"Труд" — стадион

История строительства главного спортивного сооружения в Иркутске

Окончание. Начало в N 12

Открыли в запущенном состоянии

Судя по акту сдачи-приемки нового сооружения, состояние его в тот момент было не ахти. Вот, что следует из приказа по управлению губисполкома от 10 июля 1923 года, в котором в числе прочего говорится и о работе комиссии, принимавшей стадион: "Комиссия констатирует, что как сама площадь стадиона, так и относящиеся здания и пр. находятся в состоянии запущенности, что объясняется отчасти недостаточностью средств, отпускавшихся на содержание стадиона. Работы по приспособлению стадиона для целей физкультуры находятся в зачаточном состоянии"...

Кстати, по приложению к приемо-сдаточной ведомости можно сделать представление, как выглядело в то время спортсооружение:

"Усадьба Дворца спорта. Одноэтажное здание с мезонином и брандмауэром, деревянное, крытое железом, обнесенное решеткой, состоящее из прихожей и большого числа комнат (более 10). Состояние помещений оставляет желать лучшего. Везде нужен ремонт, стекла почти во всех помещениях разбиты, электропроводка в плачевном состоянии.

Усадьба стадиона. Садовые малые арки и беседки требуют ремонта. Каменное одноэтажное здание с печным отоплением, крытое железом, находится в момент производства ремонта. Деревянное одноэтажное здание с кухней отдано под буфет. Стекла везде побиты.

Трибуна стадиона. Протяжение — 41 сажень (1 сажень — 2,13 метра. - Прим. авт.). Здание деревянное, бревенчатое, на деревянных столбах, крытое старым железом (крыша протекает). Оркестровая раковина в центре трибуны обшита железом и окрашена. Мест для публики: 1-й ряд с барьером — 136, 2-й ряд — 137, шестиместные ложи — 28, ложи в пролетках — 2, бельэтаж — 268.

Кроме того, на территории стадиона есть карусель (испорченная), тир-кегельбан, футбольное поле, беговая дорожка 110 метров, площадка для прыжков (в стадии обработки) и корт для лаун-тенниса.

Означенное выше имущество сдал Александр Георгиевич Новопашин, исполнявший обязанности заведывающего (именно так, согласно всем документам. — Прим. авт.) по постройке стадиона Иргубвоенкомата (так назывался объект, пока его строили. — Прим. авт.), принял тов. Корзилов — первый, получается, законный завстадионом".

Штат стадиона, укомплектованный за несколько дней до сдачи объекта, состоял из 11 человек — это завстадионом, два его помощника, управделами (он же бухгалтер), садовник; кассиров, билетеров и сторожей — по две единицы.

Стадион расширяет границы

Новая метла, как известно, по-новому метет. Не успели стадион принять, как тут же началась его реорганизация. 28 июля 1923 года вышел приказ Иргубисполкома, который предписывал "считать нижеуказанные строения на усадьбе быв. "Белых казарм" по улице Красного Возстания (так в документе. — Прим. авт.) /б. Казарминской/ и Ленина /б. Амурской/ переданными стадиону".

Спорткомбинат, таким образом, "разбогател" на двухэтажный деревянный дом (частично обгоревший) на улице Ленина, одноэтажный домишко (там же), каменный двухэтажный дом (угол улиц Ленина и Красного Восстания), деревянное строение бывшей церкви по улице Красного Восстания, а также несколько "деревяшек" из усадьбы бывших Белых казарм — цейхгаузы, амбары, конюшни. Но главное, стадион благодаря этому приказу существенно расширил свои границы, которые теперь простирались "с выходом на улицу Красного Восстания по всей длине усадьбы и по улице Ленина /б. Амурской/ от угла Красного Восстания до усадьбы 6-й Советской школы".

Спустя несколько дней после вышеуказанного приказа (9 августа) в газете "Власть труда" появилась заметка "Реорганизация стадиона". Начинает статью неизвестный автор с самого, видимо, актуального на тот момент: "В настоящее время стадион полностью уплатил задолженность за май и июнь месяц рабочим, рассчитался с оркестром и выплатил все старые долги".

