Шагнувшие с картин

Герои полотен Васнецова, Репина живут другой жизнью в музее "Тальцы"

Иркутянка Мария Тихонова увлечена необычным занятием - она делает кукол. Игрушки получаются непростые - очень похожи на людей. Продумано у них все: каждая морщинка и пуговица на платье, каждая ресничка и ямочка на щеке. Эти куклы не сидят с застывшими лицами, как магазинные пупсы или Барби. Они сердятся, обижаются, думают. Ну а чаще - улыбаются.

То ли люди, то ли куклы

Когда гости музея "Тальцы" видят кукол, которые делает Мария Тихонова, стоит звенящая тишина: люди не знают, как сразу выразить свой восторг.
И только потом начинаются охи и ахи: "Какая красота! Надо же, как живые!" Равнодушным никто не остается.

В коллекции Тихоновой - куклы-ребятишки из рассказов Толстого, герои картин Репина, Васнецова, Платонова. Особенно искусно сделаны крестьянские дети - румяные, хорошенькие, кровь с молоком. Они живут своей жизнью: учатся шить, читать, играют с животными. Смотришь в альбом с репродукциями, а потом на игрушку, и прямо оторопь берет: разве такое возможно? С одной стороны - картины, с другой - куклы, сделанные по образу и подобию героев. Ну каким, скажите, образом игрушка может быть настолько похожа на живого человека?! Мастерица объясняет, что главное - это увлеченность любимым делом. Она не может успокоиться, пока не сделает задуманную куклу. Процесс создания каждой очень тонкий. И долгий.

Как пирожки

- Лицо, тело я леплю из специального материала, - Мария показывает кусок, напоминающий пластилин, - он продается только в одном магазине Иркутска. Потом запекаю в духовке. И тут нужен глаз да глаз: смотреть нужно как за пирожками. Часто приходится перелепливать - например, в процессе жарки рука загнулась или у головы дефект получился. Если кукольное тело по задумке закрыто платьем, то внутри я пускаю проволочный каркас, обернутый ватой и туго обшитый тканью телесного цвета. Он полностью повторяет изгибы тела.

Когда готово тело, начинается едва ли не самое важное - украшательство. На деталях кукольная волшебница не экономит. И на цены закрывает глаза. Старинные кружева, французский хлопок, дорогущий шелк привозит с московских блошиных рынков. Потом превращает этот драгоценный материал в немыслимые наряды. Причем шьет их вручную - машинке такие мелкие детали разве доверишь. Все куклы у мастерицы в красивом белье. Загнув подол платья, можно обнаружить капроновые чулочки с резиночками. Все настолько аккуратно и филигранно, что удивился бы тульский Левша.

Кукольные волосы тоже заслуживают внимания - собраны из мягкой шерсти ламы или козы. Если нужны украшения - заказывает ювелиру. Реснички делает особенным образом - плавит свечкой обычные шнурки. А мельчайшие ворсинки, которые выгоняет пламя, по одной приклеивает пинцетом к покупным глазам.

- Я стараюсь, чтобы все выглядело реалистично, без фальши, - говорит кукольница. - Например, вот у этой куклы-девочки рыжие волосы и голубые глаза. А у ее мамы серьезное выражение лица - она учит дочку шить. Тулуп для Филиппка я шила три дня, а до этого неделю думала, как его сделать. Покрой точно повторяет дореволюционный крестьянский тулуп. У Аленушки, героини Васнецова, ноги тоже в грязи.

По книжкам

Первых кукол Мария Тихонова начала делать еще в школе. Лепила из пластилина, соленого теста. А когда в магазинах появился прибалтийский пластик, мастерила из него тоненьких балерин. Потом как-то незаметно книжные полки в ее квартире запестрели сборниками с фотографиями старинных костюмов народов разных стран мира, альбомами русской живописи. А из телевизионных передач она начала отдавать предпочтение фильмам с реальными событиями минувших дней. И потихоньку научилась множеству дел: вышивать бисером, конструировать парики, шить, продумывать крой будущего наряда. С практикой появилось чувство цвета, ткани. Узнала и все тонкости костюмов - в соответствии с эпохой, сословием и родиной персонажа. Вот, к примеру, китайская одежда - на шнурках, и каждый узелок, каждый бантик имеет значение. Знать все эти нюансы нужно досконально. С одной стороны, кукла демонстрирует дотошно выполненный исторический костюм. А с другой - интересна сама по себе, не в качестве манекена. Она может быть почти без одежды, но при этом покоряет своим скульптурным образом.

"Каждый раз учусь заново"

Сейчас куклы популярны во всем мире - их коллекционируют, заказывают, покупают за большие деньги на аукционах. На одной только выставке в Нью-Йорке принимают участие 3500 мастеров! В последние годы этот вид декоративно-прикладного искусства стал мощно набирать обороты и у нас. В Москве в 1997 году открылась галерея "Вахтановъ" - там тоже правят бал куклы. Для взрослых дядей и теть, которые их создают, это серьезная работа, настоящее искусство. Есть люди, которые "заболевают" кукольным хобби настолько, что создают крупные мастерские и занимаются этим и 20, и 30 лет.

- Обычно мастер придумывает только образ, эскиз, - объясняет Мария кукольную кухню. - Остальное доверяет помощникам: обувь, парики, наряды. Я все делаю сама. Раскладываю книжки и каждый раз учусь заново. И в каждой предыдущей кукле вижу кучу ошибок, несовершенств. Конечно, исправляю их.

У Марии больше сорока кукол. Все они отвечают важному для мастерицы принципу - доставляют людям эстетическое удовольствие. И за каждую посетители музея "Тальцы", где расположилась экспозиция, сулят хорошие деньги. Когда узнают, что они не продаются, очень просят сделать копию.

- Повторить лицо невозможно! - восклицает Мария. - У каждой куклы свой характер, индивидуальность. Да и делать копии - неблагодарно и скучно.

Метки:
baikalpress_id:  7 016