Каппель Владимир - белый генерал

Продолжение. Начало в № 8

Ледяной поход

В ноябре 1918 года в Омске произошел переворот, в результате которого Сибирское правительство было низложено, а его военный и морской министр адмирал Александр Колчак провозгласил себя Верховным правителем Российского государства. Каппель отправился в Омск, где обнаружил, что ему не доверяют: за офицерами армии Комуча утвердилась ложная репутация "социалистов". Личная встреча Каппеля и Колчака развеяла это предубеждение. Каппель, к тому времени полковник, был произведен в генерал-лейтенанты и назначен командующим Волжским корпусом - стратегическим резервом Верховного правителя. На допросе в феврале 1920 года адмирал Колчак рассказал об этой встрече: "Каппеля я не знал раньше и не встречался с ним, но те приказы, которые давал Каппель, положили начало моей глубокой симпатии и уважения к этому деятелю. Затем, когда я встретился с Каппелем в феврале или марте месяце, когда его части были выведены в резерв и он приехал ко мне, я долго беседовал с ним на эти темы и убедился, что это один из самых выдающихся молодых начальников".

 Управляющий делами омского правительства Георгий Гинс оставил ряд ценных замечаний о Каппеле, в частности о его стремлении выиграть у большевиков психологическую войну, но не "психическими атаками", а более действенными средствами: "Он, например, приказал отпускать на свободу обезоруженных пленных красноармейцев. Он был первым и, может быть, единственным тогда из военачальников, который считал гражданскую войну особым видом войны, требующим применения не только орудий истребления, но и психологического воздействия. Он полагал, что отпущенные красноармейцы могли стать полезными как свидетели того, что белые борются не с народом, а с коммунистами". В корпусе Каппеля были подразделения, сформированные целиком из пленных красноармейцев. Один такой полк в мае 1919 года в полном составе перешел на сторону противника. 1919-й стал годом перелома в Гражданской войне. Сибирская армия белых откатывалась на восток. В ноябре был потерян Омск. Части Каппеля ведут арьергардные бои, отражают вылазки партизанских отрядов Петра Щетинкина, отступая к Байкалу на соединение с войсками атамана Григория Семенова. В Новониколаевске, Томске, Красноярске, гарнизоны поднимают мятежи, переходят на сторону большевиков, до крайности осложняя отступление. Наконец, 3 декабря на станции Судженка адмирал Колчак со словами "Только на вас, Владимир Оскарович, вся надежда!" назначает Каппеля главнокомандующим армиями Восточного фронта. Сводная группировка белых войск насчитывала 30 тысяч человек. "У Ачинска, - пишет участник описываемых событий капитан и секретарь Иркутскогo географического общества И.И.Серебреников, - кончалось отступление на восток; началось наступление туда же". Впереди был Красноярск, эсеро-меньшевистские власти которого сдали город партизанам Щетинкина. (В биографиях прославленного партизанского командира Петра Щетинкина значится: "Член КПСС с 1918 года". До вступления в партию большевиков штабс-капитан Щетинкин был эсером.)

 В конце декабря приближавшегося к Красноярску Каппеля вызвал к прямому телеграфному проводу командир

1-го Средне-Сибирского корпуса, начальник гарнизона генерал Бронислав Зиневич. Телеграфная лента гласила: "Когда же вы наберетесь мужества и решите бросить эту никчемную войну? Давно пора выслать делегатов к советскому командованию для переговоров о мире". Каппель ответил: "С предателями Родины я не желаю разговаривать".

 Поднявшись к северу вдоль по течению Енисея, войска вышли к месту впадения в него правого притока - реки Кан. Перед Каппелем стояла задача: снова пробиться к железной дороге. Он решил пройти по льду реки до Канска, где русло Кана пересекается с железнодорожной магистралью. После взятия Канска Каппель созвал совет командиров. С его планом согласились не все. Часть войск ушла на север, вниз по Енисею, а затем свернула на Ангару и в конце концов вышла к Байкалу. А Каппель с оставшимися силами спустился на лед Кана. Начался беспримерный Сибирский ледяной поход.

 Полковник Вырыпаев вспоминает: "Передовым частям... представилась картина ровного, толщиной в аршин, снежного покрова, лежавшего на льду реки. Но под этим покровом по льду струилась вода, шедшая из незамерзающих горячих источников с соседних сопок. Ногами лошадей перемешанный с водою, снег при 35-градусном морозе превращался в острые бесформенные комья, быстро становившиеся ледяными... Сидя еще на сильной, скорее упряжной, чем верховой, лошади, я подъезжал к сидевшим на снегу людям, но на мое обращение к ним встать и идти некоторые ничего не отвечали, а некоторые, с трудом подняв свесившуюся голову, безнадежно, почти шепотом отвечали: "Сил нет, видно, придется оставаться здесь!" И оставались, засыпаемые непрекращавшимся снегопадом, превращаясь в небольшие снежные бугорки... Генерал Каппель, жалея своего коня, часто шел пешком, утопая в снегу так же, как другие".

В конце концов Каппель отморозил ноги (некоторые мемуаристы утверждают, что его сани провалились под лед) и вскоре слег в жару и лихорадке, часто теряя сознание. В первой же таежной деревне врач, осмотрев его ноги, принял решение об ампутации пяток и некоторых пальцев ввиду начавшейся гангрены. Инструментов у доктора не было - прокалили на огне обычный кухонный нож. После мучительной операции еще несколько дней Каппель появляется перед войсками верхом - на лошадь его сажают на руках, к седлу привязывают. Наконец 21 января в связи с невыразимыми мучениями он сдает командование генералу Сергею Войцеховскому. 25-го или 26 января Владимир Каппель скончался от заражения крови (по другой версии - от воспаления легких) в теплушке румынского поезда при подъезде к станции Утай, что недалеко от Тулуна. Его последними словами были будто бы такие: "Пусть войска знают, что я им предан был, что я любил их и своею смертью среди них доказал это".

Окончание в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  6 968