Булгакова Майя,актриса

Во время войны исполнительница, известных ролей жила в Иркутске, а ее мать работала на заводе имени Куйбышева

Один раз увидев актрису Майю Булгакову на экране, уже невозможно забыть. Мне Майя Григорьевна запомнилась еще в детстве — в фильме «Впереди день». Сейчас я знаю, что этот фильм был поставлен по рассказу Ирины Велембовской «Дела семейные». Потом были встречи с героинями Булгаковой в других художественных кинолентах — «Крылья», «Преступление и наказание», «Приключения Электроника» и других. Каково же было мое удивление, когда я прочитала у Марка Сергеева в его книге «С Иркутском связанные судьбы», что Майя Булгакова жила в Иркутске! Я стала собирать материал, посвященный актрисе, узнала, что по моим родным маратовским улочкам в годы войны бегала будущая кинозвезда. Юбилей любимой киноактрисы отмечался 19 мая. Ее нет с нами уже 13 лет.

Картины с участием Майи Булгаковой вошли в золотой фонд отечественного кинематографа. Она снималась у прославленных режиссеров — Г.Рошаля, Ю.Солнцевой, М.Швейцера, Г.Панфилова, Л.Кулиджанова, Л.Шепитько. Ее актерская судьба, по признанию самой Майи Григорьевны, начиналась на берегах студеной Ангары.

Девочку назвали Майей — наверное, потому что она появилась на свет 19 мая 1932 года. Родина актрисы — село Буки Киевской области. Отец был военным. В семье росло четверо детей — два брата и две сестры.

Счастливое детство закончилось 22 июня 1941 года. Майе только исполнилось 9 лет. Григорий Булгаков ушел на фронт, за ним старший сын Борис. Они погибли почти одновременно — в августе 41-го. Но семья еще долгое время получала за отца по аттестату и верила, что они оба живы. Майя осталась за старшую. Им довелось пережить весь ужас первых дней войны.

Из письма М.Г.Булгаковой от 3 июня 1971 года, адресованного поэту Марку Сергееву: «...война, потери, бомбежки, эвакуация, голод, холод... не забудешь никогда... И, может быть, если бы не было так трудно тогда, не научился бороться за свое место сегодня и каждый день доказывать, что ты не отстал, не потерял ощущения времени, что имеешь право людям сказать о своем мироощущении. И вообще, есть чем поделиться...»

Дитя эвакуации

 Спасаясь от фашистов, семья Булгаковых из Кременчуга добралась до Краматорска. Здесь жила тетя Майи, работавшая на заводе им. Серго Орджоникидзе. Немцы были совсем рядом, завод срочно эвакуировали в Сибирь. С заводчанами в эвакуацию в далекий Иркутск поехала и семья Майи. Ехали очень долго, товарняки задерживали на станциях, пропуская эшелоны на фронт. Когда вышли на станции в Иркутске, была зима. Теплой одежды не было, и дети стали плакать от холода. Эвакуированных ждали. Коллектив завода им. В.В.Куйбышева принял приехавших как родных. Рабочие разобрали всех по своим домам. А потом людей Старокраматорского завода поселили в общежитии, которое находилось в предместье Марата. Это здание можно увидеть и сегодня, оно стоит рядом с лицеем № 1 по улице Рабочего Штаба.

 Из письма Майи Григорьевны: «Дом, по-моему, четырехэтажный; там была коридорная система, всем дали по комнате. А на нашем этаже была прекрасная библиотека. Вот тогда я прочла больше книг, чем потом за всю мою жизнь...»

Мама и тетя Майи работали на заводе, красили стаканы для бомб. Майя пошла во 2-й класс и, к сожалению, не запомнила номера школы. Скорее всего, девочка училась в школе № 10 или в начальной школе № 44. Здесь она подружилась с одноклассницей Наташей. Ее родители работали учителями. Майечка любила приходить к ним в гости.

