От русского мужика Ельцина

В свое время в отдаленный бурятский поселок неожиданно приехал первый президент России

Недалеко от столицы соседней Бурятии, Улан-Удэ, расположен поселок Оронгой. Неприметное селение, похожее на десятки других, нанизанных некогда на железнодорожную магистраль Иркутск - Наушки. Местные жители, за исключением молодежи да работников геологической партии, годами не выезжают из своего поселка. Зачем? То, что продается в столичных (улан-удэнских) магазинах, вовсю предлагают разного рода челноки у ворот, а теперь и в поселке разные маркеты появились. Единственное, куда едут оседлые кочевники, бросив все дела, - очистить душу от греховных помыслов в знаменитом Иволгинсокм дацане да полечить натруженные руки и ноги аршан-водой в местных источниках.

Около 15 лет назад размеренную жизнь оронгойцев нарушило важное событие. Степной поселок неожиданно посетил первый президент России Борис Ельцин. Ни до, ни после этого визиты подобного уровня здесь не случались. В связи с кончиной бывшего главы государства оронгойцы наверняка еще раз вспомнят и помянут добрым словом Бориса Николаевича.

Грейдер для русской женщины от русского мужика Ельцина

 За одним из отрезков федеральной дороги, ведущей в Улан-Удэ, в то время следила Надежда Ивановна Хайдукова, мастер участка. Всю свою трудовую жизнь, почитай, провела она на этой автомагистрали. И только ей одной, пожалуй, был ведом секрет - как, не имея специальной техники, поддерживать вверенные километры в образцовом состоянии. Когда-то распоряжением автодоровского начальства ей был отдан гусеничный трактор ДТ-54. Да что с ним сделаешь на асфальтовом покрытии? Прознав о визите президента в поселок (дорожникам незадолго до этого намекнули, что приедет очень большое начальство), Надежда Ивановна твердо решила попросить высокого гостя посодействовать в приобретении грейдера. Написанное от руки прошение она принесла в совхозную контору, но машинистки от страха разбежались, и письмо осталось ненапечатанным. О компьютерах в то время и не мечтали. Местные руководители посоветовали Хайдуковой вместо беготни со своим прошением полить песчаную дорогу до совхозного отделения Зун-Оронгой, куда, предположительно, поедут московские гости. Выполнив предписание, дорожный мастер сама рискнула пробраться через окружение к президенту. Много желающих было тогда преодолеть этот живой заслон. Тут и местные экстрасенсы крутились, пытаясь с первого взгляда подтвердить или же опровергнуть слухи о пристрастии президента к алкоголю. Плечистые парни были немало удивлены проворностью худенькой женщины, пронырнувшей через оцепление.

 Борис Николаевич выслушал просьбу и во всеуслышание спросил у окружения:

- Дадим русской женщине от русского мужика технику?

- Дадим! - ответило окружение.

Уже после краткосрочного визита непосредственные руководители Хайдуковой не торопились дать обещанный грейдер, ссылаясь на собственные трудности. Надежда Ивановна просто зашла на почту и отправила в Кремль в адрес президента телеграмму, как старому знакомому. В тот же день пришел ответ, а вскоре и распоряжение получить дорожную технику. Президентский грейдер долго работал на бурятских дорогах - возможно, и сегодня тарахтит где-нибудь на участке. Жалко, что в свое время никто не догадался оставить на борту машины надпись "От президента России" - глядишь, и местное начальство поменьше бы зарывалось, на дороги больше внимания обращало.

Трактор для бурятского фермера

В свое время волей случая степной поселок разделила пополам стальная магистраль. По одну сторону живут преимущественно скотоводы, по другую - геологи.

 Главные герои давней истории, Дамби Дашиевич и Дари-Дулма Мункуевы, одними из первых в поселке занялись фермерством. Они и не подозревали какие трудности у них впереди и чем все это кончится. Взвалить на себя непомерно тяжелый груз частного хозяйствования заставило, скорее всего, желание жить по-людски, а не перебиваться от одной скудной совхозной зарплаты до другой. Тогда, кстати, в совхозах и колхозах работникам все-таки платили деньги, хоть и небольшие.

