Фильмы о войне со слезами

Нам, современным подросткам, довольно трудно сейчас понять, что пережили наши прабабушки и прадедушки во время Великой Отечественной войны. Невозможно представить голод, суп из травы, отсутствие хлеба. Заходи в любой ларек — полки забиты продуктами. Нам трудно понять, почему ветераны смотрят фильмы о войне и плачут...

Дарья Павловна Васильева родилась в 1932 году в Татарстане, деревне Средняя Камышла. Отец и мать работали в колхозе. У маленькой Дарьи было две сестры и пять братьев. Жила семья в небольшом деревянном доме с русской печью.
Двух братьев Даша потеряла еще до войны: 12-летний Саша умер от тяжелой болезни, а через год отравился младший, Гурий. Врачей в деревне не было, помочь мальчику никто не смог.

Когда началась война, Даше было всего 9 лет. Старшие братья, Григорий и Алексей, ушли на фронт. Детские игры для девочки закончились. В ноябре 1941 года у старшей сестры Лиды родились двойняшки. Девушка отправилась работать в колхоз, а детьми и хозяйством в двух домах, своем и сестринском, занималась Даша. Муж Лиды погиб на войне, так и не узнав, что стал отцом двоих детишек.

Дашиного отца забрали на военный завод, а 17-летнюю сестру Настю — рыть окопы.

— Тяжело было, — вспоминает Дарья Павловна, — во время войны стали голодать. Государство установило огромные налоги: все, до единого яйца, отдавали солдатам. Вместо заварки использовали сушеную свеклу и морковь. Сахара не было. Сильно хотелось хлеба. Ели мы только супы на воде, с травой и картошкой. Иногда мы с братом ходили на поле и отыскивали прошлогоднюю картошку, делали из нее лепешку и жарили в печке.

— Ни о каких праздниках люди и не думали. Только на день рождения мама как-то тайком сунула мне два яйца. Было очень приятно, — с печальной улыбкой говорит Дарья Павловна.

Вставали все рано утром и шли 7—8 километров пешком на работу: возили зерно на элеватор, на быках и коровах пахали землю и сеяли. Маленькая девочка работала наравне со взрослыми не покладая рук.

Чтобы носить хоть какую-то одежду, сеяли коноплю, зимой пряли, весной ткали и шили себе сами. Даша вязала из шерсти овец теплые варежки и носки для военных.

Когда немцев прогнали от Москвы, вернулась Настя. Потом вернулся отец. Наконец война закончилась.

Старший брат Григорий пропал без вести. Дарья Павловна вспоминает, как мама часами стояла возле окна и плакала — ждала сына. Родственник Дашиных родителей, дядя Коля, как-то проговорился, что Григорий практически сразу погиб на поле боя.

Алексей вернулся с войны в 1945 году. Брат рассказывал, что попадал в плен — загнали на какую-то территорию, обнесенную тройным слоем проволочного ограждения с шипами, по которому пускали ток. Трава на территории была очень высокая, однако за час она исчезла: ее съели голодные пленники. Алексею удалось бежать — он нашел песчаное место и рыл землю под ограждением. Когда он выбрался, на руках у него не было ни одного ногтя.

После войны налоги оставались такими же большими. Есть было нечего. Хлеб после войны в первый раз Даша попробовала лишь в 1951 году. Тогда он ей показался удивительно вкусным.

После 10-го класса Дарья устроилась работать счетоводом. Но потом тяжело заболела, и за это время ее место заняли. В 1952 году девушка со своими знакомыми отправилась в Ульяновск искать работу. Устроилась на стройку грузчиком, ей дали место в общежитии. В агрономический институт поступить не смогла — провалила физику. Тогда она уехала в Куйбышев, две недели искала работу. Спала на вокзалах, перебивалась с хлеба на воду. Объявление о наборе рабочих на стройку стало ее спасением. Молодая девушка таскала кирпичи, раствор цемента, жила в бараке.

Зарплата подсобницы на стройке ее не устраивала, и она устроилась изолировщицей: рыла траншеи наравне с мужчинами.

Тогда Дарья исполнила свою давнюю мечту — поступила в школу медсестер, на вечернее отделение. Днем она работала, вечером училась. Девушка всегда жалела, что она не врач и не смогла помочь своим братьям.

После смерти Сталина объявили амнистию заключенным. Из тюрем выпустили всех. На улицах было страшно появляться даже днем, а Дарье приходилось возвращаться с курсов поздно вечером. Однажды на нее напали, девушка с трудом спаслась. От страха за свою жизнь Дарья решила бросить школу медсестер.

Однако в дело вмешалась судьба. Директор школы однажды увидела, как Дарья долбит кувалдой мерзлую землю в траншее. Женщина попыталась образумить испуганную ученицу: «Хочешь всю жизнь землю долбить?»

— Если бы не встреча с директором, я, может, так и осталась бы изолировщицей, — говорит Дарья Павловна.

После окончания школы медсестер Даша уехала в Челновершинский район на работу по специальности.

В 25 лет она вышла замуж за шофера, через год родилась дочь Светлана. Однако с мужем отношения не сложились. Тогда она отвезла дочку домой, в деревню, а сама уехала в Ульяновскую область работать в физиокабинете. Жилье ей не дали, и Даша решила попробовать свои силы в Казахстане, где у нее жила подруга. Ее пригласили на работу в городскую больницу.

— Очень ответственная работа — наркотизатор, — рассказывает Дарья Павловна. — От меня зависело, проснется больной после наркоза или нет.

В Казахстане Дарья прожила 25 лет, восемь из них она работала в больнице. Ей запомнился молодой парень с ранением сердца, которого спас хирург. Наркоз на этой сложнейшей операции давала Даша.

Затем Дарья трудилась в физиокабинете поликлиники. За свой медицинский труд Дарья Павловна получила несколько наград: значок «Отличник здравоохранения», медаль «Ветеран труда».

Выйдя на пенсию, Дарья Павловна приехала в Иркутск к дочери Светлане. Нынче пенсионерке исполнится 75 лет. У нее уже две внучки и правнучка. Летом бабушка выращивает перцы, помидоры, огурцы.

Все в жизни Дарьи Павловны сейчас хорошо. Но она до сих пор не может без слез смотреть военные фильмы.

Метки:
baikalpress_id:  7 394
Загрузка...