Почтово-багажный идет под откос

Крушение поезда под Нижнеудинском устроили не террористы, а четыре пьяных мужика, желавших поживиться

В ночь с 9 на 10 июня 2001 года на перегоне Худоеланская - Хингуй произошла одна из самых крупных катастроф на железной дороге Восточной Сибири. Оперативники Восточно-Сибирского УВД на транспорте нашли инструмент, с помощью которого злоумышленники разобрали пути. Первоначальная версия - теракт - была опровергнута, когда установили личности преступников. Последние собирались пустить эшелон под откос, чтобы впоследствии ограбить его. Они не знали, что первым по разобранному пути должен был пройти пассажирский поезд, который от катастрофы спасло опоздание. Диспетчер дал зеленый почтово-багажному...

Пассажирский, к счастью, опоздал

Почтово-багажный поезд № 939 Хабаровск - Харьков шел с востока. Диспетчер станции Нижнеудинск сразу дала ему зеленый свет: пассажирский поезд Благовещенск - Москва опаздывал почти на час. И в образовавшееся "окно", около двух часов ночи, пропустили почтово-багажный... Первая секция электровоза проскочила 4711-й километр, как затем отцепилась вторая секция, и семь вагонов пошли вправо, вниз по склону. Несколько раз перевернувшись, вагоны полетели с 20-метровой высоты. Хвост состава повис на контактной опоре. Следом сползли 450 метров полотна вместе с грунтом. Четверо проводников, сопровождавших вагоны с почтой, даже не успели испугаться. В момент крушения они спали. "Проснулись от сильного толчка, когда поезд уже стремительно падал вниз. Через несколько минут стих скрежет железа, и проводники выбрались из покореженных вагонов. Поблагодарив Бога, что они остались в живых, проклиная проливной дождь, бросились в ночной темноте собирать почтовую корреспонденцию и посылки. О своих ушибах, вывихах и переломах они вспомнили только к утру, когда на место крушения приехали оперативные бригады.

Рельсы собирали по кусочкам

Утро 10 июня принесло дурную весть. Как только рассвело, на насыпи милиционеры нашли путейские инструменты, восемь болтов и четыре накладки для рельсов. Забыть или бросить инструмент железнодорожники не могли, поскольку он строго учитывается и хранится в специальном контейнере. По инвентарным номерам установили, что инструмент похитили еще в мае, задолго до схода.

Поезд упал в болото. Прежде чем поднять вагоны, железнодорожники осушили его, заново отсыпав грунт. Для проведения экспертизы на качество рельсы и шпалы собирали по кусочкам. Проверка показала, что рельсы находились в хорошем состоянии, срок их эксплуатации не истек, уложены по всем технологическим требованиям и содержались в надлежащем порядке. Кроме состояния пути досконально изучалось техническое состояние электровоза, средства связи и сигнализации на данном отрезке дороги. А также земельный участок, по которому проходил путь. Нижнеудинский транспортный прокурор Лидия Валентиновна Шевчук рассказывает, что из пяти томов уголовного дела почти половина посвящена исследованию участка земли. Подняли земельные реестры за последние двадцать лет, чтобы посмотреть, чем <болела> земля. Заключения экспертов исключили технические неполадки, сползание грунта, иные стихийные неожиданности, которые могли стать причиной схода поезда. Следовательно, оставалось одно - говоря языком юристов, вмешательство посторонних лиц. Нижнеудинская транспортная прокуратура возбудила уголовное дело по статье 205 УК РФ ("Терроризм"}.

Халатность путейцев, террор или...

Владимир Воловод, начальник службы криминальной милиции линейного отделения на станции Нижнеудинск, - один из тех, кто раскрыл страшное преступление.

- Честно говоря, я не верил в теракт, - говорит Владимир Воловод. - Первая мысль - что это халатность путейцев. Накануне они ремонтировали этот участок - возможно, плохо закрепили болты. Сотрудники из Управления ФСБ Иркутской области дотошно, в течение десяти дней, проверили каждого работника путейской бригады, обработали данные, полученные с помощью полиграфа - детектора лжи. Причастность железнодорожников к сходу не подтвердилась. Все болты они закрепили и инструмент сдали как положено. Версия об их неосторожности отпала.

Искали и чеченский след. Как только поступила информация, что инструменты украдены из контейнера недалеко от Худоеланской, неподалеку в теплушке милиционеры обнаружили двух подозрительных типов. Оперативники наткнулись на них, когда обследовали прилегающую территорию. Один оказался уроженцем Урус-Мартановского района Чечни, второй служил в Чечне, ехал на службу во французский легион, но странным образом зацепился за Нижнеудинск. Имелись и другие оперативные сведения, которые давали основания полагать, что далекая Чечня может оказаться совсем рядом. Вскоре и эту версию отвергли. Парни оказались чисты перед законом, и их отпустили.

На следующий же день после схода в Нижнеудинск приехали оперативные группы из РУФСБ Иркутской области, аппарата ВС УВДТ, линейных подразделений Тайшета, Зимы, областной прокуратуры. Местные - милиционеры-транспортники и транспортная прокуратура работали с первых часов. Группой оперативников руководил начальник оперативно-розыскного отдела УВДТ полковник милиции Александр Заболотский. Следственные действия проводила старший следователь Нижнеудинской транспортной прокуратуры младший советник юстиции Нелли Орлова. Полковник Заболотский и его команда накануне схода были в командировке в Нижнеудинске, работали по другому делу. Вечером в субботу Заболотский выехал в Иркутск. Но до дома не доехал, пересел на обратный поезд, так как о случившемся узнал в дороге.

