Дом без заемных гвоздей

В Карлуке молодая семья сумела построить большой дом, не занимая денег у госбанка или частного капитала

"Любимый, когда в деревне забор поправим? Скоро огородина начнется, а у нас соседские козы напрополую шастают!" "Началось, — подумал хозяин, — и это вместо супружеского долга, да еще после столь многообещающего обращения!"
Загибая наманикюренные пальчики, жена напомнила о недоделанной теплице, недокрашенных воротах, утренняя трепка походила на избиение младенца. Глава семьи пытался шутить, приводя один и тот же аргумент: где деньги, Зин? Он явно тянул время, мечтая сбежать на работу, походил при этом на боксера-новичка, с упоением ожидающего спасительного звука гонга. Но этого не произошло. Мгновенно созревший план о строительстве собственного дома походил скорее на мощнейший апперкот. А довод "другие же строят" можно было сравнить лишь со слабой примочкой фельдшера после нокаута. Шутки шутками, а если серьезно — где люди берут деньги на строительство собственного дома? И можно ли решиться на подобный план без серьезной финансовой подпитки?

С некоторых пор стало модно подтягивать все мало-мальские успехи в стране под национальные проекты. Стоит лишь статистической кривой слегка дернуться вверх — ага, кричат вожди, заработало! Тогда позвольте вас спросить: пока чиновники не придумали нацпроекты "Жилье", "Образование" и т. д., неужели люди не рожали детей, не учили их, не строили дома?

Сегодня мы расскажем о семье, которая без оглядки на пособия и дотации построила за городом просторный дом, а вскоре после новоселья родила второго ребенка. Обстоятельства сложились так, что Владимир и Ирина Гавриловы не попали ни под один госнацпроект — соответственно ни за дом, ни за ребенка ничего не получат. Однако ничуть не расстроились. Возможно, привыкли полагаться во всем на себя.

Любимая женщина механика Гаврилова

Семью Гавриловых скорее можно отнести к среднестатистическим: двое детей, дом (теперь уже построенный), автомобиль, огород и куча проблем. Вот чего нет, так это обязательств перед государственным банком или частным капиталом. Многим, возможно, покажется невероятным (если не авантюрным) план строительства собственного жилья без какого-либо кредита. Тем не менее это так. Десять лет назад молодожены Гавриловы (он автослесарь, она — выпускница математического факультета ИГУ, молодой специалист) подобрали участок в Карлуке, оформили бумаги, заложили фундамент.

Как говаривал один киногерой, а вот с этого места, пожалуйста, поподробнее.

Дорога от центра Иркутска до Карлука занимает гораздо меньше времени, нежели в спальный район, где живет автор этих строк. Не было никакой нужды заниматься хронометражом, но примерно через полчаса мы уже сидели за огромным кухонным столом, ужинали, потом перед подмигивающим цифровым диктофоном пили чай. Кроха Аня, возможно понимая важность разговора, взяла небольшой тайм-аут.

— Вспомните, пожалуйста: как пришла мысль строить дом?

— Да просто жить негде было, вот и все воспоминания, — говорит Ирина. — У меня была лишь комната в общежитии, никаких накоплений.

— Я работал в автосервисе, без всякого соцпакета, сколько смог, столько и "нарубил".

— Неужели просто так решились строить дом, без какой-либо заначки, без кредита? Рассматривали ли какие-нибудь варианты еще?

— Мы хорошо помним время, когда жилплощадь меняли на хороший автомобиль, однако и приличной машины, которая могла заинтересовать кого-либо, также не было. Начинали с нуля, — говорит Владимир.

— Сегодня модно говорить о бизнес-планах. Вы составляли хотя бы приблизительный график семейной стройки: фундамент заложили тогда-то, коробку — тогда...

— Ничего не загадывали, хотя сроки определил. Намеревался построиться не более чем за два года. Молодой тогда был, сильный и горячий, вот ума не было. По случаю тогда купил "убитый" КамАЗ и вообще размечтался поднять дом за полгода. Рассчитывал машину поставить в рейсы — она будет приносить другие доходы, более весомые, чем в автосервисе. Получилось немного по-другому. Только ремонтом грузовика мы занимались два года.

Наверное, некоторую уверенность Гавриловым придавало одно обстоятельство: изначально дом размером 12 на 12 метров задумывался на два хозяина. Если поделить площадь на два, то получалось 72 квадрата на семью — не так уж и плохо.

Когда вырыли котлован, а бетонные блоки заняли свое место, у компаньона не заладились отношения в семье, дело пошло к разводу, какой уж тут дом. Перекраивать основание строения было поздно, молодожены решили вести стройку своими силами. География поставки пиломатериалов впечатляет: от Заларей до Зун-Мурино (Республика Бурятия). Было дело, Владимир собирал бревна в процессе зачистки чужих делян. Люди, взяв порубочный билет, валили лес и выбирали с каждой лесины несколько метров, остальное бросали, засоряя участки. Вот такие "огрызки" также шли в дело.