 О приезде Бориса Николаевича фермерам сообщили почти за месяц, при этом предупредив, чтобы особо не распространяли информацию. Но как ее утаишь! Ежедневно, а то и по нескольку раз в день в домик, что стоит на краю села-Зун Оронгой, наведывалось районное и республиканское начальство. Инструкций, предупреждений, указов и советов было не счесть. Шутка ли, едет сам президент! Нехитрый бурятский дворик обшарили молчаливые парни из службы безопасности. После проверки сараев, клетушек для разной домашней живности пришел черед подполья. Сами хозяева даже было оскорбились - террористы они какие, что ли! Но порядок есть порядок. Посоревноваться с ФСБ в усердии могла только санэпидемстанция. Она просто готова была утопить скотоводческое хозяйство в дезинфицирующем растворе. Обыкновенный деревянный туалет, поставленный некогда в огороде, был настолько обсыпан хлоркой, что издали напоминал часть интерьера снежного городка.

 Щепетильным оставался вопрос с угощениями: никто в округе высоких гостей, за исключением республиканских партократов, еще не принимал. Сошлись на том, что ничего лучше традиционной бурятской кухни на этот случай выдумать нельзя.

 Знай молодой барашек, что попадет на стол главы государства, то, не дожидаясь этого момента, умер бы от счастья. Но баран есть баран - до последнего хрумкал корм, который заготовил заботливый фермер. Из крепких напитков хозяева готовили молочную водку, чей рецепт не смогли выветрить из голов степных жителей ни антиалкогольные кампании, ни обилие на прилавках заграничного спирта Royal.

 В назначенный день в отделение Зун-Оронгой привезли целую армию омоновцев, число которых, наверное, в несколько раз было больше жителей самой деревни. От такого переполоха даже собаки, бегающие обычно без всяких поводков, попрятались неизвестно куда. Дабы кортеж не утонул в степной пыли, песчаную дорогу к дому с утра несколько раз полили водой из поливочной машины - Надежда Ивановна, не забывая про грейдер, выполнила распоряжение начальства.

 Кстати, про прошествии лет многие фрагменты памятного визита напрочь стерлись, а вот момент с поливкой дороги оброс байками. Говорят, один мужик из местных крепко запил и весть о приезде Ельцина проспал. Накануне событий жена попросила суженого полить грядки, но тот напрочь забыл, отпарившись искать на чекушку. Опохмелившись по-взрослому, домой он брел по той самой дороге, обильно политой водовозками. Когда жена попыталась отругать за высохшие грядки, мужик не на шутку разошелся, полагая, что супруга издевается. Долго доказывал, что был дождь и сам он брел по мокрой дороге.

 Среди смуглого, небольшого ростом коренного населения Борис Николаевич очень выделялся - высокий, красивый, в хорошо подобранном костюме, он произвел на сибиряков очень сильное впечатление. Потом они долго ругали телевизионщиков, которые, по их мнению, плохо снимали президента.

Поздоровавшись со стариками и погладив по голове местную шпану, президент направился во двор Мункуевых. Особо не умничая по поводу ведения молочного хозяйства или овцеводства, Борис Ельцин задал несколько простых вопросов - как дела и что необходимо сегодня фермерам.

 Дари-Дулма коротко поведала о техническом обеспечении фермерского двора: муж пытался собрать из металлолома колесный трактор МТЗ-80, увы...

- Сколько стоит хороший трактор со всеми навесными агрегатами? - спросил президент свое окружение.

Кто-то ответил, что зарубежный малогабаритный стоит 7-8 тысяч американских долларов. Напомним, дело было до дефолта августа 1998 года.

- Снимите со счета и купите людям трактор, пусть работают, - заключил президент.

 Главе семейства Мункуевых Дамби Дашиевичу Борис Николаевич подарил кварцевые часы "Полет" с гравировкой "От Президента России".

Правда, уже в этот день беспроволочный сельский телеграф разнес по округе: Дамбихе (так его называют земляки. - Б.С.) подарены швейцарские ходики "Роллекс", снятые президентом якобы со своей руки. "Полетом" фермеры сильно дорожили, как государственной наградой. Забегая вперед скажу, что однажды стрелки замерли - села батарейка. Но отдавать их даже в мастерскую, где, чего доброго потеряют, скотоводы не захотели. Жалко будет - такой подарок!

