Большой прогул

Прогуливать нацпроект "Образование" школьникам Боханского района помогают взрослые

Дети трех деревень Боханского района неделями не учатся в школе. Причина до банальности проста — нечем заправить школьный кавзик, бензина нет. Рейсовый транспорт сюда не ходит. Вот и сидят ребятишки дома, хотя они уже и не рады этим затянувшимся каникулам. Делать-то в деревне нечего — ни кружков, ни клубов. Дорога к знаниям для 30 деревенских школьников остается тяжелой. А для самых маленьких просто неодолимой. До школы с горем пополам добираются только девятиклассники из деревни Грязной. Встают в семь утра, одеваются потеплее — и вперед, своим ходом. По весенним хлябям шагают до села Буреть полтора часа, 6 километров. Прямо позапрошлый век... И что останется в голове у этих Филиппков от знаний, если на обратной дороге их ждут такие же испытания?

Нет бензина — нет уроков

Бензина нет!!! Об этом в небольшой деревеньке Шарагун знают все.

Пенсионер Василий Афанасьевич разгребает сено и жалуется:

— Внук мой, пятиклассник Вадька, больше месяца в школу не ходил, по улицам гонял. Все бензина не было, только 18 марта автобус заправили. Сегодня ребятишки, слава Богу, в школе. Но какие они теперь ученики — от программы ведь отстали! Вы постучитесь вон в те ворота — там семья Руденко живет, да рядом дом — у шофера трое ребятишек-школьников. Родители вам все расскажут.

Леонид и Надежда Руденко утром отправили сына в школу.

— Вадик уже засиделся дома, — рассказывает Леонид. — Каждый день просил: "Скорее бы в школу, скорее бы в школу!" С бензином с начала года большие проблемы. Хотя и перед Новым годом ребятишки не учились. Тогда по 86 рублей с каждой семьи собрали и неделю возили. Но мы не можем каждый раз платить — работы нет, живем только на пособия.

В соседнем доме, в семье Филипповых, трое учеников.

Мама, Евгения Константиновна, рассказывает, что теперь ее детям приходится туго:

— Их одноклассники столько материала прошли, пока они дома сидели. Мой Лешка, младший, плачет — домашнюю работу сделать не может. Погряз в тройках по русскому языку. Да и с математикой ему трудно. А я ничем помочь не могу — все уже позабыла. По биологии сейчас зачеты идут — не знаю, как мои сыновья их осилят. Шутка ли, столько занятий пропустить! А ведь знания сейчас ого как важны! Старший-то, Саша, у нас по отцовским стопам пойдет — у него к тяга к технике. Андрейка, средний, сильно учиться хочет — у него память хорошая. Да и на младшего надеемся.

Транспортную проблему родители шарагунских ребятишек решали как могли. Просились в машину к учителю физкультуры Буретской школы. Несколько раз возили школьников сами — всех умудрялись утрамбовать в "девятку" — тут уж не до правил дорожного движения. Но каждый день снаряжать машину — дорого. Потому что бензин — непозволительная роскошь. В Шарагуне очень непросто живется. Семьи считают каждую копейку: почти все безработные. Впрочем не оттого что люди обленились — работы нет ни в деревне, ни поблизости. И вот ведь какая закавыка — не только шарагунцы криком кричат о недоступности школы для своих чад.

А на выборы деньги есть...

Бензиновая засуха захватила и следующую деревушку Боханского района, Быргазово. Учеников тут ровным счетом пятнадцать. И все они, увы, целый месяц не могли лицезреть своих учителей — Буретской средней школы. Возле местного сельпо собрались родители. Их обеспокоенность понятна — месяц детей не подвозили в школу; сейчас вроде бы бензиновая проблема утряслась, а что будет завтра — неизвестно.

Молодая мама Елена рассказывает, что, прежде чем обратиться за помощью в нашу газету, они приложили немало усилий для того, чтобы решить вопрос на месте, били во все колокола:

— Обращались в администрацию Бохана — там говорят: денег нет. Сейчас у района новый глава — Петров, ему отправляли письмо. И тоже никаких результатов. Все годы были деньги, а у него их нет. Выбрали мэра на свою голову! Ведь на выборы нашлись деньги, да еще какие! А ребятишек в школу возить не на что. Стыд и позор!

Собравшиеся в кучку родители гудят:

— Наши дети и так обделены вниманием — нет ни спортивных секций, ни кружков, в деревне нет клуба. Чем им заняться, когда все развалилось? Обещают на каникулах возить, но разве за неделю можно нагнать пропущенные уроки! Столько пробелов по математике, географии, биологии.

Вариант, чтобы детям ходить в школу пешком, быргазовские мамы и папы не рассматривают с тех пор, как два года назад в селе Буреть на остановке исчезла девочка: "Конечно, мы могли бы отправлять детей пешком. А если что случится с ребенком, кого винить?.."

Родители еще раз подсчитали дни, когда их дети не сидели за партами, — и были удручены итогом: неделя в октябре, потом с 20 ноября по 4 декабря, и самый большой простой — с 12 февраля по 16 марта!

