Хвостатая мать-героиня

Женщины рассказали удивительную историю о дворняге, которая приняла чужих щенят

На пустыре позади одного из спальных районов Иркутска у собачьей четы — Найды и Черныша — появились щенки. Вскоре, зимой, местная наркоманская шпана жестоко расправилась над потомством: щенков издевательски убили дрыном с гвоздями. Этой весной, когда подошел срок, горемычные собаки вырыли в земле очень длинную нору, уходящую глубоко под землю. И Найда снова родила шесть разноцветных кутят. Сейчас шефство над ними взяли окрестные жители — пенсионеры и девушка Наташа. По очереди они ходят к норе, кормят-поят собак, стерегут их от злых людей. А недавно к этим шестерым щенкам добавились еще девять(!) — на День города их нашли в картонной коробке на помойке.

Подальше от человека

К собачьей норе меня ведет пенсионерка Татьяна Ивановна:

— Только, пожалуйста, не пишите, в каком микрорайоне она находится. Людей ведь со злым умыслом очень много. После того как тех щенков убили, этих мы и показывать боимся.

 Найда и Черныш замечают нас издалека — бегут рядом, сопровождая громким заливистым лаем. Эти бедные дворняги настолько настрадались, что ни на толику не доверяют людям. Хотя своих заботливых опекунов они знают отлично: в благодарность облизывают руки, ластятся, мягко повизгивают. Собачье убежище притаилось за взгорком. Трудно поверить, что этот лаз в твердой как камень земле вырыли маленькие дворняжки — Найда и Черныш. Собаки были настолько напуганы зверством людей, что трудились не жалея лап — чтобы на этот раз спрятать своих детей поглубже, подальше от человека.

— Я гуляла здесь со своей собакой, — говорит Татьяна Ивановна, — так и увидела норку. Потом узнала от соседей ту ужасную историю. Стала приходить, кормить. Кусочки пищи привязывала на веревочке и медленно опускала туда. Однажды захватила с собой лаваш — думала, не будут есть. Но они настолько голодные, метут все. А вот идет еще одна женщина, она тоже кормит весь выводок!

Прикипела сердцем

К нам подходит Людмила Степановна Теплякова — главная собачья кормилица: выливает в миски молоко, суп, рядом рассыпает косточки и печенье.

Гладит Найду и Черныша:

— Заждались, мои хорошие!

Людмила Степановна знакома с этими бедолагами дольше всех:

— Раньше они жили в лесу, тут неподалеку. Зимой прямо на снегу спали, шерсть была вся в ледышках. Потом я устроила им дом — принесла люльку от мотоцикла, из дома перетаскала весь войлок, с мусорок дорожек насобирала. Люльку обила войлоком, застелила дорожками. Они этот домик обжили и вывели пятерых щенков.

 Каждое утро Людмилы Степановны стало начинаться так: она варила суп и, как только немного остынет, шла в лес. Мороз не мороз, выходной не выходной — спешила к своим любимцам. Все изменилось в декабре. В тот день она пришла примерно в час дня. И то, что увидела, до сих пор стоит у нее перед глазами. И всякий раз, вспоминая, она начинает плакать:

— Щенки были разбросаны около домика — все убитые, искалеченные, обожженные. Рядом валялся дрын с гвоздями. Это сделала шпана из того района — у них рядом наркоманские точки. Один щенок еще тепленький был. Я до сих пор себе говорю: ну почему, почему я не пришла тогда на полчаса раньше?! Ничего бы не случилось! Спасти мне удалось только недобитую девочку — я ее тоже Найдой назвала, найденная ведь. В боку у нее была дырка, холка вся разорванная. Я сунула щенка за пазуху и бегом в ветеринарку. Лечили ее долго — уколы, таблетки, нужно было постоянно обрабатывать раны. Слава Богу, все обошлось. Я думала, подлечу да отдам ее. А потом так привыкла, сердцем прикипела — оставила. В квартиру ее некуда было селить: у меня и так здоровенный пес Рекс, три кота, кошка да два котенка! Поэтому Найду я отвезла к себе на дачу — сейчас собачка живет там. Она очень преданная, благодарная. Вообще, собаки лечат нас, скрашивают одиночество, помогают жить. Как может подняться на них рука!

«Теперь стерегу каждый день»

После того пронзительного зверства в лесу Найда и Черныш ушли с насиженного места и долго сторонились людей, никого к себе не подпускали. А этой весной вырыли на пустыре нору. Черныш дежурил рядом. Далеко в глубине этого лаза раздавались ворчанье, писк, и наконец мать-героиня выползала наружу. Потом снова надолго исчезала в своей яме. Позже стала вылезать из укрытия. Когда у щенят открылись глазки, они тоже начали потихоньку выползать из родного подземелья на солнышко. Их оказалось шестеро. Трое — вылитые слепки мамы, один — абсолютная копия Черныша. И еще двое похожи на обоих родителей сразу. И все как один ручные. Выкатываются из норы, мгновенно забираются на руки и ласково тычутся в них теплыми мордашками. Или вся эта малышня бегает за Найдой, как утята за уткой. Если догонят, забавно повисают под ее животом разномастной тяжелой гроздью. Тогда собака-мать нетерпеливо стряхивает свое потомство, и щенки откатываются в разные стороны, как мягкие шарики.

С тех пор как Найда и Черныш свили здесь гнездо, Людмила Степановна три раза в день делает марш-бросок через пустырь.

Понятно, что каждый раз приходит не с пустыми руками — несет собакам сытную еду:

— Едят много — иногда суп, молоко залпом проглатывают.

И Черныш такой умный! Он никогда не подойдет к мискам, пока Найда не наестся. Молоко им я покупаю каждый день — Найда ведь кормит щенков, поэтому оно необходимо. Я сама лучше голый чай попью, а их всегда накормлю. Потом сажусь под березу и стерегу их, потому что рядом собирается шпана и я боюсь за собак. Дед мой ругается, когда домой прихожу: «Ты где так долго была?!

Кто-то плачет

Созвучных этой доброй женщине людей много. К собакам ходят пенсионерка Татьяна Ивановна, девушка Наташа с мужем, еще — женщина, которая работает в детском саду (к сожалению, ее имени я не знаю). Понятно, что все — добровольцы. И что неспящая совесть каждый день гонит их сюда.

3 июня Наташа позвонила Людмиле Степановне, плакала в трубку: «Я шла мимо мусорки, услышала — кто-то пищит. В коробке было девять щенков, слепых еще. Унесла их к Найде, в нору по одному спускала...»

Теперь Найда мать-героиня. Своих щенков у нее четверо (двух Наташа уже пристроила в добрые руки) и девять приемных.

Людмила Степановна смотрит на эти пушистые трогательные комочки и взвешивает на руках один из них:

— Это мой любимец! Я его Еврейчиком зову. Хорошенький ведь, правда?

Помогите!!!

Если вы хотите взять щенка или помочь им, звоните Людмиле Степановне Тепляковой: 44-97-85. Принимается любая помощь: кости, сухой собачий корм, крупа и масло для супа, субпродукты, молоко. Или деньги на продукты. Все щенята ручные, хорошенькие, умные. Возраст одних примерно месяц-полтора, других — две недели. Может, кому-то из них и улыбнется судьба. Есть ведь люди добрые.

Метки:
baikalpress_id:  7 541