Восемь месяцев до рассвета

Считая дни до объединения с областью, сельхозпроизводители хозяйств УОБАО верят: иркутяне не оставят одного из лучших в беде сельчан

Потребителям продукции Усольского мясокомбината на заметку: здешние сосиски с сардельками, прочие беконы и карбонады производят из говядины одного из лучших хозяйств Аларского района — СХПК «Страна Советов». Которое, вопреки всем реорганизациям, всем враждебным для села вихрям, много лет подряд сеет хлеб и выращивает скот. Здесь люди поколениями трудились на земле, но результат нередко зависел и от тех самых вихрей.

Опустевшие фермы — часть аларского пейзажа

Аларские земли не зря называют золотыми: на привольно раскинувшихся полях всегда получали хорошие урожаи зерновых и кормовых культур.

— И люди здесь замечательные, — поспешил внести ясность в нашу беседу начальник сельхозотдела МО Аларский район Николай Нефедьев. — Любая земля требует ухода, от него и зависит результат.

Кто бы сомневался, Николай Иванович. Более того, если бы не эти накрепко сроднившиеся с землей, лесами и полями люди, не было бы ни урожая в закромах, ни сельхозрепортажей в газетах.

Сельскохозяйственный по преимуществу округ много лет занимается животноводством и растениеводством. Тяжелые времена настали здесь, как и на всех российских просторах, в 90-е годы. Сокращение посевных площадей, резкое снижение поголовья скота — так отозвалось на селе постперестроечное лихолетье.

В Аларском районе, где дотации на продукцию животноводства много лет только снятся, специалисты отмечают, что до 2004 года эти негативные процессы шли по нарастающей. По животноводству спад продолжается до сих пор. Оно особенно тяжело выживало в перестройку: скотину политикой да разговорами не накормишь. В общественном секторе, то есть в реорганизованных в СХПК колхозах, поголовье сократилось до минимума. Так, если частный сектор «Страны» держит сегодня 468 голов дойного скота, то в общественном секторе — тысяча голов. Политические вихри, непродуманные решения смели некогда богатые поголовья.

Выросли, к примеру, удержания Пенсионного фонда — скотина пошла под нож. Взяла прокуратура выплату зарплаты под контроль — на селе очередное сокращение поголовья. Любая просрочка платежей государству и сегодня грозит сельхозпроизводителям банкротством, самоликвидацией и другими нехорошими делами. Мычащее поголовье оказалось, по сути, заложником антигосударственной политики на селе. Держать скотину в общественном секторе невыгодно, затратно. Десятки опустевших, полуразрушенных ферм только в Аларском районе — наглядное подтверждение рухнувшего в последние 10—15 лет животноводства. В одном из лучших хозяйств района, ЗАО «Рассвет», за несколько перестроечных лет отправили на мясокомбинат практически все поголовье.

А нынешней весной «Рассвет» впервые не проводит посевную — здесь идет процедура банкротства. «Страна Советов», всеми правдами и неправдами сохранившая часть поголовья, скорее исключение из правил.

В племенном животноводстве наметился просвет

Дойное стадо — производитель одного из главных продуктов питания людей, молока. Молочное животноводство в нашей стране издавна занимало лидирующие позиции в общем объеме сельхозпродукции. Даже в минувшем, далеко не самом удачном, году Россия смогла удержать третье место в мире (после США и Индии) по объему произведенного молока.

Еще любопытный факт: 67 коров приходится на 1000 человек в нашей стране, против 40 в США, 44 — в Англии, 41 — в Канаде и 45—48 буренок в странах ЕС.

Однако количество здесь явно не равнозначно качеству: племенные молочные иноземки продуктивнее отечественных в 2—2,5 раза. С отлаженной, почти стопроцентной системой госдотаций сельхозпроизводства за рубежом могут конкурировать лишь немногие российские хозяйства. Дотационный Бурятский округ, понятно, не из их числа. Тем не менее 4 миллиона рублей из бюджета УОБАО будет направлено в нынешнем году на поддержку племенного животноводства. Деньги небольшие, говорят специалисты, но просвет в недавней еще тупиковой ситуации уже просматривается.

