Жизнь или тройка по физике

За двойки ученик 9 раз пырнул ножом свою учительницу

Пятого мая в Иркутске произошел случай, который поднял на ноги все российские школы и СМИ, всколыхнул общественность. Одиннадцатиклассник Женя Петров (фамилия изменена) девять раз ударил ножом свою учительницу по физике. Причина до банального проста: принципиальная Лариса Валентиновна Фисенко не хотела ставить ему тройку «за просто так».
Через несколько дней после этой поножовщины в больницу попал преподаватель физкультуры из 14-й иркутской школы. Клюшкой его избила группа старшеклассников, после того как физрук отвесил учащемуся за «неспортивное поведение» подзатыльник — ученик подглядывал за девчонками в раздевалке. В учебном заведении от этой информации всячески открещиваются, директор комментариев на дает, подтверждает лишь то, что мужчина находится на бюллетене.

«Меня, наверное, убили»

То субботнее утро начиналось как обычно. Лариса Валентиновна встала рано, чтобы в семь утра быть уже в школе, а к половине восьмого приготовить доску для урока. Это было своего рода многолетней традицией: она всегда становилась на стульчик — рисовала формулы, чертила графики, схемы, и к началу занятий большая доска была заполнена наглядным материалом. Даже из этого понятно, что свой предмет она преподавала увлеченно, даже самозабвенно. Поэтому и с учеников спрашивала строго. Тройку тоже нужно было заработать. Ученики роптали, жаловались родителям, но потом становились призерами олимпиад и сдавали «злосчастную» физику в вузы на ура. По субботам рассказывать про молекулы и атомы приходили должники. Часто с мамами или папами — чтобы родители не обвиняли учителя в предвзятости или необъективности. И так должно было быть на этот раз.

Из подъезда Лариса Валентиновна вышла чика в чику в 6.30 утра. Открыла дверь — и увидела одиннадцатиклассника Женю Петрова. С этим учеником отношения были сложные. В 9-м и 10-м классах он зарос двойками, на зачеты не приходил, родителям врал, что с физикой все уладил. Такая же ситуация назрела и в этом году — за четверть снова маячила двойка. 5 мая Лариса Валентиновна в очередной раз назначила Жене встречу — может, придет да хоть что-то сдаст. Увидев его возле своего подъезда, удивилась и... сразу почувствовала угрозу: «Женя, что случилось? Мы же договаривались на семь часов, в школе?» Мальчик приблизился, что-то зажимая в правой руке: «Обещайте, что поставите мне тройку. У меня из-за этого с родителями проблемы. Пока не пообещаете, я не уйду». Учительница отказалась. Ну а дальше все происходило очень быстро.

Женя подошел к ней почти вплотную, в его руке мелькнул нож, она оттолкнула его, а он, падая, зацепил ее сумку. В итоге на земле оказались оба. Женя вскочил первым и тут же начал молниеносно наносить женщине удары ножом — в грудь, в живот, сбоку. Один, второй, третий... Нож полоснул плащ 14 раз, вошел в тело в 9 местах. Все это время женщина была в сознании — одной рукой она все пыталась закрыться от ударов, второй из последних сил все отталкивала ученика, и каким-то чудом ей это удалось. Она забежала в подъезд — звала на помощь. А люди спали — утро ведь, выходной. Не помнит, как поднялась на второй этаж, больно было дышать, лилась кровь — внутри жгло, полыхало огнем. Колотила в дверь, кричала дочке: «Оксана, открой, открой быстрее, меня, наверное, убили!!!»
Женя бежал очень быстро. Миновал пустырь, выбросил нож, отдышался. Школьную дверь открыл сторож: «Чего так рано?» — «Я к Ларисе Валентиновне Фисенко, зачет сдавать». В школе он старался максимально засветиться: подходил ко всем, кого видел: «А вы Ларису Валентиновну не видели? — спрашивал он у математика Ольги Филипповны. — Хм, назначила зачет, а сама не пришла». «Странно, и почему ее нет, — говорил он восьмикласснику, который повторял в коридоре физику.

«Женька, беги сдавайся!»

— Я уже вышла из автобуса, и мне позвонила по телефону Оксана, дочка Ларисы Валентиновны, — рассказывает о ходе событий Альбина Владимировна Маргазова, учитель истории. — Она плакала в трубку: «Маму порезал ее ученик, Женя Петров, ее на скорой увезли в экстренную хирургию». — «Оксана, это точно Женя Петров?!!» — «Да, да — мама была еще в сознании, опознала его. Только что у нас милиция была...»

