Помыткин Виктор — генерал Дальней авиации

Герой нашей публикации стал генералом в 41 год. Генерал-майору авиации Виктору Павловичу Помыткину 10 июня исполнилось 59 лет — возраст отставной, но заботы по-прежнему генеральские. Виктор Павлович занимается возрождением отечественного машиностроения.

Взлетная полоса

Генерал Помыткин — человек уральской закалки: родился в Челябинской области. Виктор окончил среднюю школу с серебряной медалью, а в железнодорожной «фазанке» получил специальность помощника машиниста. Но его ждала другая дорога, она привела в Челябинское военное летное штурманское училище.

 В памяти — военные парады в Свердловске, где всегда отличалась строевым шагом его рота, незабываемые лыжные гонки, особенно дистанция 50 километров, на которой пришлось бороться за выживаемость, что пригодилось на службе в Дальней авиации, где полеты могут длиться более 20 часов. Но главная точка отсчета в жизни — встреча с Таней, с ней связал свою судьбу Виктор.

 Заявление в загс подали перед выпускными экзаменами курсанта, которые он сдал с вдохновением, на золотую медаль, и сразу свадьба у молодого лейтенанта. У летчика Дальней авиации крепкий тыл. Без роптаний моталась Татьяна за мужем по огромной стране, по отдаленным гарнизонам, а каждый переезд на новые места — маленький «пожар» для семьи, а таковых было восемь.

Летающий замполит

 Первый гарнизон для Помыткиных — Моздок. Молодой штурман влетывался в воздушный крейсер, мощный ракетоносец Ту-95. Совершал рискованные, с дозаправками в воздухе, полеты в Средиземноморье — отслеживать американские авианосцы. Виктор на «отлично» справлялся с поставленными задачами. Через три года получил старлея, стал штурманом 1-го класса. Не только профессиональные знания, но и высокая эрудиция Помыткина в отношениях с людьми не осталась без внимания. Его назначили замполитом эскадрильи. Хлопот прибавилось. В постсоветское время в любых военных подразделениях заместитель по политической части был вторым лицом после командира, но если первый выполнял роль уставного надзирателя за подчиненными, то у замполита поле деятельности более обширное, он не только носитель идей партии, но и воспитатель, психолог, если хотите священник — все в одном лице.

— В армии появились православные священники, — говорит генерал, — и верующие солдаты, будь то дембеля или первогодки, не позволят себе ничего дурного. Но не учтено одно: служат люди разного вероисповедания. Как быть в такой ситуации?

Летающий замполит поспевал повсюду. Однажды произошел такой случай. Полк получил задание на барражирование в акватории Северного Ледовитого океана. Экипажи уже готовились к полету, а в эскадрилье Помыткина ЧП — повесился прапорщик, и основное предполетное время ушло на разборки в семье покойного. Уже шел рапорт командиров кораблей, штурманы ожидали своего часа, когда начал рассчитывать маршрут Помыткин. Он вычислил, что заданный курс не совпадает с расчетным. Виктор пересчитал несколько раз и обнаружил, что в задании не учитывалась формула Заполярья. Ошибка — в арктических условиях беда. Он доложил штурману эскадрильи о результате подготовки, а тот — по инстанции. Комполка перенес время вылета, предполетная началась заново. Старшему лейтенанту объявили первую благодарность как штурману. Через много лет его будут представлять к почетному званию «Заслуженный штурман СССР», но политические органы помешают: «Если он все время летает — когда заниматься политработой?»

Дослужившись до звания гвардии капитана, Виктор получил предложение поступить в Военно-политическую академию и даже растерялся: как оставить семью — сыну Артуру только два годика исполнилось. «Может, я в академию на заочное? Люблю свой полк». На что полковой ответил: «Чем петух в пении отличается от соловья? Петух заочно учился в консерватории». «Учись, — только и сказала Татьяна, — а для нас снимем в Москве квартиру».

«Капралы» и генералы

В академии на факультете ВВС с капитаном-абитуриентом проводил собеседование заместитель начальника академии полковник Д. Каждого он вызывал по алфавиту и подолгу беседовал: кому поставит крестик, тот к экзаменам допущен. Настала очередь Виктора. Д. долго разглядывал Помыткина и нараспев сказал: «Что золотой медалист — хорошо, но чересчур молод. Сейчас не поступайте, поезжайте к себе в Моздок, а через годик ждем. Вот так». На этом собеседование закончилось. Как и не начиналось. Видимо, не любил Д. отличников...

 Абитуриенты жили в палатках во дворе академии. Виктор пошел к своей, чтобы свернуть матрац. Это называлось «полосатый рейс» — когда непоступившего чествовали к отъезду.

