Гроза на железной горе

Наш структурно-съемочный отряд перебазируется на новое место работы. Мы ждем вертолет. Ждать да догонять — самое скучное занятие. С утра снимаем палатки, упаковываем спальники и все это относим на вертолетную площадку. На месте лагеря, где мы прожили больше месяца, торчат одни колья. Заняться абсолютно нечем, уйти нельзя, и люди ходят по табору словно сонные мухи. Все собаки привязаны к кольям. С тоской смотрят на хозяев, лениво отмахиваются от комаров и жалобно повизгивают. Если их пожалеть и отпустить побегать, то можно потерять лаек. Был у меня такой случай. Не выдержал жалобного взгляда Катерины — ее заели комары — и отпустил побегать. Осталась лайка на старом таборе, и только через месяц я смог попасть в эти места. Худая, все ребра можно пересчитать, но живая. Бросилась мне на грудь, скулит, пытаясь рассказать, как ей трудно было одной. Если бы не вертолет, она нашла бы нас по следам, но мы "растворились в воздухе".

Промучившись до вечера, ставим палатки, раскатываем спальники и дружно ругаем авиацию. Утром все повторяется, а по рации: "Ждите, вертолет может прилететь в любую минуту". Бывало и неделю сидели "на чемоданах".

Уже не торопимся снимать утром палатки, валяемся на не свернутых спальниках, и рано утром, по закону сволочизма, прилетает вертолет. Все начинают суетиться, бегать, а в итоге кое что из вещей остается на старом лагере. Новая площадь, новый табор и гора шмоток на вертолетной площадке. Вспоминаю, как весь груз перевозили на лошадях и оленях. Каждый килограмм учитывался, и брали только самое необходимое. Я бы без сожаления выкинул половину нашего "бутора", но геологи возмущаются: "Не на себе же несем!"

Палатки ставим на небольшой поляне, рядом речка, а на той стороне — довольно высокая гора. Каждый выбирает себе место по душе, работа привычная, и вечером мы празднуем новоселье. Обмыть табор — святое дело. Норма — одна бутылка на двоих. Старые рабочие это знают и заранее договариваются с женским полом, обещая им золотые горы. Поужинав, все расходятся по палаткам, а ночью разразилась гроза. Молнии сверкали непрерывно, и было светло как днем. Раскаты грома гремели как орудийные залпы, и всем было не до сна. Люди выскакивали из палаток, ходили по лагерю без фонариков, а молнии одна за другой ударяли в вершину горы, которая была за рекой. Зрелище страшное. Хотя человек и считает себя царем природы, мы на своей шкуре убедились, что это далеко не так.

Наша кормилица, Галина подружка, живет в персональной палатке, и мы идем к ней в гости. Мне страшно, я человек неверующий, но про себя думаю: Господи, отведи молнии от нашего лагеря. Любаша сидит в своей палатке, а в глазах ужас. Надо чем-то заняться, и я предлагаю пить чай. Любаша достает печенье, сгущенное молоко, конфеты, и мы продолжаем "банкет". Через пару часов небесная канцелярия успокоилась, пошел сильный дождь, и все вокруг потемнело. Дождь — это дело привычное, и мы идем спать. На другой день горные рабочие получают задание "вскрыть" гору за рекой шурфовой линией от основания до вершины. Результаты поразили геологов. Вся гора состояла из круглых железных шариков, похожих на грецкий орех. Мы умудрились поставить палатки рядом с крупным месторождением железа!

Метки:
baikalpress_id:  33 028
Загрузка...