— Были моменты, когда закрадывалась мысль, что это закончится нескоро, если вообще закончится?

— У меня не было, а жена все время сомневалась, пока не въехали.

— Говорят, что сегодня важно найти хорошую строительную бригаду; бывает, что выгоняют за сезон по три-четыре коллектива — то пьют, то халтурят...

— Нет, у нас одна бригада работала, да тогда и выбирать особо не из чего было: гастарбайтеры не приезжали, лишние деньги не водились. Помню, позвонил в одну контору, там спрашивают: сколько на сколько дом? Отвечаю: 12 на 12. Пауза. Потом: 20 тысяч... "Чего?" "У. е.!"

На огороженный забором участок Гавриловы переехали в процессе стройки, купив и постепенно благоустроив сруб 5 на 6 метров. Изначально домик рубился для садоводств, что называется, в летнем исполнении. За день остывал так, что, вернувшись вечером с работы, хозяева не снимали шуб и теплой обуви. Постепенно проблема разрешилась, домик благоустроился, на кухоньке появилась стиральная машина-автомат.

Новый дом, в котором Гавриловы живут уже четыре года, по сравнению с дачным домиком настоящие хоромы. Планировкой комнат хозяева особо не занимались, дизайнеров не нанимали, как-то само собой получилось удобно и гармонично: с одной стороны кухня, ванная, туалет, на другой — гостиная, спальня, детская. Кое-какие строительные огрехи надежно укрыли гипсокартонные плиты, теперь стены и потолок идеально ровные.

Жизнь без отпуска, с мечтою о зимних каникулах

— Стройку закончили благодаря тому, что во многом себе отказывали. До переезда, помню, купили телевизор — старый сломался, и все, никуда не ездили, — рассказывает Ирина. — Огород здорово помог: выращиваем картошку, другие овощи, соленья-варенья на зиму заготовлены всегда.

Финансовый секрет раскрыть до конца не позволила Аня: девочка проснулась, зычным голосом дав понять, что проголодалась.

— Много лет ходил по зимнику, доставлял грузы на Север, — говорит Владимир. — Если в сервисе в то время за месяц выходило две-две с небольшим тысячи, то за один рейс получали около 15 тысяч рублей, если поездка удачно проходила. Зимник дело непредсказуемое. Не зря называется временной трассой. Были случаи, когда погода резко портилась, дорога неожиданно вскрывалась, грузовики останавливались среди тайги, а люди до следующей зимовки жили возле машин вахтами. Попав в форс-мажорную ситуацию, дальнобойщики вешались — груз-то чужой, машины зачастую тоже, да еще аванс взят. Считай повезло, если товар непортящийся — водка или консервы. А если окорочка? Был случай, когда водитель лично разгружал контейнер и за несколько километров уносил мясо в тайгу, иначе медведь, а то и не один, мог пожаловать на запах да еще и машину изуродовать.

"Сенокос" у дальнобойщиков начинается зимой, когда в Якутии — конечной точке — мороз за 50 градусов. Собираясь в рейс, Владимир обычно берет отгулы в счет отпуска или подгадывает поездку на новогодние каникулы, когда вся страна отдыхает. Тогда не надо везти ребенка в школу, ехать на основную работу. Чтобы заработать побольше, водители зачастую идут на Север без напарников, находясь за баранкой по 14—16 часов. Говорят, предвестником смертельной усталости во время северных круизов являются галлюцинации в виде якутской женщины, которая начинает перебегать дорогу. Тут главное — поскорее добраться до ночлежки или хотя бы взбодриться. Как ни странно, самым эффективным снадобьем от назойливого сна являются обыкновенные семечки.

Некоммерческий ребенок

В декабре 2006 года в семье Гавриловых родилась девочка Аня. До денежного сертификата ребенок "недотянул" двадцати дней. Родители хоть и не имеют ничего против материальной помощи, тем более безвозмездной, но особо не расстроились.

— Что делать, "некоммерческая" она у нас получилась, — говорит счастливый отец.

Вот старший ребенок, Антон, как показалось, особых восторгов не разделяет, забот у него прибавилось. Время от времени его просят присмотреть за сестренкой, даже если компьютерная игра в самом разгаре.

***

Некоторое время назад Гавриловы одели свой дом в новомодный и практичный сайдинг, на очереди — доделка бани. Проект, конечно, не такой масштабный, но не менее ответственный. Хотя со стороны кажется, что с их опытом строительства без всяких ссуд и займов любое дело по плечу.

Загрузка...