 Новый друг, майор Дуговейко, пришел в палатку вовремя. «Ты что! Ты с золотой медалью, всего один экзамен — на пять баллов. Плюнь на этого Д., он здесь не главный, чтобы так судьбами распоряжаться. Все, идем сдавать! А сдаваться еще рано».

 Виктор Павлович и сейчас очень благодарен тому майору: судьба связала его не только с «капралами», но и с настоящими друзьями.

 Пошел сдавать партийно-политическую работу, а там в комиссии Д. сидит и улыбается. Виктор сдавал в первой четверке, ответить предстояло на 17 вопросов. На 16 — без запинки, а на последнем («Что сказал министр обороны на совещании политработников?») «поплыл». Сразу оценки первой четверке не ставили. Ждали. Вышел член комиссии, морской летчик полковник Говорухо: «Лучший ответ у гвардии капитана Помыткина, но ему поставили четыре, остальным по пять баллов».

Пошел Помыткин давать домой телеграмму, собирать вещи, а тут опять майор: «Сдаем дальше, не сдаемся».

Тактику ВВС Виктор сдавал сыну Героя Советского Союза Николая Гастелло, получил «отлично».

Впереди — военная география. Накануне в газете «Правда» прочитал статью «Современное хозяйство Франции». Вытянул билет, и первым вопросом... «Театр военных действий в Средиземном море», а вторым — «Современное хозяйство Франции». «Можно без подготовки?» — спросил экзаменующих Виктор. Ему разрешили, и комиссия заслушалась: преподаватели о театре военных действий в Средиземноморье узнавали впервые и делали для себя открытия. Хоть конспектируй абитуриента. Много нового узнали и о сельском хозяйстве Франции. «Газеты надо свежие читать», — с удовлетворением отметил для себя Помыткин. Еще одна пятерка!

На последнем экзамене, по уставам, Помыткина ждал полковник Д. — председатель комиссии по данной дисциплине. Надежд на успешную сдачу не было, но на экзамене обязанности председателя взял на себя приехавший из командировки начальник факультета — Герой Советского Союза генерал-майор авиации Анатолий Павлович Артеменко. Виктор услышал шепот «капрала» генералу, что абитуриенту Помыткину нужно поставить двойку, на что Артеменко громко ответил: «Я летчикам двойки не ставлю». Виктор успокоился.

Герой Советского Союза не стал принимать экзамен как положено, а объявил всем, чтобы подготовили парадную форму и прошли перед ним строевым шагом. Абитуриенты весь вечер наводили марафет: гладили, чистили, а наутро как на парад.

Помыткин вспомнил училищную подготовку, свою ротную «коробочку» и четко прошагал до экзаменующего, затем отрапортовал: «Гвардии капитан Помыткин прибыл!»

«Вот так летчики ходят!» — с восторгом проговорил генерал и поставил последнюю пятерку. Виктор стал слушателем академии.

Генерал Артеменко оказался душой-человеком, а когда рассказал историю своей Золотой Звезды, то стал и любимцем слушателей.

Справка «Копейки»

 В 1934 году, получив неполное среднее образование в сельской школе, Анатолий Артеменко поступает в Николаевский строительный техникум, по окончании которого работает на одном из заводов конструктором. В 1938 году юноша становится курсантом Херсонской авиационной школы, а через год — инструктором аэроклуба в городе Николаеве. Затем последовало обучение в Херсонской военной истребительной авиашколе, после чего Анатолий становится инструктором 19-й военной авиашколы. С началом войны молодой летчик рвется на фронт, но его направляют в Куйбышевскую область командиром звена 43-й запасной авиабригады. Он осваивает Ил-2 и обучает молодых пилотов.

Лишь в мае 1943 года, когда в район базирования запасной авиабригады прилетели его товарищи по учебе, принимавшие участие в Сталинградской битве, Анатолий Артеменко упросил их «похитить» его, или, иными словами, дезертировал... на фронт. И они на одном из своих самолетов доставили его в 93-й гвардейский штурмовой авиаполк, который в это время вел подготовку к Курской битве. В первых же боях сержант Артеменко, назначенный командиром звена, показал себя умелым и бесстрашным воздушным воином. Но беглеца разыскали, в 93-й полк прилетел начальник политотдела. «Дезертира» выручило то, что к этому времени сержанту Артеменко было присвоено звание лейтенанта и он был удостоен ордена Красного Знамени. Начальнику политотдела ничего не оставалось, как поздравить бывшего подчиненного с офицерским званием, высокой наградой и вручением гвардейского значка.

Впереди были новые бои, новые боевые награды — уже в качестве командира 1-й эскадрильи, которая в ходе боев не потеряла ни одного летчика и в которой 4 отважных пилота стали Героями Советского Союза. В их числе и капитан Артеменко.

