Буланов Геннадий - летчик-испытатель СССР

Отчаянные ребята

Вы видели цирковой аттракцион - гонки мотоциклистов по вертикальной стене? Удивились? Вот и Буланов не перестает удивляться:

- На мотоциклах? По стене? Чудеса!

Передо мной земной человек: нет противоперегрузочного костюма, облегающего тело, со шнурками и молниями, а также тяжелых ботинок с высокими голенищами, гермошлема. Сейчас он на пенсии, но самолеты оставили в жизни неизгладимый след: в них его бытие.

...Когда с заводской взлетки, раскалывая воздух так, что в домах авиагородка дребезжат в окнах стекла, поднимается новенький самолет, невольно взгляд останавливается на пьедестале, где перед проходной корпорации "Иркут" установлен Як - одно из удачных изделий самолетостроителей. А мысли возвращаются к машинам, которые пришлось испытывать, вспоминаются и слова любимца, прославленного аса Юрия Гарнаева: "Смысл жизни там, где борьба и победа над сложностью твоей работы, над скоростью и высотой".

Иркутянин Геннадий Буланов тоже ас - заслуженный летчик-испытатель Советского Союза.

Наперекор судьбе

Он упорно искал дорогу в школу летчиков-испытателей, а про риск думал как все тот же Гарнаев из летно-исследовательского института: "Авиация, особенно новая, дело строгое. В той или иной степени каждый полет несет в себе элемент риска, хотя из ста полетов девяносто девять, как правило, проходят без приключений. Главное не в этом. Летчики-испытатели вовсе не искатели приключений, и летают они не ради риска, а борясь с ним, чтобы не пришлось потом при массовой эксплуатации самолета рисковать другим летчикам. Риск только тогда имеет право на существование, если он необходим обществу, для которого мы работаем и живем. Всякий другой риск бессмыслен и аморален".

Геннадий Егорович в зрелом возрасте стал испытателем. Судьба поиграла в молодость, когда после Батайского военного летного училища сбылась мечта: он - пилот. Счастье длилось недолго - в 1960 году попал под сокращение и не мог устроиться на любимую работу.

А годы шли. Поехал в Москву и рискнул поступить в авиационный институт, сдал все на "отлично". МАИ окончил в 1966 году, и его направили инженером на Самарский авиазавод. Но это было так далеко от мечты, которая бродила где-то рядом по Москве. Встретился с девушкой Наташей, на которой женился. И пришлось работать где попало, даже на станции Москва-Товарная. Но здесь повезло: дали комнату в малосемейной общаге неподалеку от Тушино.

Для Геннадия праздник День Воздушного флота был самый радостный. Он забирался на крышу общаги, ложился на спину, смотрел в небо и ждал ...

Над Булановым пролетали самолеты, некоторые он видел впервые: в воздушных парадах участвовали изделия, которые, быть может, никогда и не будут в серийном производстве, как турболет, на котором, словно Баба-яга, однажды на удивление зрителям промчался Юрий Гагарин. В то время Геннадий и подумать не мог, что один из новейших самолетов на параде пилотировал его будущий коллега на Иркутском авиазаводе - тогда летчик-испытатель ОКБ Яковлева Гелий Куркай (в одном из номеров мы рассказывали о подвиге Куркая. - Прим. ред.).

Буланов не знал, когда ему повезет, но часами околачивался возле парадной школы летчиков-испытателей, не решаясь войти.

"Парень, что ты здесь все время вертишься?" - голос звучал сердито. Буланова окликнул седой мужчина в кожаной куртке.

Запинаясь, срывающимся голосом Геннадий рассказал о своих злоключениях. Мужчина посмотрел документы, чуть задумался и позвал Буланова за собой... Это был Петр Григорьевич Левушкин - ас, лучший наставник школы испытателей.

Сбылась мечта

...Они вместе в воздухе, и на таких приемных экзаменах оценок не ставят. Здесь достаточно нескольких слов, которые решают судьбу.

