивая женщина была, индианка, — говорит Курочкин.

 Он водит нас по музею и вспоминает бывших начальников вокзала, которых знает наперечет: Гришин, Пономарев, Зезюлин, Солонин... Каждый из них внес свой вклад в развитие Иркутского вокзала. В 1965 году построили подземный выход к железнодорожным путям. Большие работы по благоустройству привокзальной территории были проведены к 300-летию Иркутска.

 В настоящее время начальником Иркутского вокзала является Ирина Владленовна Кондратьева. Приняв эстафету управления, она достойно ведет традиционную линию начальников по улучшению и развитию вокзала. Кондратьева внесла в функционирование вокзала новшества. Некоторые из них весьма любопытны и, вероятно, известны далеко не всем, так как введены совсем недавно, буквально в этом году.

На рельсы — через Интернет

 Вначале была любовь. Любовь к романтике железной дороги, к перестуку колес в поездах, идущих далеко-далеко, к пересвисту локомотивов, к ночным огонькам, мерцающим на путях. Потом был железнодорожный институт. После него на Иркутском вокзале Кондратьева начала работать билетным кассиром. В 1993 году, когда Кондратьева уже находилась на руководящей работе, начался ремонт. Интерьер вокзала кардинально обновили. В 90-е же годы при вокзале начал работать санитарный корпус, где кроме платного туалета можно стало пользоваться парикмахерскими и другими бытовыми услугами. А недавно был открыт Центр дополнительных услуг. Пассажирам, едущим с пересадкой и ожидающим свой рейс несколько часов, центр предоставляет возможность совершить экскурсию по Иркутску. Согласитесь, удобно, не правда ли? Представьте: вы приезжаете в далекий город, до вашего поезда пара-тройка часов. Куда за это время сходишь, если самостоятельно? Время поджимает, да и город незнакомый, хочется его посмотреть, но смотреть не знаешь что, и отлучаться чревато. Сидеть же в ожидании на одном месте тяжело. А Центр дополнительных услуг при Иркутском вокзале поможет не потерять время и не упустить шанса ознакомиться с достопримечательностями города. Причем провезут по самым значимым пунктам и с гарантией, что не опоздаете, так как заранее согласуют экскурсионную программу и сроки по билетам.

Кстати, о билетах. Их с недавнего времени можно заказать через Интернет. Заказ полностью оформляется виртуально, на вокзале вы лишь получаете билет в специальной кассе. Это еще один нововведенный элемент комфортности. Словом, нынешний Иркутский вокзал модернизирован, современен и прекрасно обустроен, радует и глаз, и душу ухоженность его внутреннего и внешнего вида. Данное обстоятельство — результат постоянных забот Ирины Владленовны. В разговоре чувствуется, что она большое значение придает порядку и чистоте на вокзале и привокзальной территории. Что ж, абсолютно правильно, ведь вокзал — лицо города для приезжих, по нему судят о городе его гости. Гостями же Иркутска, как говорилось выше, бывают и хрестоматийные полководцы, и заграничные принцы, и эстрадные суперзвезды.

— Было у нас забавное происшествие с Аллой Пугачевой, — улыбается Ирина Владленовна. — Мы встречаем ее, тут пресса, руководство вокзала, секьюрити. Выходит Алла Борисовна, принимает картинную позу... Секундная пауза, шушуканье, тишина... Следуют вспышки фотокамер. По правилам, в такой момент у вагона не должно быть посторонних. Но в тот раз каким-то образом рядом вышел рабочий-путеец, здоровенный такой мужичина. И вот в тишине у этого рабочего, пораженного внезапным лицезрением звезды, невольно и простодушно вырывается хриплым басом: «Это хто? Пугачева, что ли?! Ужас какой!» Мы смеемся.

Бомба в поезде

— А был еще забавный случай с Борисом Моисеевым, когда он приехал в Иркутск вместе с Николаем Трубачом, — продолжает Ирина Владленовна. — Решили они, видимо из причуды какой-то, побыть ближе к народу. Явились нехарактерно, запросто, на вокзал втроем — Моисеев, его охранник и Трубач. Охранник подходит в справочную, спрашивает о вариантах следования в город, куда они направлялись после Иркутска. Подходит сам Моисеев и, не удовлетворенный вариантами, капризно и артистично бросает что-то вроде: «Прицепите мне вагон до Красноярска!» А девушка не узнала Моисеева, к тому же устала, конец смены. И не самым любезным тоном она отвечает Моисееву, — мол, а самолет тебе сюда не надо подогнать?

У Моисеева чуть истерика не случилась, он к охраннику: «Она меня оскорбила!» Ну, тут уже появилось начальство, разобрались, инцидент был исчерпан. Проблему артистов с перевозом решили. А Борис Моисеев из благодарности за решенную проблему полушутливо сказал нашим девочкам, что нарядится и станцует для них прямо здесь и сейчас, на вокзале. «Есть у вас колготки?» — спрашивает Моисеев у них. «Нет, нет!» — смутились сотрудницы. «Ну, а помада губная?» «Есть, но она плохая», — заскромничали сотрудницы. На что Борис Моисеев со своей неподражаемой, неторопливо-вкрадчивой интонацией выдал «афоризм»: «Ну что вы, что вы!.. Не бывает плохой помады, бывают плохие губы...» — смеется Ирина Владленовна.

 Но случались и такие происшествия, когда начальнику вокзала было совсем не до смеха. Однажды в кабинете раздался телефонный звонок. Мужской голос в трубке сообщил, что в поезде, который должен был отправляться через несколько минут, заложена бомба. Отправление задержали, а бомбу не обнаружили.

— Ее и не было вовсе. Выяснилось, что звонивший мужчина опаздывал на этот самый поезд. И решил таким «оригинальным» способом задержать рейс, чтобы успеть на поезд, — рассказывает Кондратьева.

К счастью, за время работы Кондратьевой в должности начальника это был единственный случай, заставивший всерьез понервничать аппарат вокзала. Вообще, надо заметить, Иркутскому железнодорожному вокзалу в его столетней истории удалось избежать существенных потрясений. Правда, на одной из старинных и редких архивных фотографий можно увидеть железнодорожные пути, заваленные камнями и обломками деревьев. Вероятно, тогда сошел сель (ведь рядом с вокзалом гора), либо был особо мощный ураган. Так можно предположить по фото и крайне скудной информации из печатных источников, относящихся к тому периоду. По фотографиям же можно обнаружить своего рода преемственность в организации привокзального пространства. Там, где сейчас располагаются маршрутки и такси, в старину тоже находилась стоянка для транспорта — конного. Правда, то был пункт не для частных и пассажирских, а для казенных грузовых перевозок. А вид охранника у входа вызвал мысль о том, что, наверное, век назад вот так же стоял здесь городовой, надзиравший за порядком.

***

 Иркутскому железнодорожному вокзалу — 100 лет; его история продолжается. Пусть она будет такой же благополучной, как и раньше.

Метки:
baikalpress_id:  7 585