Таежный стоматолог

1967 год. На строительстве Усть-Илимской ГЭС уже оконтуривается котлован у Толстого мыса. Наш Невонский отряд занимался геологической и гидрогеологической съемкой на дне и по берегам будущего водохранилища. В Старой Бадарме моя бригада бурила гидрогеологическую скважину на берегу Ангары. В деревне осталось не более десяти жилых домов. Один из пустующих домов мы и заняли. После проведения опытной откачки воды из скважины в течение 3-4 суток проводится наблюдение за восстановлением уровня воды. Начало апреля - День геолога совпал с этими работами, поэтому выдалось свободное время.

В деревенском магазинчике у Ивана Андрияновича я купил несколько бутылок спирта, соленой стерлядки, а хариусом он просто угостил от доброты душевной.

Устроили праздник. Атмосферу несколько портило одно обстоятельство: у сменного мастера Гены Федорова уже вторую неделю болел зуб, который он лечил разными народными средствами, и все безуспешно.

Началось застолье, все друг друга поздравляли с праздником, и лишь Гена сидел печальный, с распухшей щекой. Выпили по первой и по второй за праздник, за дружбу. И вдруг Степа Матульский задумчиво произнес, конечно не думая о последствиях, что, работая в Якутии в Амакинской экспедиции, он дважды выдирал страдальцам больные зубы.

Выпили еще, зубная боль у Гены отпустила, он повеселел и неожиданно произносит грозным голосом: "Степа, рви зуб!" И еще раз, тем же голосом.

Тишина. Затем наперебой все загалдели: "Гена, не надо, да ты что - в антисанитарных условиях рвать зуб! А вдруг инфекция?"

Но Гена уже никого не слушал. Все поняли серьезность его намерений, мужик он был очень здоровый, под 140 кг. Помбур принес с буровой специальные пассатижи с кривыми зубцами. Степа растерялся, пытался сопротивляться, но не тут-то было. Гена держал его мертвой хваткой. Гена выпил почти полную кружку спирта. Степа для храбрости тоже выпил. Все затаили дыхание. Во рту затрещало... Гена взревел по-медвежьи, а Степа торжественно показал окровавленный зуб. Хватанув еще спирта, больной упал на кровать и уснул мертвецким сном. Еще долго все веселились и нахваливали нашего героя. Все уснули.

В 5 часов утра раздался истошный вой, перемежаемый матюгами в адрес Степы: "Ты, гад, какой зуб у меня вырвал?"

Зажгли свечку. Посреди комнаты в трусах стоит Гена, одной рукой держится за щеку, а другой потрясает пустой бутылкой. Все повыскакивали из спальных мешков, окружили больного. Успокоить его удалось после хорошей дозы спирта. Степа оправдывался, ссылаясь на палец Гены, что был на больном зубе.

Все уселись за стол. Время 7 часов утра. Пришлось мне идти к Ивану Андрияновичу за спиртным.

Федоров успокоился, зуб от спирта притих. Праздник продолжился. Я решил, что стоматологические действия у нас прекратились.

Поднимается Гена и говорит:

- Вот теперь-то, гад, ты не ошибешься! Рви зуб немедленно!

Степа, чувствуя кошмар последствия своей ошибки, согласился продолжить операцию по удалению очередного зуба.

Все повторилось. На следующий день Федоров проснулся просветленным и радостным. Зуб уже не болел. Он лишь слегка поругивал Степана.

А к Степану с тех пор приклеилось прозвище Стоматолог.

В конце месяца приезжаю с отчетом в Вихоревку, где базировалось наше Братское ГРП, захожу к начальнику партии, поздоровались, а он мне с улыбочкой: "Иван, говорят, ты в Бадарме стоматологический кабинет открыл? А у меня что-то зуб побаливает..."

Метки:
baikalpress_id:  48 272