- Работали так, что не хватало суток, - рассказывает Владимир Воловод. - Домашние стали забывать, как мы выглядим. Зацепок было много, но на стопроцентный успех не тянула ни одна.

Владимир раскладывает передо мной рабочие карты и схемы, на которых с математической точностью, по миллиметрам, размечены все отработанные пункты местности, план места происшествия, действия оперативных групп.

- Одновременно работали в разных направлениях. Одни занимались анализом - собирали данные на пассажиров, которые проехали от станции Иланской Красноярского края до Иркутска с начала мая по конец июня и выходили на станциях Нижнеудинск или Тулун. Представляете, более 300 тысяч человек перевезли за месяц пассажирские поезда. Каждого пассажира проверили. Запросов в различные инстанции отправили более двух тысяч. Перепроверялись люди, которые в этот период доставлялись в дежурные части милиции линейных подразделений. Запросили материалы из других УВДТ, где происходили сходы железнодорожных составов по причине разоборудования пути. Искали взаимосвязь, что, возможно, одни и те же лица орудуют. Не исключали ни одной версии, даже самой нелепой, невероятной, лишенной здравого смысла. Параллельно проверяли всех бывших железнодорожников, которых уволили по отрицательным мотивам. Они могли затаить злобу и решиться на месть. В списки подозреваемых попали местные жители. Как пошутила нижнеудинский транспортный прокурор Лидия Шевчук: "Теперь мы знаем всю подноготную каждого жителя близлежащих деревень по второе колено".

Шел дождь, никто ничего не видел

В четырех километрах от места крушения поезда находится деревня Кадуй. Ее оперативники прочесали одной из первых. В Кадуе не больше 30 дворов, и жизнь каждого селянина на виду. Все как один твердили, что в ночь на 10 июня чужие в селе не появлялись. А свои вели себя тихо: ни пьянок, ни драк. Только в доме Букатиных (фамилия изменена) самогонку распивали. Сему маленькому факту оперативники придали серьезное значение. Наверное, даже мать большого семейства Букатиных не знает точно, сколько у нее детей и от каких отцов. Старшие сыновья судимы. За одним из них, 21-летним Сергеем (имя изменено), числилась кража из грузовых вагонов. Выяснилось, что когда-то он работал монтером пути, пока не уволили за пьянку. Последние два года приворовывал по мелочам у односельчан, иногда наведывался в Нижнеудинск. Вот и в тот раз обмывали грабеж. Средь бела дня в присутствии хозяев-стариков внаглую обчистили квартиру. На такие дела Букатин один не ходил, только с компанией, с 40-летним Александром Саниным и 21-летним Петром Варагиным (имена и фамилии изменены).

Накачавшись самогоном, вчетвером (с ними был 15-летний брат Букатина) около 12 часов ночи они вышли из дома. Хлестал проливной дождь. Деревня Кадуй спала, и никто не видел, как группа мужчин пошла в сторону железной дороги. А наутро Сергей Букатин ушел в тайгу за черемшой. Два его подельника, которые жили в наемных работниках на подсобном хозяйстве, внезапно, не сказав никому ни слова, исчезли. То обстоятельство, что эта группа ночью покидала дом, вызвало подозрение. Как только Букатин вернулся из тайги, Нижнеудинский отдел внутренних дел задержал его за грабеж и объявил розыск соучастников. Их нашли только к концу августа. На допросах Букатин молчал. Тест на полиграфе показал, что опрашиваемый причастен к сходу поезда. Это уже было веское основание, чтобы продолжать с ним работу. У оперативников появилась надежда, что они на верном пути. Но пока долгие беседы по душам шли впустую.

- Вот в этом самом кабинете, - вспоминает Воловод, - он проговорился, что ночью к нему пришли неизвестные люди и, угрожая оружием, заставили его пойти с ними. Якобы под дулом пистолета он разобрал путь. Ясно, что это ложь. Но и ее нужно было проверить. И только когда поймали двух беглецов - подельников по грабежу, все встало на свои места. Предвидеть, что обычная житейская история приведет к трагическим последствиям, не мог никто.

Протрезвев от страха

В майский день Букатин с братом и с одним из подельников случайно встретили на сельской улице мастера путейской бригады. Кто-то у мастера украл мотоцикл, и он подозревал в этом Букатина. Кражу не доказали, а обида осталась. Встретившись, мастер припомнил старое и назвал его вором. Букатин пообещал отомстить. И в тот же вечер он украл инструменты путейской бригады и спрятал их в надежном месте. Как бывший путеец, он знал, что за такое дело мастера по головке не погладят. Тогда он еще не думал о том, что очень скоро этот инструмент ему пригодится. Он вспомнил о нем во время гулянки после грабежа. Тут же обсудил план с собутыльниками, и они решили, не откладывая, идти разбирать железную дорогу.

"Мы хотели пустить поезд под откос, а затем ограбить его" - так впоследствии они объяснили мотив совершения преступления. О том, что будет с людьми, которые едут в вагонах, пьяные головы даже не задумывались. За 25 минут расшили рельсовые стыки и стали ждать. Почтово-багажный круто въехал в поворот и начал падать. Посыпались электрические искры... Протрезвев от страха, мародеры побросали орудия и бросились врассыпную.

31 августа Нижнеудинская транспортная прокуратура предъявила обвинение всем четверым подозреваемым по 267-й статье Уголовного кодекса РФ - "Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения". В ходе следствия 205-я статья была переквалифицирована в 267-ю, поскольку действия подозреваемых не носили основного признака терроризма - мотива устрашения населения.

Загрузка...