Неделю в воде, год — с водой

Весна — традиционно самая горячая пора для спасателей Приангарья, когда в одних районах еще приходится вытаскивать из-подо льда технику и людей, в других уже возникает угроза паводков. Не за горами и сезон лесных пожаров... О том, как встречают весну сотрудники Аварийно-спасательной службы Иркутской области, корреспонденту "Копейки" рассказал начальник подразделения Александр Степанов.

— Александр Ильич, судя по прогнозам Гидрометцентра, вскрытие рек в Приангарье ожидается в среднем на неделю раньше срока. Это как-то отразится на графике работы вашей службы?

— Да, в общем-то, никак. Нас абсолютно не волнуют эти цифры. Спасатели должны быть в постоянной готовности независимо от прогнозов. Можно считать запасы воды в снеге, среднесуточную температуру, еще какие-то параметры, однако никто сейчас не может со стопроцентной точностью сказать, какая погода будет в том или ином районе через месяц. А ведь именно от этого в первую очередь и зависит, как будет развиваться ситуация. Лед, например, может спокойно уйти, появится чистая вода — все вроде хорошо. Но потом вдруг пойдут обильные дожди. А внизу на реке ледяной подпор еще не ушел, сохранился. Два-три дня осадков, и вот вам чрезвычайная ситуация — вода вышла из берегов. А казалось бы, изначально никаких предпосылок не было... Может все случиться и наоборот — прогноз ужасный, а ничего экстраординарного не происходит. Природа непредсказуема, и нужно всегда быть готовым к ее выкрутасам.

Я бы сказал так: мы никогда не готовимся как к паводкам, так и к другим ЧС, мы к ним всегда готовы. Распределили технику, людей, средства и ждем. Просто так, без команды, мы никуда не поедем.

— А кто должен дать вам эту команду? Кто должен определить, что в населенном пункте наступила явная угроза затопления?

— Есть специальные службы, есть муниципальные власти. Это же видно невооруженным глазом. Если лед на реке пухнет на глазах, значит, беды не избежать. Вот тогда и зовут спасателей.

— Но ведь иной раз получается, что вы приезжаете уже после того как случилась трагедия. Самый, наверное, яркий пример — Патриха...

— Да умные люди уехали из Патрихи уже после первого предупреждения. Лишь самые упертые сидели до последнего. А спасатели бегали и всем кричали: "Уезжайте! Уезжайте!" Понимаете, есть люди, привыкшие к такого рода ЧС. Для них вода весной в огороде — это в порядке вещей. Они поднимают скотину на сараи, заготавливают продукты, перекладывают в сухое место дрова, готовят лодки... Многие говорят: "Я лучше неделю посижу в воде, а затем год с водой буду". И убедить их переселиться в сухое место, даже если оно находится совсем рядом, в нескольких десятках метров, практически невозможно. А никаких правовых оснований, чтобы взять человека за шиворот и утащить в безопасное место, у нас нет. Только метод убеждения...

— Но ведь что-то нужно делать, чтобы, скажем так, смягчить возможный удар стихии?

— Конечно. И такая работа каждый год проводится. Например, горячая пора наступает для специалистов дорожной службы. Необходимо очистить ото льда мосты и другие искусственные сооружения, которые могут стать источником затора на реке. Обязаны они уничтожить ледовые переправы, которые для прочности в течение всей зимы приходилось намораживать. Есть на реках и места, где заторы происходят из года в год — так называемые петли. Здесь обычно проводится чернение — угольную пыль рассыпают на льду, и он под лучами солнца в таких местах разрушается в первую очередь. Не приходится скучать в это время года и сотрудникам авиабазы охраны лесов. Наших спасателей весной также постоянно привлекают к разного рода работам, особенно специалистов-взрывников. Помню, во время наводнения на Лене пришлось даже бомбометанием с самолетов заниматься.

Загрузка...