Вспоминая войну

 В 1957 году Майя Булгакова снова была в Иркутске — уже на гастролях, в составе коллектива Леонида Утесова. Наташа и ее муж, оба геологи, пришли на концерт, и подруги встретились. Они плакали и смеялись, вспоминая свое военное детство. Как мешками заготавливали лекарственные травы — ромашку и крапиву. Как Майя всегда ходила в передовиках, у нее же помощники были — братишка и сестренка. Добрым словом вспоминали школу и учителей. Маленькой Майе пришлось заменить маму. Она варила, стирала, кормила малышей, но Золушкой себя не чувствовала. Она очень любила петь, ни один концерт в школе или госпиталях не обходился без нее. После выступления Майя ходила по палатам и искала отца. Один раз ей было доверено выступить по иркутскому радио. Майечка через радио обращалась к папе, воевавшему на фронте, рассказывала о своей жизни, об отличной учебе, передавала ему приветы, просила не переживать за их судьбу. Она не знала, что Григорий Булгаков еще за год до этого погиб смертью храбрых. Не было от него писем, но семья свято верила в возвращение отца. Для фронтовиков собирали травы, вязали варежки, шили кисеты, собирали посылки, вкладывая последний кусочек мыла, папиросы, носовые платочки с вышивкой «Вперед, за Родину!» Это был вклад детей в победу. Их концерты придавали раненым сил и помогали быстрее вернуться в строй, чтобы отомстить врагу за украденное детство своих ребятишек.

 Майя Григорьевна вспоминала: «Пели мы тогда песни старые — «Катюшу», «Светит месяц», «Капитан, улыбнитесь», — а слова были новые, песни назывались пародиями; сейчас, когда вспоминаешь слова, кажется, что это не очень высокая литература, например на мотив «Светит месяц»: «А как вечером Катюша свою песню запоет, то у немцев в пятках души, а в окопах — «бутерброд». Но раненые смеялись, аплодировали. Мы с ними переписывались, и они присылали с фронта новые слова, фронтовые куплеты. Воистину, перо было приравнено к штыку».

Породнившись с тайгой и «Маратом»

Майя Григорьевна вспоминала, как завод дал землю; мама с тетей корчевали пни, ребятишки помогали сажать картошку, вкуснее которой не было в жизни актрисы ничего. Летом выручала тайга. Женщины с детьми ездили по ягоды. Все было непривычно: дальнее расстояние, непроходимость тайги, ночевка в зимовье на нижнем ярусе полатей, боязнь медведей. Было очень душно и страшно.

Мама надорвалась, заболела и была вынуждена уйти с завода. По счастью, ей удалось устроиться в кинотеатр «Марат» — сначала билетершей, потом администратором. Радости детей не было предела. Ведь можно было по нескольку раз в день смотреть любимые фильмы с Диной Дурбин, Марикой Рокк и советские — «Трактористы», «Машенька». Еще одним счастьем в жизни детворы была речка Ушаковка. В Ангаре не купались — слишком холодная вода была. А вот в Ушаковке плескались, на ее берегах загорали до черноты, а волосы выгорали добела.

Зимой через Ушаковку по деревянному мосту Майя ходила в заводскую столовую, где по талонам брала обед. Обратно тяжелее было идти, хотя и недалеко. Но, видно, в детстве все кажется больше и значительнее. Самое главное было не поскользнуться и не пролить драгоценный суп.

Сибирь обогрела эвакуированных, не дала сгинуть, но, как только советские войска освободили Краматорск, Булгаковы вернулись на родину. Они надеялись на вести от отца и Бориса. Здесь Майя окончила среднюю школу. Иркутск она не забывала, он ей часто снился, снился новый отстроенный кинотеатр «Марат» со старыми любимыми фильмами.

Нестандартная актриса

 Майя решила попытать счастья стать артисткой. Она приехала в Москву и поступила во ВГИК на курс к блистательным педагогам О.Н.Пыжовой и Б.В.Бибикову. Замечательный актер С.Михоэлс делил всех людей на две категории: старшие и младшие. Старшие — это те, которые способны взять на себя ответственность за себя и за других. Майя с детских лет принадлежала к старшим. Еще во ВГИКе Майю отмечали как человека одержимого, страстного в работе: и педагоги, и товарищи верили в ее звезду. М.Булгакова получила диплом с отличием и в том же 1955 году получила предложение режиссера Г.Рошаля сняться в фильме «Вольница».