"Родится сын - назовите Борисом"

 Торжественного обеда, задуманного хозяевами, в общем-то, не получилось. Едва президент переступил порог дома, охрана отсекла основную группу на крыльце, так что сама Дари-Дулма чуть не осталась за спинами здоровенных охранников. Соблюдая обычай, Борис Николаевич пригубил чарку с молочной водкой.

Узнав, что дочь Мункуевых Эржена собирается стать матерью, сказал:

- Родится сын - назовите Борисом. Машину в подарок пришлю.

 У Эржены действительно родился сын, но нарекли его Эрдэни, поскольку имя было придумано заранее. Сообщать в Кремль не стали, потому как решили, что у главы государства есть дела поважнее, а машина дело наживное. После угощений президент России на крылечке сфотографировался на память с многочисленным семейством фермеров. Во время съемки фотографов было столько, что герои снимков просто не знали, в какую камеру смотреть. Несколько недель спустя почтальон принес правительственный конверт: обыкновенные, как сказала Дари-Дулма, сюда просто не доходят. Одна из присланных фотографий теперь хранится у сына Одона, другую забрали местные краеведы - хотят сделать несколько копий для сельского музея.

...Время шло, а обещанный трактор никто не присылал. Селяне провели сенокос, выкопали картошку и про новую технику вспоминали все реже и реже. Дари-Дулма все так же каждый день вручную доила два десятка коров - надо было успеть до приезда молоковоза, ухаживала за телятами. Дамби Дашиевич возил в город на продажу мясо, хитрил там как мог, пытаясь обойти орду перекупщиков, буквально захвативших колхозный рынок. Вся продукция там скупается за бесценок у деревенских прямо во дворе рынка.

 Как-то поехал в Москву директор хозяйства и там, вспомнив просьбу Мункуевых, напомнил в Министерстве сельского хозяйства про трактор. Очень скоро после возвращения директора из дальней командировки пришла бумага с сообщением о необходимости получить технику. Трактор оказался совсем не японским, а отечественным Т-30 "Владимирец", но зато с ковшом.

Но и стальной трудяга не помог закрепиться Мункуевым в фермерах. Уже через четыре года Дамби работал в совхозе, который, впрочем, к тому времени уже назывался по-новому - ассоциация крестьянских хозяйств "Оронго". Да только принципиальных изменений здесь не произошло. Причин возвращения в совхоз бывшие фермеры называли много. Это и молоко, надоенное руками Дари-Дулмы, стоимость которого равна газированной воде, и то, что Мункуевы поздновато решили стать фермерами. Знающие люди говорили: попади Мункуевы в первую фермерскую волну - точно выжили бы. Первопроходцы успели взять кредиты и обзавестись необходимым инвентарем еще до обвала цен. И что самое главное - долги им простило государство. Одни сельчане осуждали Дамби за желание быть состоятельным, другие сочувствовали: мол, мужик работящий, да опыта маловато, запутался в рыночных отношениях.

 Жалели об одном оронгойцы: не смекнули попросить у президента при удобном случае автобус для ребятишек. Ходят за несколько километров, через продуваемую всеми ветрами степь, в школу. Долго надеялись, что не успеют вырасти дети и внуки - к ним в глушь еще кто-нибудь да обязательно приедет.

 ***

Прошло более 15 лет с той поры, но никто из сильных мира сего в Оронгой так и не заглянул. Вдоль федеральной трассы на бывших совхозных, а потом фермерских землях заправляют по большей части китайцы. Они, кстати, уже вовсю припахивают местное население. Работать заставляют по-китайски, а платят по-русски. Одни фермеры подались в коммерсанты - перепродавать китайские и монгольские товары гораздо выгоднее, чем заниматься скотоводством. Другие занялись лесом. О приезде главы государства в поселке и не мечтают, всерьез полагают: в России много таких поселений, все объехать и двух сроков не хватит.

Использован материал газеты "Вечерний Иркутск".

Метки:
baikalpress_id:  7 308