12 километров в день

От Быргазово до села Буреть, где находится школа, километры по полям, по долам. Кое-как, молотя мокрый снег, перескакивая из колеи в колею, мы на машине добрались до большого здания сельской школы. Это единственный островок знаний на километры вокруг. Учатся здесь 175 ребятишек. Во дворе стоит автобус с надписью "Школьный" - значит, приезжие школьники на уроках в полном составе. Когда шесть лет назад фонд Кузина, депутата Госдумы от Усть-Ордынского округа, этот автобус школе купил, учителя и родители с облегчением вздохнули: наконец-то вопрос с подвозом детей решен. А тут на тебе — свалилась проблема с бензином.

Завуч Галина Михайловна показывает список уроков, пропущенных школьниками:

— Больше всего часов в учебном плане по русскому, литературе, математике. Например, по истории прошел блок тем: СССР во Второй мировой войне, сталинская модернизация...Все это и стараемся сейчас наверстать. Ребята остаются после занятий, даем и индивидуальные задания домой. Будут ездить в школу во время весенних каникул.

Девятиклассники Коля и Леша Васильевы из деревни Грязной сначала, как и все "подвозные", сидели дома. Потом стали ходить на занятия пешком — 12 километров в день.

— Все равно много пропустили, — говорят мальчишки. — По немецкому сейчас многое не понимаем. Трудно по химии, биологии.

— Я сама еще девчонкой сюда учиться ходила, по 14 километров каждый день пешком, — вспоминает Людмила Александровна Быргазова, учитель истории.— Ходили кучкой, до поздней осени. Все в кирзовых сапогах, ноги бумагой обертывали — тогда ведь колготок не было, только чулки. И все равно приходили замороженные. Зимой жили здесь, в Бурети, по два человека на койке спали. Это позже нас стали возить на санях.

Школьная задачка с ГСМ

Куда же делся бензин? Александр Сергеевич Ткач, директор Буретской школы, объясняет, что финансовый отдел районной администрации в три раза сократил сумму на бензин на 2007 год. Вывели лимит — 45 тысяч рублей вместо прошлогодних 135 тысяч. Втрое меньше необходимого! Хотя у Буретской средней школы самые большие траты по подвозу. Одним словом, школу посадили на голодный паек.

— По нашим подсчетам, этой суммы хватит только на три месяца, — объясняет директор. — Но с начала января мы не видели ни копейки!!! Я был в Бохане у начальника районного отдела образования Еремеевой Г.Н. Ответ — финансирования нет и не предвидится. Вышел на главу района Петрова Н.Г. — объясняет, что нет средств в бюджете района. Выход школе предложили такой: пусть родители сами покупают бензин. Но где им взять деньги — почти все безработные, семьи живут на грани бедности!

Ситуация стала настолько острой, что директор школы пошел занимать деньги у местных предпринимателей. Взятые в долг 18,5 тыс. руб. быстро кончились. Дети до сих пор сидели бы дома, если бы не договоренность с предприятием ООО "Сибиагро плюс". Чтобы быстрее погасить ссуду перед районной администрацией, взятую на проведение весенне-полевых работ, предприятие выделило школе 1 тонну ГСМ.

— Этого хватит на месяц, — заключает Александр Сергеевич. — И дальше можно работать по такой же схеме взаимозачета. Хорошо, что директор ООО "Сибиагро плюс" Михаил Максимович Григорьев пошел нам навстречу.

Когда Александр Сергеевич Ткач занимал деньги у местных предпринимателей, надеялся — отдаст эту сумму после перечисления средств на бензин. Однако финансирования из районного бюджета до сих пор нет. А пени пошли.

— Алтын придется погашать из собственного кармана, — говорит директор. — Хотя у меня семья — трое ребятишек.

P. S. О проблеме с бензином в администрации района знают отлично. Знают и мэр Николай Георгиевич Петров, и его замы. Вот только голова об этом у них нисколько не болит. Предвыборная гонка и референдум по вопросу объединения Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и Иркутской области позади, теплые кресла заняты. И что теперь волноваться? Проще простого отдать эту проблему на откуп директору и родителям — пусть у них болит душа, когда ребенок, нагруженный ранцем с учебниками, одолевает многокилометровый путь в школу.

Письмо в номер

"Уважаемая редакция! Обращаемся к вам с криком души. Наших детей не возят в Буретскую среднюю школу. Заканчивается 3-я четверть, а дети почти не учились. Так же было в 1-й и во 2-й четвертях — не учились по две недели. Все из-за того, что нет денег на бензин. Пешком ходить 14??? километров в день тяжело да и очень опасно. Например, два года назад бесследно исчезла девочка из деревни Грязной. Кто крайний в ситуации с бензином, не можем найти. Обращались в администрацию Бохана, писали письма мэру района Петрову. Но как же так, как наши дети будут догонять программу и учиться дальше и что делать ученикам выпускных классов? Из-за того, что не по своей вине они пропустили столько учебных занятий, просто не смогут сдать экзамены. Да и нам, родителям, как требовать с них хороших оценок?"

Родители деревень Шарагун, Быргазово, Грязная

Иркутск — Шарагун — Быргазово — Грязная — Буреть — Иркутск

Метки:
baikalpress_id:  33 002
Загрузка...