 После выхода фильма о Булгаковой заговорили как об одареннейшей актрисе. Но она не совсем вписывалась в стандарты киноактрис тех лет, была далека от розовой сладости и ординарной миловидности некоторых подруг по цеху. Да и жизнь она знала слишком хорошо, чтобы участвовать в фильмах, в которых ложь выдавали за правду. Первый успех не принес больших предложений.

После института М.Булгакову приняли в Театр-студию киноактера. Отсутствие работы в кино она компенсировала пением. Голос у нее был на уровне кумиров тех лет — Гелены Великановой, Нины Дорды. Майя выступала с оркестром Утесова, как певица получила Серебряный приз на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве в 1957 году. Заслуга актрисы и в том, что она первой стала исполнять песни Эдит Пиаф.

 В 1961 году небольшая, но яркая роль партизанки Олены Ступаковой, восставшей из могилы, в фильме «Повесть пламенных лет» открыла актерскую галерею волевых характеров и драматических судеб: Надежда Петрухина («Крылья»), санитарка Мария («В огне брода нет»), Катерина Ивановна («Преступление и наказание») и другие... Еще в «Вольнице» режиссер Рошаль оценил работу молодой актрисы и поручил ей роли в своих последующих фильмах: «Восемнадцатый год», «Хмурое утро», позже — «Суд сумасшедших». М.Булгакова практически никогда не отказывалась от работы. Хотя режиссеры один за другим приглашали ее на эпизоды. Очевидно, они понимали, что никто лучше Булгаковой не сыграет.

 Судьба женщины-матери в трагическом преломлении особенно была любима актрисой.

В фильме И.Туманян «Завтраки 43-го года», снятом по рассказу В.Аксенова, Майя Григорьевна играла роль матери, ворующей на хлебозаводе тесто, чтобы накормить голодных детей. Актриса знала, что это такое — голодные дети, и ее истерика в сцене, когда соседка отлепляла от ее тела длинные, скользкие полосы теста, была настоящей, а не придуманной. Она и в жизни обожала детей, не делила их на своих и чужих. Без памяти любила родных Машу и Зину, сводную сестричку Веру тоже считала своей дочкой. С ребятишками сама становилась ребенком, простодушным и нежным.

«Крылья» помогли взлететь

В 1966 году молодой режиссер Лариса Шепитько приступила к съемкам фильма «Крылья». Его сценарий писался для определенной актрисы, не имевшей с Булгаковой ничего общего. Вопреки решению худсовета Шепитько увезла Майю на натурные съемки в Севастополь.

Сама актриса вспоминала: «...Честно говоря, я не верила, что меня утвердят на роль Петрухиной. Знали меня тогда как эпизодницу, а тут — сложнейшая, необычная роль... Шепитько не побоялась риска, отдала мне Петрухину. Поверила... Хотя поначалу было нам трудно: трудно находили контакт, трудно вырабатывали общий язык. Теперь, спустя много лет, понимаю: Лариса помогла мне, пусть и не самым легким для нас обеих способом, открыть в себе какие-то новые творческие ресурсы, стать иной Булгаковой. Надо было совершить рывок, и Шепитько настойчиво вела меня к этому...»

 После выхода фильма разразился почти скандал. Спорили о героине — военной летчице гвардии капитане Надежде Петрухиной. Майя Булгакова сыграла трагедию женщины, оставшейся сердцем на войне. Она не может найти себя в мирной жизни, потому что привыкла жить не зная страха, отдавая всю себя людям. Этого же она ждет и от людей. Но не ладится у нее с дочерью, а учащийся ФЗУ, где Надежда работает директором, бросает ей в лицо: «Я ненавижу вас!»

«Крылья» стали своего рода манифестом нового поколения режиссеров, не принимавших благостной лжи и выдуманного благополучия в сродстве поколений. После «Крыльев» критики и зрители единодушно поставили Майю Булгакову в ряд выдающихся актеров советского кино.