После полета, уже вылезая из кабины, король неба только и произнес: "Чувствуешь машину". Буланов понял, что годен. Такие оценки означали больше, чем училищный диплом с отличием, - он становился испытателем. От полета к полету Левушкин ставил перед Булановым все более трудные задачи.

Буланов не стеснялся обращаться за помощью к старшим товарищам. В школе он усвоил высказывание заслуженного летчика-испытателя, Героя Советского Союза Григория Седова: "Если испытатель, идя в полет, чувствует, что он совершает героизм, значит, он к полету не готов". Буланов понял, что должен выполнять просто любую работу. В сердце испытателей нет табелей о рангах, но есть "королевские" фамилии, о которых надо помнить и постигать то мастерство, каким владеют Сергей Анохин, Олег Гудков, Александр Щербаков. Они славились умением завалить машину в штопор и предотвратить ее неминуемую гибель, а Григорий Седов сумел обуздать злейшего врага высокоскоростных самолетов - флаттер (вибрационную силу, разрушающую конструкцию).

Наступил момент, когда Буланов, "влетаясь" в новую машину, начал понимать ее язык. И она как бы рассказывала ему о себе, о своих скрытых возможностях, достоинствах и слабостях. Тогда легче приноровиться к ней, нащупать те дополнительные резервы, с помощью которых в критическую минуту можно либо перекрыть, либо обойти какое-то недостающее качество. Геннадий Буланов стал испытателем.

Встреча с Иркутском

 В городке иркутских авиастроителей Буланов появился в 1969 году. Его долго разглядывал небольшого роста усатый человек. Не заглядывая в летную книжку новенького, он пробурчал: "В небе посмотрим". Он повел обескураженного приемом Геннадия к самолету. Буланов подумать не мог, что это тот летчик, на полеты которого он засматривался с крыши московской общаги.

Буланов сразу ощутил неприязнь к инструктору: даже не познакомились - и в полет. "Наверное, обычный зануда", - решил Геннадий. И все думал: не знает иркутянин, что он на заводе человек временный. Дорога открыта в Летно-исследовательский институт в Жуковском, где и риска побольше, где летают короли, он и сам уже много повидал, а тут...

Левушкин Буланова благословил на любую работу в небе и рекомендовал в ЛИИ, но для опыта посоветовал полетать в летно-испытательной станции какого-нибудь авиазавода.

И предложил Иркутск.

Инструктор-зануда

С инструктором-занудой полетели на Ан-24. Он не давал самостоятельности, но неожиданно проронил: "Один за штурвалом" - и снял руки с управления, отодвинул кресло, что-то начал быстро писать в тетрадке.

"Так и думал - зануда, - злился Буланов. - Сразу пишет замечания, чтобы покрепче отпороть. Видимо, памяти нет". Через несколько минут инструктор сказал: "Послушай, Буланов". И прочел стихи. Потом успокоил: "Не волнуйся, у тебя все нормально" - и протянул руку для пожатия, добавив: "Я Куркай. Гелий". И подмигнул.

У Буланова отлегло от сердца: он слышал о летчике еще в школе испытателей, но о встрече в Иркутске даже не думал.

Они шли к штабу ЛИС (летно-испытательной станции), разговаривали как старые добрые знакомые.

- Я ведь о тебе все знаю. И о мечте скорее попасть в ЛИИ, - признался Куркай. - Я из института не по собственной воле приехал в Иркутск - жена подвела. А что риска больше хочется - за ним и у нас летают.

Началась работа, облетывали серийные МиГи. У новой машины не должно быть загадок - ты должен выжать из самолета все: выдержит ли запроектированную скорость, высоту, маневренность.

"Копейка" подробно писала в статье "Последний миг над Иркутском" (№ 35 за 29.08.03) о героической гибели Куркая, когда он 8 июня 1972 года, спасая город, тянул МиГ-23УБ с отказавшим двигателем до посадочной полосы. Катастрофа произошла на последних метрах.