Местный скот, в большинстве своем беспородный, вырождается. И в частном, и в коллективном секторе люди давно махнули рукой на качество, породу скота. Сегодня выгоднее иметь просто много голов, такая ситуация сложилась не только в «Стране Советов».

— В области есть программа развития племенного животноводства, — говорит главный специалист по животноводству МО Аларский район Петр Жабоедов. — Здесь, в округе, ее нет. Приобретение племенных быков, искусственное осеменение улучшает породу, значит, и молока будет больше. Сегодня в нашем районе уже работают

4 пункта искусственного осеменения по областной программе: в МО Аларь, Куйта, Кутулик и Аляты. Надеемся, что, объединившись с областью, сможем приобретать племенной скот на более выгодных условиях, реконструировать и модернизировать фермы. А также что появятся у нас наконец дотации на мясо и молоко.

Пока же, кроме надежд на объединение, сельчане рассчитывают на собственный труд да еще, может быть, на Божью помощь. И то и другое помогает выживать здешним сельхозпроизводителям полтора десятка постперестроечных лет.

У молочных рек немало преград

Хлеб, молоко и мясо — главные продукты питания что в городе, что на селе. Сколько они стоят, знают и не обученные грамоте малыши. Напомню на всякий случай: пакет молока в магазинах областного центра давно превысил тридцатирублевую отметку, кило говядины на рынке уверенно приближается к двум сотням рублей. Между тем аларский производитель сдает молоко по смехотворно низким ценам, 5—7 рублей за литр. Почему?

Диспаритет цен, говорят госчиновники, наша давняя традиция. Если 15 лет назад 75 процентов от стоимости молока получал производитель, тот же крестьянин, и соответственно 25 процентов — переработчик, то сегодня все с точностью до наоборот. Сельский производитель получает в лучшем случае 20—25 процентов от общего объема затрат, остальные деньги отправляются на молокозаводы. Из одного литра натурального продукта там получают 3—4 литра пакетированного. Доход немалый, если учесть еще и реализацию в собственных фирменных магазинах, которые есть практически у любого солидного перерабатывающего предприятия. При отсутствии господдержки сельчанам приходится работать на чужого дядю, не получая возможности для своего развития.

Переработчикам такая ситуация, похоже, выгодна: качественную, экологически чистую продукцию молокоперерабатывающие предприятия приобретают по минимальным ценам, накручивая для потребителя, то есть для нас с вами, дорогие читатели, немалый процент. Впрочем, некоторые подвижки видны и здесь.

— Если в 2005 году частный сектор района сдал примерно 200 тонн молока, то в следующем уже 1197 тонн. Это при том, что закуп производился на базе 4 из 17 районных МО. Резерв есть, — уверен Петр Петрович Жабоедов. — В минувшем году в районе работали

4 молокоприемных пункта. Сейчас решаем вопрос о создании еще трех. Это реально увеличит объемы сдаваемого молока.

— Что получат конкретные сельхозпроизводители?

— Прежде всего — реальную заинтересованность держать скот. Люди получат наконец живые деньги за свой труд, вырастет оборот продукции. За 1197 тонн молока, которое мы сдали на гормолзавод Ангарска, выручка составила 8 миллионов 541 тысячу рублей. Это неплохая прибавка к бюджету сельчан. Если в ближайшей перспективе сможем увеличить цифру вдвое, получим более 17 миллионов.

Однако у молочных аларских рек немало ведомственных преград, их путь к потребителям области остается непростым.

Обидно, говорили и сельхозчиновники, и простые сельчане, что хозяйства области получают дотацию на продукцию животноводства, а здесь, в округе ее нет. Деление на своих и чужих мешает наращивать объемы сельхозпродукции, политика мешает экономике. Так не должно быть.

Кредиты трудно назвать помощью селу

Ожиданием единого экономического пространства живут сегодня и животноводы, и растениеводы Аларского района.

В «Стране Советов», например (этот СХПК входит в 100 лучших хозяйств страны по производству говядины), считают не только месяцы — дни до заветного срока. «Нам бы только еще 8 месяцев продержаться, скотину сохранить» — так говорят и директор «Страны» Николай Низамов, и его подчиненные. По местным масштабам это крупное хозяйство, здесь три с половиной тысячи голов скота, необозримые поля пшеницы и кормовых. В этом СХПК активно возрождают растениеводство — прокормить такую мычащую ораву, понятно, нелегко.