 Во всех последующих фильмах актриса умела убедительно передать на экране эмоциональное богатство своей героини и ее лукавство, душевный надрыв и непокорность вольной натуры. Она была органична в гоголевской «Женитьбе», историко-костюмных ролях — «Юность Петра», «В начале славных дел», «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», создавая портрет забитой нищетой крестьянки в «Воскресении» или мощный и трагический образ главы мафиозного клана в телесериале «Следствие ведут знатоки». Среди других картин с участием Майи Булгаковой — телевизионный фильм «Цыган», «Приключения Электроника». В 1977 году Майе Григорьевне было присвоено звание народной артистки РСФСР.

С Иркутском связанные судьбы

 Марк Сергеев узнал об иркутском периоде жизни Булгаковой из «Кинопанорамы», которую вел тогда на Центральном телевидении кинодраматург Алексей Каплер. В Москву полетело письмо. Вскоре от актрисы пришел ответ. Ее творчеству посвятил Марк Давидович одну из телепередач цикла «С Иркутском связанные судьбы». В 1985-м и в 1994 годах поэт опубликовал две статьи, посвященные актрисе.

 В начале 80-х еще одна крепкая нить связала Майю Булгакову с Иркутском. Она снялась в фильме «Прощание» по повести Валентина Распутина «Прощание с Матерой».

Обычно Л.Шепитько приглашала для своих фильмов актеров или малоизвестных, или резко отличавшихся от всех других. Дважды редко кто снимался у нее. А вот с Майей Булгаковой Шепитько мечтала еще встретиться на съемочной площадке. В 1979 году она приступила к съемкам «Прощания». Валентин Григорьевич не был намерен отдавать повесть в руки каких-либо режиссеров, но Шепитько обладала магическим даром убеждать людей.

 М.Булгакова рассказывала: «В «Прощании с Матерой» Шепитько увлекала идея щедрой духовности русского человека и сила этой духовности. А корни этой духовности виделись ей в памяти народной, что передается из поколения в поколение. Убить такую память — все равно что убить в человеке что-то живое, надругаться над его душой. Уйдешь от своего прошлого — и умрет твое сердце. Откуда мы родом — можно ли об этом забывать?»

 Майя Булгакова сыграла в фильме Настю, подругу старухи Дарьи. Она, как и Дарья, жива памятью о прошлом. Обычно Булгакова играла судьбы несчастливые, иногда и вовсе загубленные. А вот Настю отличает от всех других женщин «Матеры» то, что с ней рядом ее Егор. Но она как будто стыдится своего счастья. И только покинув родную деревню, похоронив Егора, Настя теряет опору и смысл жизни. Теперь она хочет одного — поскорее уйти к мужу, отыскать его в какой-то другой жизни.

Прощание

 В разгар съемок в автокатастрофе погибла съемочная группа во главе с режиссером. Фильм заканчивал муж Шепитько — режиссер Элем Климов. А Майя Булгакова в чем-то повторила судьбу своей героини Насти. Она была очень счастлива в жизни как женщина. Ее любили и боготворили достойные мужчины. Иногда дело доходило до поединков между соперниками.

Главной любовью в ее жизни стал иностранец Петер, по-домашнему Петя. Это была сумасшедшая, мгновенная страсть, которая с годами становилась только сильнее. Ради Майи Григорьевны Петер оставил родину, бросил бизнес. Актриса была для него самой красивой и самой нужной. Ее дочерей он воспитывал как родных. А когда ушел из жизни, то Майя Григорьевна, как и Настя, не захотела без него жить. Она писала ему письма и записки, просила забрать ее к себе... 7 октября 1994 года ее просьба была исполнена. Майя Булгакова и Любовь Соколова должны были выступать перед ветеранами. Майя Григорьевна всегда обожала скорость, и водитель вел автомобиль на предельной. Машина врезалась в рекламный столб на Ярославском шоссе. Может быть, велением свыше ей был назначен такой уход из жизни — мгновенный, внезапный?..

***

Напоследок хочется привести еще один отрывок из письма актрисы: «...Я обязана что-то отдать, то есть все, что есть и что могу, тому краю, где я оставила свое сердце...»

 Сейчас Майе Булгаковой было бы 75...

Если кто-то из иркутян знал Булгаковых в годы войны, пожалуйста, откликнитесь!

 

Загрузка...