...Буланов держал в руках дневник Куркая и прослушивал запись последнего полета. Геннадий понял, почему Куркай до конца боролся за самолет: он учился у испытателей ЛИИ, как Петр Стефановский, который при случае отказа двигателя мог посадить любую машину. Его фраза "Я не знаю, когда это потребуется другим, но знаю: когда-нибудь обязательно пригодится!" Куркаю пригодилась. Его на авиазаводе заменил Буланов.

Годы перемен

Кризис девяностых не обошел авиазавод: заказов не было. В ЛИС оставался один Буланов. Протекали крыши цехов, а на ремонт средств не было. Японская "Тойота" намеревалась купить заводские площади, но, подсчитав убытки, отказалась - рынок сбыта оказался невелик.

Заказы появились только в начале нового века. Завод заработал с утроенной силой, а Булавин набирал в ЛИС команду испытателей, обзванивал старые адреса, искал новые кадры и молодых летчиков.

На потоке стоял Су-27УБ. Геннадий сам испытал первый самолет, летал на нем и, только когда почувствовал невероятные возможности машины, дал добро.

Спарки хорошо стали брать за рубежом, Буланову приходилось летать к покупателям, учить местных летчиков управлять машиной. Инструктор впереди - за спиной стажер.

- В Ираке чуть не разбился, - начал рассказывать Буланов. - Привыкли они в одиночку летать и вмешиваются в управление, а там полоса в пустыне без привода и знаков, а основной аэродром в тридцати километрах. Начиналась песчаная буря, и я решил переждать ее на этой полосе. Начал снижаться, а перед полосой - канава и бугор песка с землей. Сажусь нормально, а этому за спиной показалось, что зацепимся, - и давай тянуть ручку. Хорошо, я посильнее был. Сели. Я ему потом высказал...

Завод уже стал корпорацией "Иркут", и первый крупный заказ пришел из Индии. Тогда и стали делать Су-30МКИ. После - заказ из Малайзии, на поток пошли Су-30МКМ с доработками под местные условия нашего КБ. Самолеты испытывали летчики нового поколения: Леонид Смелый, Сергей Михалюк, еще летал и Буланов. Геннадий Егорович в 1989 году стал заслуженным летчиком-испытателем. Перед пенсией работал в ЛИС инженером по безопасности полетов, но и, став пенсионером, продолжал трудиться в ЛИС, а в прошлом году нашел для души занятное дело.

Свой опыт и смелость - детям

В прошлом году Буланов организовал школу юного авиатора при ИАЗе филиала ОАО "Корпорация "Иркут". Проект представили генеральному директору авиазавода Владимиру Ковалькову, который поддержал идею и подписал некоммерческое соглашение о создании школы. Организаторов ждала победа на конкурсе значимых проектов "Губернское собрание Иркутской области".

Занятия начались в двух классах отдела подготовки кадров при заводе. Рассчитывали на две группы из двадцати человек, но мальчишки и девчонки шли и шли. Набралось 62 подростка от 12 до 16 лет. Занятия начались весной по полной программе: знакомство с парашютом, конструкцией самолетов, радиооборудованием, навигацией и т. д.

Инструкторами стали опытные специалисты, мастера спорта по туризму Павел Трофимов и супруги Красноштановы. Парашютное дело преподают спортсмены из поисково-спасательной службы - Дмитрий Касимов и Дмитрий Гурулев. В помощники по школе Буланов взял Владимира Просекина.

Для ребят начались походы, прыжки с парашютом с самолета Ан-2.

- За три прыжка будем присваивать спортивные разряды, - с гордостью говорит Буланов. - Каждую субботу ездим на Оекский аэродром авиаспортивного клуба РОСТО. Купили для школы на заводе 403 ГА старенький Ан-2, будем использовать как тренажер. Скоро начнется новый набор в школу.

Метки:
baikalpress_id:  6 888