280 человек трудятся на полях и фермах «Страны»: полеводы, механизаторы, пастухи, доярки, зоотехники, скотники; лишь небольшой процент работает в школе и детсаде. Весенняя полевая страда объединяет всех, чтобы получить хороший урожай здесь живут по пословице «Весенний день год кормит».

Посевная в нынешнем году ранняя. Причин много: и зима была относительно теплой, и весна в этом смысле не подкачала. Словом, уже 30 апреля первые тракторы вышли в поле.

— Планируем засеять всего 5 тысяч гектаров земли, — говорит директор СХПК Низамов. — Сеем пшеницу, овес, ячмень, кормовые. Такому поголовью, как наше, нужна хорошая кормовая база.

Посевная кампания требует немалых затрат. Бензин, солярка, масло, удобрения, семена — все очень дорого, в условиях хилой пока господдержки рассчитывать сельчанам приходится в основном на свои силы. В минувшем году хозяйство заработало 26 миллионов рублей. Из этих денег 10 с половиной миллионов ушло на покупку ГСМ,

7 миллионов — на заработную плату, около 3 миллионов на запчасти, более полутора миллионов — на налоги, почти столько же за электроэнергию. Чтобы провести нынешнюю посевную, хозяйству нужно не менее двух с половиной миллионов рублей только на горючее.

На проведение посевной-2007 в «Стране» получили дотации из окружного и федерального бюджетов, в том числе небольшую сумму на гербициды и семена. Возмещение ГСМ — менее 30 процентов от потребностей, остальное здесь приобретают на заработанные средства.

Посевная немыслима без техники, здесь она далеко не новая. Приобрести без солидной поддержки государства комбайн или трактор сегодня невозможно, лизинг в округе пока работает в небольших объемах и только первый год. Для покупки комбайна, к примеру, надо сдать не менее 200 голов скота, практически отправить всю ферму под нож, хотя еще в начале 90-х достаточно было 10—15 голов. Такой вот диспаритет цен. По сути, они на технику и ГСМ давно мировые, тогда как цены на сельхозпродукцию и зарплату ее потребителей — сдержанно-внутренние. Здесь, по-моему, одна из главных причин нынешнего положения дел на селе.

«В условиях рыночной экономики деньги действительно проблема, — считает министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. — Но главная проблема сельского хозяйства — низкий уровень доходов и большая бедность. И мы, к сожалению, воспроизводим бедность в сельских территориях. Приведу пример: уровень заработной платы в сельском хозяйстве в 2,5 раза ниже, чем в среднем по стране. Это ненормально, это оскорбительно и унизительно. Вот главная проблема. Почему так происходит? Потому что мы находимся в переходном периоде экономики, который явно затянулся».

Заработная плата тружеников «Страны Советов», похоже, коммерческая тайна. Ни директор, ни главбух не назвали мне конкретных цифр, посетовав, впрочем, на их действительно низкий уровень.

Одна из важных составляющих нацпроекта «Развитие АПК» — кредиты — вызывает у сельчан скорее раздражение. «В округе говорят: налаживайте производство, берите кредиты, — говорили мои собеседники. — А под что их брать? Надо иметь продукцию для реализации, чтобы отдать взятые в долг деньги. И получить кредит тоже непросто, его надо подтвердить какими-то реальными доходами — зарплатой, например». Уровень которой... (об этом смотри выше). Если бы, как в образовании или здравоохранении, машины, технику давали безвозмездно, тогда — да, тогда это была бы реальная помощь селу. Слишком много рисков у сельского хозяйства: можно посеять — и не получить урожай. Нет урожая — и цепочка потянется дальше: нет кормов, фуража, нет мяса и молока. Кредиты трудно назвать помощью селу, так считают здесь многие.

Все же люди на селе не сидят в ожидании манны небесной от государства, стараются организовать собственное хозяйство, держат скот, огороды, пытаясь прокормить хотя бы свою семью. Кто трудится, тот выживает.

Загрузка...