Сказать, что Альбина Владимировна была поражена, значит, не сказать ничего. Пока она бежала до школы, крутила-вертела в голове то, что знала об этом ученике. Женя пришел в их школу два года назад — мальчик из благополучной семьи. В учебе себя особо не проявлял. Если какая-то тема было интересна — увлекался, получал 4 или 5. По всем остальным предметам проходил как серый троечник. Сидел на первой парте, общался с одноклассниками Сашей и Мишей, но закадычными друзьями они не были: мальчишечьи интересы расходились сразу за школой. Что еще? Занимался в театральной студии, ездил на фестиваль «Океан». Слышала, что играл Олега Кошевого в «Молодой гвардии». Но как же тогда он смог сделать такое?!

На третьем этаже в кабинете химии была открыта дверь — Альбина Владимировна вбежала туда и увидела Женю: «Женька, дурачок, что же ты наделал?! Беги в дежурку, сдавайся! Это будет смягчающим обстоятельством». Но ученик и не думал сдаваться. Он не оправдывался, был абсолютно невозмутим: ни тени смущения на лице, ни тряски рук — колоссальное, железное спокойствие. Когда учителя сказали, что все известно, ответил только: «Как вы могли обо мне такое подумать!» Одним словом, скала. Более того, он был намерен сидеть на уроках: первыми шла математика, потом — история. Видимо, до последнего надеялся, что сделал свое дело чисто, без свидетелей, до конца...

Два лагеря

В ту субботу в школе было волнительно. Директор сомневался: «А может, Лариса Валентиновна обозналась? А может, это не Женя Петров?» Учителя разделились на два лагеря. Одни откровенно заявляли: «Так Ларисе и надо — вечно три шкуры с учеников драла». Другие сильно переживали.

— У меня тряслись руки, я не могла вести первый урок, — говорит Альбина Владимировна. — Когда школьники узнали, что ученик нашей школы порезал Ларису Валентиновну Фисенко, конечно, были в шоке. Я позвонила Жене домой — рассказала его маме о несчастном случае и что подозревают ее сына. Она пришла в школу, тут же приехала милиция. Женя отнекивался до последнего. Признался только в отделении.

Он шел убивать

Скорая приехала в 7.10. Хирурги областной клинической больницы оперировали пострадавшую несколько часов. Кроме порезов, нож задел желудок, легкое, диафрагму — Лариса Валентиновна потеряла много крови. К ней в палату я пришла через неделю после операции. Ощущение — будто эта женщина устала после уроков и прилегла отдохнуть. Говорит тихо: «Чувствую себя по-божески. Меня же заштопали. Берите стул, садитесь рядом».

Мы говорили полчаса. И я сразу поняла по ее решительным глазам, что она нисколько не сдалась, не испугалась. А из разговора — что обязательно вернется в школу и войдет с поднятой головой. Вот только едва ли меньше случившегося ее поразил раскол в коллективе:

— Конечно, мне бы хотелось, чтобы коллеги были одним фронтом. Ведь мы все женщины, все матери! И больше всего удивила позиция администрации: они защищают преступника, уже написали ему прекрасную характеристику. Да и до этого позиция директора была такая: ученик и родитель правы. Полное забвение учителя. Это ясно давалось понять в последние годы на всех педсоветах. Директор даже оказывал давление на меня через учителей: «Побеседуйте с Фисенко, пусть тройку поставит». Хотя я считаю, что и тройку нужно заработать. Что касается причины произошедшего, то есть работы, здесь меня не в чем упрекнуть. Да, я товарищ требовательный, но никогда не спрошу сверх нормы, всегда даю возможность отработать тройки и двойки. И у Жени Петрова такая возможность была. В субботу я шла в школу из-за него. Возле подъезда он начал требовать от меня тройку. Но я не могла ему это пообещать, да и права не имела. Меня спасло то, что я смогла оттолкнуть его, и еще — плащ. Хотя, даже если бы я пообещала тройку, он все равно сделал бы свое дело. Он шел уверенно, нахрапом. Шел убивать. Знаете, недавно я прочитала японскую мудрость: нельзя давать волю детям и пьяницам. А мы ее дали... Смогу ли я когда-нибудь простить Женю? Сейчас — точно нет.

Тройку сами нарисуем

Сейчас Лариса Валентиновна еще лежит в больнице. Речь о выписке пока не идет. Женя Петров находится под подпиской о невыезде. На уроки выпускник не ходит — родители принесли в школу справку о щадящем режиме сдачи экзаменов. Ходят слухи, что наняли адвоката и будут бить на то, что их сын находился в состоянии аффекта. Как разрешится эта непростая ситуация, пока неясно.

