Новая жизнь пенсионерки

Добрые люди помогли бабушке одеть и накормить внука

13 лет назад пенсионерка Юлия Ивановна Малова уехала из родного украинского городка Красный Луч к дочери Ирине в Иркутск. Но даже предположить не могла, какая жизнь ждет ее на новом месте. Дочь и зять начали пить: запойно, громко — с выяснением отношений, драками и битьем посуды. Дебоши в семье Маловых не утихали даже по ночам. Милиция хорошо знала их адрес. И все эти годы Юлия Ивановна отстаивала и берегла самое ценное для себя. Нет, не имущество, — внука Женю.

Когда я пришла к Маловым, Юлия Ивановна с порога предупредила:

—Вы не обращайте внимания на наши полы, да и на коридор.

Предупредила — и сразу погрустнела. Когда узнаешь семейную историю этой женщины, становится понятно почему.

Некуда бежать

Когда-то в этой двухкомнатной квартире в Солнечном был порядок и царило спокойствие. Жили здесь Ирина с сынишкой Женей и ее второй муж Владимир. Семья как семья: Ирина и Владимир работали в аэропорту, ездили в отпуск, строили планы на будущее. И как-то незаметно для себя и для всех стали выпивать. Сначала по праздникам, потом бутылка стала появляться в доме и в будни, ну а дальше — по поводу и без повода.

— Я жила на Украине, под Донецком, в городе Красный Луч, — рассказывает Юлия Ивановна, — и не знала, что дочь тут пьет. После того как умер мой муж, она стала уговаривать меня: «Мам, ты уже пожилая, на пенсии. Давай переезжай к нам, вместе будем жить. Женю будешь воспитывать». Я послушалась этих уговоров. Не знала же, чем все это обернется. Дочь быстренько приехала, продала мою четырехкомнатную. И новый 1994 год я уже встречала здесь, с ними, в Иркутске.

Тогда-то Юлия Ивановна и поняла, что поспешила с переездом. Но мосты уже были сожжены — бежать от пьянок было некуда. Да и разве могла она бросить маленького внука? Особенно тяжко стало пять лет назад — Ирину уволили с работы, а вскоре и Владимира. Пить они стали, как говорится, без продыху — и днем и ночью. Потом, как водится, скандал, драка...

— Сколько раз я их в милицию сдавала, — говорит пенсионерка. — Но самое-то страшное — они издевались над ребенком. Ему утром рано в школу вставать, а ночью — очередной кордебалет, маты, унижения. Сколько мы натерпелись! В квартире почти не осталось вещей — все пропито. Я прятала свою пенсию — 3636 рублей. Из них 1227 отдавала только за квартиру. Плюс за свет и за телефон. А на скромный остаток нужно было питаться, собирать Женю в школу. При всей жесткой экономии денег катастрофически не хватало. Представьте, растянуть две тысячи на месяц на двоих! И это при сегодняшних ценах. Ребенка одеть-обуть нужно — джинсы, кроссовки, туфли в школу на сменку. И так вещи ему латаю. Прошлой осенью я поняла, что так больше не могу.

Помогла «Единая Россия»

К такой мысли пришла женщина, которая прошла войну — перенесла три передовые линии, жила в окопах, хоронила близких, погибших на фронте. И в жизни никогда и ни у кого не просила, руководствуясь булгаковским принципом: «Никогда ничего не просите. Сами предложат, и сами все дадут!» Но тут не выдержала — позвонила в офис партии «Единая Россия». Рассказала о своей непростой жизненной ситуации, о мизерной пенсии. О внуке, который учится без троек, гоняет в футбол, привозит грамоты с конкурсов и олимпиад, совсем не по-школьному увлекается шахматами, летом работает в школе — делает ремонт, чтобы хоть чуть-чуть заработать. Генералит в квартире, вещи свои сам стирает — бабушка только с рубашками помогает. И очень хочет иметь высшее образование — готовится поступать на экономический факультет. В школе даже специализацию такую выбрал. Если честно, Юлия Ивановна ни на что особо не надеялась. Ну а больше всего боялась, что больно ударят по рукам. Но по рукам не ударили.

—Меня пригласили прийти и написать письмо в «Единую Россию». Здесь же помогли составить заявление в соцзащиту. После этого из соцзащиты к нам даже приезжала комиссия — смотрели, как мы живем. Потом нам помогли с продуктами: гречка, мука, тушенка, сахар, макароны. Мы еле с сумками до дому доехали. И еще плюс 4 тысячи —единовременное пособие.

«Единая Россия» тоже не осталась в стороне. Сергей Владимирович Прокофьев, из партии, лично вручил Жене две куртки, кроссовки, спортивные штаны — чтобы у бабушки не болела душа, в чем внуку в школу ходить и играть в футбол.
И еще поддержал стремление мальчика поступить в вуз — обещал помочь. Юлия Ивановна Малова до сих пор удивляется, что нашлись участливые люди, которые выслушали ее, прониклись ее проблемами, помогли и словом, и делом. В октябре прошлого года Ирину Малову лишили материнских прав, а 5 ноября Юлия Ивановна получила удостоверение опекуна.

— Я очень боялась, что меня не назначат опекуном Жени, — говорит она. — Все-таки и лет мне уже немало, и вторая группа инвалидности. Но органы опеки пошли навстречу. С марта этого года получаю опекунские. Теперь мы с внуком живем вдвоем — дочь переехала в Юбилейный, там у Владимира квартира. Они по-прежнему пьют. Ну а мы потихоньку начали приводить в порядок квартиру. Женя уже заштукатурил дырки в коридоре, заклеил в кухне потолок. Он ведь у меня все умеет.

Метки:
baikalpress_id:  33 043