Приключение уполномоченного в деревне

Много лет прошло с той поры, более полувека. Однако курьезный случай, произошедший с одним высокопоставленным чиновником, вспоминается до сих пор.

Конец 50-х. Деревня жила своей привычной жизнью. Трудились люди от зари до зари, о прогулах, затяжных перекурах не было и речи. И мы, тогда еще юные, безусые механизаторы, не понимали, зачем присылали из района к нам в колхоз уполномоченных на период заготовки кормов и уборки урожая. Их в деревне звали толкачами. Приехал такой и к нам. Этот, о ком пойдет речь, отличался от предыдущих. Наш толкач никогда не улыбался, не любил шуток, всегда был очень строг. Он носил гимнастерку, всегда застегнутую до последней пуговицы, туго подпоясывался ремнем, носил брюки-галифе, начищенные до блеска сапоги и фуражку военного образца без кокарды, за что в дополнение к званию "толкач" еще прилепилась к нему кликуха Сталинец.

Надо признать, что наш толкач никогда не требовал отдельного транспорта и ходил пешком по полям от одного агрегата к другому. И в случае короткой остановки комбайна или трактора в поле по техническим причинам он строго спрашивал: "В чем дело?"

Скоро все поняли, что контролер мало понимает в сельских делах, и на вопрос, в чем дело, деревенские острословы такие давали ответы, что, будь это лет десять назад, можно было бы оказаться в местах не столь отдаленных.

В один теплый августовский вечер толкач, возвращаясь с полей, пошел через перелесок по тропке в деревню. Недалеко от огородов протекал небольшой ручеек. Деревенская ребятня в этом месте раскопала продолговатую траншею, которая заполнилась водой и служила все лето местом для купания. Другого водоема в деревне не было. Дойдя до ручья, решил толкач освежиться. Разделся, аккуратно сложил одежду на кочку, а брюки-галифе повесил на сосенку. Умываясь, уполномоченный не обращал внимания ни на ребятню, вышедшую встречать стадо, ни на идущий через ручей скот.

И надо же было такому случиться - один упитанный бычок подошел к дереву, где мирно покоились брюки толкача, покосился на них и, видимо, поняв, что эта вещица ему ничем не угрожает, принялся чесать рогатую голову о сосенку. Заметив такое своеволие скотины, хозяин брюк выскочил из воды и рявкнул на животное командирским голосом. Бычок крутанул рогами, при этом зацепил за ремень брюки и понес их по направлению своего дома. Толкачу ничего не оставалось, как, схватив обувь и остальную одежду, бежать вдогонку за животным.

В это вечернее время жители выходят встречать идущий с пастбища скот, да и просто поговорить о делах сельских. Но тут внимание жителей крайних домов улицы приковало очень уж необычное зрелище: вдоль улицы по пыльной дороге, неистово мотая головой, бежал бычок с брюками на рогах, а за ним всем знакомый уполномоченный с сапогами в одной руке, гимнастеркой и фуражкой - в другой, в одних подштанниках.

В довершение этой нелепости, пробежав еще с полсотни метров, толкач поскользнулся на коровьей лепешке и грохнулся прямо на дорогу. Поднявшись, он смачно выругался и спешно повернул к дому одной старушки, где квартировал. Спустя несколько минут брюки вернули хозяину, извинившись за животину.

Толкач на другой день уехал в район, и больше его в колхозе никто не видел.

Загрузка...