Как ни странно, столь жестокие случаи в последние годы происходят повсеместно. Если сделать в Яндексе запрос «школа, учителя, ученики», поисковая система выдаст вам тысячи ссылок. Вот американские школьницы битой забили насмерть преподавателя физкультуры. Вот выложено видео: польские старшеклассники издеваются над учителем английского — надевают ему на голову мусорное ведро. Вот ученицы из Архангельска подкараулили учительницу русского языка и пинали, пинали ее за школой. Вот красноярская 14-летняя лицеистка напала на свою 55-летнюю учительницу в подъезде и нанесла ей несколько ножевых ранений. Когда девочку задержали, она призналась, что заранее спланировала преступление. Причина? Учительница много задавала. К счастью, ей удалось выжить. А вот форум школьников в Интернете: «Как вы издеваетесь над учителями?» И так далее, и так далее. Это ведь раньше перед учителем шапку снимали. А сейчас его используют как грушу для битья. Теперь ученики считают, что учитель ничего не значит, что они могут в него швырять и стулья, и книги, а потом записывать все это на мобильник. Где искать причину того, что в школах творится подобный беспредел, сказать очень трудно. Но, пожалуй, важный фактор здесь — политика администрации школ, департаментов образования, которая верно ведет к краху среднего образования: «Ученик всегда прав, поэтому, Марь Ивановна, поставьте-ка ему тройку. А не поставите, так сами нарисуем. Подумаешь, еще одна тройка — не жизни ведь цена».

Что говорят одноклассники

Саша, школьный друг:

— Женя никогда не был агрессивным — во всяком случае я не замечал за ним такого. Что касается Ларисы Валентиновны, то он давно замыслил что-то нехорошее. Как-то в шутку я сказал, что у меня есть динамит. Он заинтересовался и стал приставать, чтобы я продал ему, это было еще в прошлом декабре. И так несколько месяцев все спрашивал и спрашивал про динамит. Говорил, что приготовил бы его для Ларисы. Потом, когда я узнал, что он сделал, конечно, был в шоке. Я его нисколько не оправдываю, пусть отвечает за свой поступок.

Настя:

— Когда Женя пришел к нам в класс, он сильно меня раздражал. Почему? Ну, мог песни петь или кричать, когда учитель выходил из класса — никому не давал писать контрольную. Если психовал, в девчонок учебники кидал, парты опрокидывал — когда его выводили из себя. Вообще, он не спокойный, но и не взбалмошный. Я через несколько месяцев привыкла к нему, он мне начал даже нравиться. И если он кричал или громко шутил, я его тихонько, по-хорошему просила: «Женька, помолчи маленько». Он всегда слушался. Что касается Ларисы Валентиновны, она часто выгоняла его с уроков из-за одежды: к ней нельзя было приходить в джинсах, спортивных штанах, ярких рубашках. У нее для всех такое требование. Я считаю, это неправильно: какая разница, какого цвета кофта? Главное, чтобы мозги у ученика были. Ну а в остальном она относилась к Жене так же, как ко всем. Мы до конца не верили, что это он Ларису Валентиновну порезал, — думали, что мальчик из другого класса. В первый раз после случившегося я увидела Петрова вчера (20 мая). Спросила: «Женька, это ты сделал?» Он глаза опустил, сказал: «Да, я». И я поняла, что он чувствует себя виноватым.
 
«Дорогая и родная наша Лариса Валентиновна! Случившиеся недавно события поразили каждого из нас до глубины души. Но мы, ваши выпускники, ни на минуту не усомнились в том, что правда на вашей стороне. Вы учили нас на протяжении многих лет, и за это время вы узнавали нас, а мы привыкали к вам. Ведь именно вы становились для нас примером настоящего человека — порядочного, честного и доброго душой. Ваша строгость была только справедливой, она была заботливой, материнской. Вы всегда внимательно относились ко всем нам, стараясь не просто передать нам полезные знания, но и подготовить нас к взрослой жизни. Раньше многое было нам непонятным, зато теперь мы чувствуем в себе ваши неоценимые труды. Мы все вас очень любим. Главное — не отчаиваться и идти вперед. Кто, как не вы, это знает! У вас есть прекрасная семья, ваше призвание — учитель. Пожалуйста, Лариса Валентиновна, светите всегда вашим чистым и лучистым светом. Мы любим вас, родная наша и единственная!»

Это письмо Ларисе Валентиновне Фисенко написала ее бывшая ученица Настя.

Метки:
baikalpress_id:  7 426