 Генерал-майор авиации Анатолий Артеменко в жизни слушателя академии Виктора Помыткина сыграл большую роль: в дальнейшем будущий генерал стал очень внимательно относиться к людям, и особенно к ветеранам войн. По сей день генерал-майор авиации Виктор Павлович Помыткин является еще и генеральным директором Фонда поддержки ветеранов Вооруженных сил, участников боевых действий.

Золотые погоны, серебряные седины

 Учеба шла своим чередом, жена с сыном были рядом, в Москве: Помыткины снимали квартиру неподалеку от академии.

 Один случай, когда Виктор сдавал очередной экзамен по философии, чуть не изменил судьбу. Он увлекся этой наукой, ходил в кружок, читал Канта и Гегеля. Накануне экзамена все переживали и ходили грустные, кроме Помыткина. «Тебе что, — говорили товарищи, — ты сам философ». «Спорим на ящик коньяка, — предложил Виктор, — я сейчас назову каждому его оценку». Составили список, и Помыткин расставил кому пятерку, кому четверку, а одному сказал: «Даже не знаю. У тебя двойка, но ее не поставят. Тройку с двумя минусами».

Экзамен показал, что Виктор не ошибся ни с одной оценкой.

Сам он сдавал экзамен доктору философских наук генералу Миловидову, который зашел в аудиторию послушать, как сдают философию летчики. Помыткин вступил в крепкую дискуссию с ученым, они проспорили более часа, пока Миловидов не сказал: «Вы настоящий философ. Заходите ко мне».

Небо перебороло все увлечения Виктора. Окончив академию с отличием, он вернулся в боевую часть на прежнюю должность, но перемены вскоре наступили. Помыткина отправили с новым назначением в Семипалатинск, где он стал летающим замполитом полка.

При встрече Герой Советского Союза генерал-майор авиации Павел Драговоз, встав из-за стола, протянул руку для пожатия, сказал: «Говорят, что ты молод для этой должности. Но это хорошо. Чтобы ездить на велосипеде, нужно вначале сесть на него. Так нужно «сесть» и на полк».

Командование полка вывело часть в передовые, а замполит досрочно стал подполковником, получил орден «За службу Родине». Приходилось барражировать в небе и с командующим Дальней авиацией генерал-лейтенантом Дейнекиным, а он летал только с классными штурманами.

Седины появились не случайно. В дальних полетах к ракетоносцу частенько пристраивались на опасном расстоянии американские истребители. Много было всего, и обо всем не расскажешь. Весь Северный Ледовитый океан как на ладони, а сколько раз пересечен Северный полюс — и не сочтешь.

 Более 15 лет прошло после окончания академии. Пришлось как-то Виктору Павловичу поехать в Москву на курсы повышения квалификации, где и увидел генерал своего «капрала». Помыткин строевым шагом подошел к полковнику Д. и четко выговорил: «Товарищ полковник, разрешите обратиться генерал-майору Помыткину!» Такая шутка. Тот долго смотрел на Виктора Павловича, а потом произнес: «Помню, помню, но вот только?..» «Слишком молодой для замполита», — подсказал генерал. «Да-да, мой лучший ученик на факультете», — сразу вспомнил «капрал».

Полет ИнтерСибКара

В прошлом году на Российской национальной выставке в Пекине был подписан двухсторонний договор о строительстве в Иркутске завода автопогрузчиков. От российской стороны документ подписал представитель иркутского предприятия Александр Ширяев. ИнтерСибКар завоевал доверие в международном бизнесе — иркутяне вместе с китайцами уже строят такой завод в Пекине, который будет выпускать до трех тысяч машин в год — пятитонных автопогрузчиков, которым еще нет аналогов в России. Губернатор Иркутской области Александр Тишанин стал свидетелем смелого шага предпринимателей Иркутска в возрождении отечественного машиностроения на родной земле.

Руководители ИнтерСибКара, пенсионеры от авиации генерал Помыткин и полковник Ширяев, два авиатора, стали на земле компаньонами. Предпринимательская жизнь отставного генерала началась с мастерской по ремонту дорожных машин и автопогрузчиков, для более солидной фирмы потребовалась аренда, позднее появилась солидная база для большого бизнеса.

 Рабочий день Виктора Павловича рассчитан по минутам, но и его не хватает, а проектов множество: кроме строительства заводов задумано и жилищное строительство для военных пенсионеров. Запущена машина с далеким прицелом...

 Высококлассный штурман Дальней авиации верно рассчитывает жизненно важный курс не только для себя, но и для сотен бывших коллег, оказавшихся в России на распутье розы ветров. Убежденность — главная черта характера генерала Помыткина, прошедшего трудный путь, в 59 лет поседевшего до корней волос, но сохранившего душевную молодость для себя, семьи и людей. Кредо генерала — оценивать дела не орденами, не званиями, а людским уважением, которого он сумел достичь на всех этапах своей жизни, в которой всегда остается бойцом.

Метки:
baikalpress_id:  7 539