Почему власти Иркутска не решают проблему бродячих животных гуманными способами?

С каждым годом в Иркутске становится все больше бродячих собак. Почему? Бездомными шариками и бобиками у нас никто не занимается. Хотя с 1996 года эта миссия возложена на муниципальную организацию Спецавтохозяйство, которая каждый год получает на собачьи нужды более двух миллионов рублей из городской казны! И до тех пор, пока деньги будут уходить в никуда, армия бездомных животных будет постоянно пополняться. И это несмотря на то, что есть методы, которые позволяют держать животных «в узде»: кастрация, вакцинация против бешенства, чипирование. Такая практика существует во всех крупных городах России и за гораздо меньшие деньги, чем два миллиона в год (для сравнения: подобная программа ежегодно обходится Петербургу в 835 тысяч рублей). Иркутск же пока стоит в стороне.

О шариках и шариковых

В конце января по Иркутску прокатилась волна собачьих убийств. По дворам были раскиданы приманки. В кусочках колбасы и мяса пряталась страшная начинка — тубазид (этот препарат применяют для людей, больных туберкулезом; у животных он вызывает судороги, рвоту, остановку сердца, отек головного мозга). Итог был ужасным — десятки несчастных барбосов умерли мучительной смертью. Среди них и бездомные, и домашние собаки — те, кто проглотил страшное угощение. Взбешенные жители стали звонить в Спецавтохозяйство, но там от всего открещивались. А чего, казалось бы, проще: раскидал отраву, приехал на грузовичке, собрал трупы, вот и замазал глаза и жителям, и администрации — дескать, работа по очистке ведется, деньги свои отрабатываем. Но отнекивались потому, что подобная иезуитская мера карается штрафом либо арестом на срок до 6 месяцев (статья 245 УК — «Жестокое обращение с животными»).

Дальше была организована проверка прокуратурой Куйбышевского района, но и она не расставила точек над i. Руководители говорили, что в обязанности предприятия входит только вывоз трупов животных на скотомогильник, и всячески отказывались от фактов использования тубазида. Хотя до проверки, когда по дворам начали умирать собаки, люди привозили умирающих животных в ветклиники и ветеринары не знали, с каким веществом имеют дело (в ветклинике ФГО «Аграрный техникум» делали вскрытие погибшего барбоса, но структуру яда установить так и не смогли), начальник городской ветеринарной станции Е.А.Карлова позвонила в Спецавтохозяйство и спросила: «Какой яд вы применяете?» Ответ был: «Тубазид и его аналоги».

Кастрировать — нельзя убить

— Отравление собак — это недопустимый, кощунственный метод, — комментирует ситуацию Вячеслав Славин, кинолог, директор питомника «К-9». — Вообще, умерщвлять бродячих собак и кошек не позволяет закон. Есть гуманные и более справедливые меры, которые работают во многих городах России. Специалистами нашего питомника тоже разработана комплексная программа — это расширение приюта, дальнейший отлов собак, их стерилизация или определение в приют. Кастрированные животные не производят потомства, не мигрируют, не собираются в стаи, у них меньше поводов для агрессии: не надо защищать щенков, бороться за корм (кастрированным необходимо гораздо меньшее количество пищи). Соответственно изменится ситуация с нападением собак на жителей города. А сейчас обратитесь в любую больницу, травмпункт — сотни покусанных людей. В реализации программы нам готова помогать ветеринарная клиника на Красноказачьей: с нашей стороны ветеринарные препараты и послеоперационный уход, с их — бесплатные операции по стерилизации-кастрации, которые будут делать студенты. Также у нас есть транспорт — грузовая машина, оборудованная на 20 клеток, «Жигули», «Нива», джип с кузовом. Есть и кинологи — 6 человек. Вот только нет денег на реализацию программы. За все годы не видим ни копейки от администрации, хотя по сути мы много лет делаем работу Спецавтохозяйства, а они за это получают немалые деньги. Мы ездим по вызовам, забираем собак, определяем их в приют, договариваемся с клиниками об операциях. Телефон не умолкает: «Приезжайте, здесь собака дворовая ощенилась!» или «Собаку машина сбила, помогите!» И мы едем. Причем эту работу никто не оплачивает. Приют выживает на пожертвования горожан. Сейчас, например, мы должны за мясо. Когда рассчитаемся — неизвестно. Весной и вовсе была критическая ситуация — хотели распускать персонал, закрывать приют: не было денег. Конечно, мы всеми силами постарались этого не допустить.

Только за прошлый год новых хозяев нашли 753(!) собаки, а за все 12 лет работы таких пристроенных псов тысячи. Получается как в автобусе: одни собаки входят, другие выходят. Представьте, насколько мы разгружаем город! Причем усыпляем мы только в исключительных случаях. У нас есть даже собаки с ампутированными конечностями, есть псы-инвалиды. Например,

в приюте живет Пушок — молодой пудель. Его сбила машина — в ветеринарке сделали операцию, спасли пса. Сейчас в двух передних лапах у него спицы, но он ходячий, радуется жизни.

Ситуация с бродячими собаками по Иркутску очень острая. По нашим приблизительным подсчетам, в городе их больше 5 тысяч (не считая окраин!). Недавно мы считали бродячих псов на нескольких улицах: на Ракитной — 70 собак, на Партизанской — 65, на Северной — 35. И это только три улицы!

Вячеслав Славин говорит, что, если не принимать мер, через год-два эта цифра (5000) вырастет в несколько раз. И на это есть несколько причин: открытые обильные помойки; теплые зимы, а это продолжение рода — весной сука рожает щенков, и через шесть месяцев щенки и их мать образуют новую стаю. И не дай Бог, если вы с ней встретитесь.

От редакции: Проблема бродячих животных в Иркутске остается нерешенной, поэтому тема, поднятая газетой, не закрыта. Мы готовы предоставить слово работникам Спецавтохозяйства, а также всем заинтересованным в этом вопросе людям.

Если вы можете помочь

Приют при питомнике «К-9» рад и скажет спасибо за любую помощь от населения. Принимается все — корм для собак (сухой корм, крупы, консервы, кости, субпродукты, хлеб), а также одеяла, солома, опилки для клеток, миски, кастрюли, поводки, ошейники для выгула собак, ветеринарные препараты.

Адрес приюта: г. Иркутск, ул. Карпинского, 125; телефоны:

560-490, 600-444, 755-917.

Метки:
baikalpress_id:  7 542