Далее сообщается, что руководство стадиона отменило "платность за вход", все эксплуатационные расходы (очистка, освещение, содержание оркестра и прочее) были переложены на плечи арендаторов, что дало возможность "сократить минимально штаты" — до пяти человек.

"Все коммерческие предприятия выселены с спортивной территории стадиона. Им предоставлена площадь, выходящая к ул. К.Маркса, с отдельным входом, где будет помещаться танцевальная площадка, карусели, качели и проч."

На освободившихся площадях был организован спортивный городок "для пользования всех без исключения спортячеек". И еще очень важные нововведения: поле стадиона огородили от трибун "глухим барьером", на "участке ближе к набережной Ангары" устроили детскую площадку, а по всей трибуне спортсооружения от водопроводных труб провели отводы для установки душей — в целях "улучшения санитарного оборудования стадиона". Ко всему прочему во Дворце спорта кроме музея была организована еще и библиотека.

"Там что-то творится, ажно дым идет"

С первых дней своего существования стадион пользовался у горожан огромной популярностью. "Еще не все готово, но то, что есть, ставит Иркутский стадион на первое место среди ему подобных в Сибири и на одно из самых первых по всей территории РСФСР. До трех часов здесь детский праздник — 12 тысяч детей накормлены и занимаются играми", — писала еще 5 мая 1923 года газета "Власть труда". А вот факт из "Летописи города Иркутска" Нита Романова: "10 августа (1924 года). На стадионе инсценировка войны (мероприятие было связано с 10-летием окончания первой мировой войны. — Прим. авт.). Присутствовало 8000 (!) человек". И это при том, что, по данным переписи 1923 года, в Иркутске проживало 88 358 человек. Получается, в акции участвовал каждый 11-й житель города.

А вот что писали в стенгазете стадиона, которая выпускалась в 1924 году (лексика, пунктуация и орфография сохранены): "Ужасно шумно, тесно и пыльно в доме стадиона. Там что творится ажно дым идет. И действительно с 5—6 часов вечера около трибун и на поле народу, как сельдей в бочке и крику как на колокольне звону в праздник. Хаос и шум буквально мешают вести занятия, а висящая в воздухе пыль делает их прямо чуть-ли не вредными. Нужно срочно принять меры к разгрузке стадиона".

В качестве мер "наш корр." предлагает: "снабдить всех членов ячейки физкультуры единым билетом"; "не пускать публику на трибуны и в проход между ними и барьером в будние дни тренировок"; "принять самые энергичные меры к изоляции спорт-площадки и трибун от детворы, которые буквально его засоряют собой", и так далее.

Первый лед оказался убыточным

Открытие первого катка на иркутском стадионе состоялось 14 декабря 1924 года. "При крайне неблагоприятных условиях со стороны состояния катка", как следует из документа для служебного пользования. "Состояние льда весьма плохое, теплушки не были своевременно оборудованы и рабочие не все были на местах к часу открытия". Выручка в день открытия составила 70 рублей 32 копейки. "Закрыть каток до полного его оборудования, которое произвести до 19 декабря", — такая резолюция стоит в конце документа.

По итогам другой официальной бумаги, составленной уже весной 1925 года, первый лед на стадионе держался с 14 декабря до 29 марта. За это время каток посетило более 10 с половиной тысяч человек. Из них: платных — 4267, со скидкой в 50% — 1245, бесплатных (в том числе школьников) — 4640, а также 355 участников выступлений. От продажи билетов за сезон выручено 1004 рублей 98 копеек, израсходовано на содержание — 1215 рубля. Дефицит, таким образом, составил 210 рублей 02 копейки.


P. S. Дирекция стадиона "Труд" обращается с просьбой к тем жителям Приангарья, у кого есть в семейном архиве какие-либо материалы (документы, фотографии, газетные статьи), связанные с историей иркутского стадиона. В данный момент ведется работа по сбору информации для написания книги, посвященной истории спорткомбината "Труд". Руководство стадиона приглашает вас к сотрудничеству. Телефон для контакта — 33-58-59.

Загрузка...