ГАИО - Дом истории

Окончание. Начало в № 3

С января 1923 года сотрудники архива стали целенаправленно собирать документы из организаций и учреждений Иркутской губернии. К этому времени были уже приняты фонды Судебных установлений, Сиротского суда, остатки архивов бывшей тюремной инспекции, Нарсвязи, Почтконторы, Коммунотдела и многих других.

В те времена фонды архива были еще разбросаны по разным зданиям. К примеру, все исторические документы, датированные до 1917 года, сегодня называются дореволюционными фондами и военно-морская секция хранились в винном погребе братьев Бутиных. В подвале, естественно, никто никаких условий для сохранности бумаг не создал - на земляных полах с лужами дела просто лежали кучами.

В 1927 году проверять работу Иркутского окрархбюро приехала инструктор Сибархива Митропольская. В своем отчете она прямо указала на массу недостатков: "разбросанность архивохранилищ при таком минимальном количестве работников", а также "малая вместимость и перегруженность" хранилищ и "сырость, выявляющаяся в наличии луж на полу и влажности документов". А вот как инструктор описала бывший винный погреб: "темное архивохранилище в глубоком подвале... Трудно передвигаться между перегибающимися от тяжести и наклонившимися стеллажами и грудой архивного материала в связках, наваленного с пола (земляного) до потолка, или между громоздящимися друг над другом ящиками, в которых хранятся еще не выявленные архивы Красной армии. В подвале абсолютная темнота... вентиляции никакой". Инспектор также отметила, что количество работников архива в Иркутске следует увеличить с 4 до 9 человек.

В этом подвале работа архивистов велась в основном летом и заключалась в том, что в солнечную погоду они выносили документы на улицу, раскладывали, просушивали... и уносили обратно в сырость. Зимой, в морозы, в погребе находиться было невозможно, но сотрудникам архива приходилось там работать. По долгу своей службы они выполняли множество запросов от властей и простых граждан, искали информацию в кучах неупорядоченных документов.

Последствия хранения дел в винном погребе вполне предсказуемы и печальны: часть бумаг не дожила до наших дней, часть заразилась грибком, который до сих пор поедает строки нашей истории.

Военные документы после реорганизации 40-х годов перевезли в Москву, в специальный военный архив.

"В списках вредных производств не значатся"

Назначенный 17 ноября 1930 года на должность руководителя архивной службы Павел Игнатьевич Кудрявцев, зная о нелегком труде архивистов, пытался хоть как-то поощрить своих сотрудников. В феврале 1931 года он подал заявку в отдел Нарпита "Акорт" на обеды в столовой

№ 2. В июне этого же года премировал Елену Полякову как лучшую работницу Крайархива "денежной суммой в 50 рублей из премиального фонда для ударников". Ее месячный заработок составлял 100 рублей. В середине 1932 года Кудрявцев запрашивал Краевой отдел труда о льготах архивным работникам. Ответ пришел неутешительный: "... работники архива по спискам вредных производств не значатся, а также таковые не могут быть отнесены и к категории работников физического труда".

В 1940 году Иркутский архив переехал в здание Преображенской церкви. Перевезли только документы Октябрьской революции (после 1917 года). Исторический же, более древний и ценный, архив остался в том же сыром винном погребе братьев Бутиных, документы генерал-губернатора продолжали храниться в здании на Набережной.

Здание на улице Байкальской в 1973 году построили специально для Государственного архива Иркутской области. Сотрудники учреждения ликовали. Во-первых, впервые за 50 лет существования архива все документы перевезли в одно место. Во-вторых, строительство велось с учетом специфики организации: здесь были хранилища с полками, кабинеты - словом, созданы все необходимые условия для успешной работы архива. Да и само здание по тем временам считалось суперсовременным. Архивисты смогли наконец-то создавать в хранилищах необходимый для сохранности документов температурно-влажностный режим.

О современном здании

Радовались хорошим условиям работы пару десятилетий. В 90-х годах стало ясно, что зданию необходим срочный капитальный ремонт. Крыша протекала так, как будто в ней зияли метровые сквозные дыры. Если на улице шел дождь, в архиве объявляли аврал. Чтобы спасти документы из хранилища на 5-м этаже, сотрудники хватали со стеллажей коробки с делами и на руках относили их вниз, в бойлерную. Вопреки всем инструкциям им приходилось просушивать там те бумаги, что успели намокнуть.

Снаружи здание тоже посыпалось. Иркутяне помнят, как с него отваливались куски отделки. Потом Дом истории огородили красными ленточками и поставили таблички с надписями, что подходить к аварийному объекту опасно для жизни.

Архивисты забили тревогу, их поддержали газеты, радио и телевидение. В конце 2001 года капитальный ремонт начался.

В конце прошлого 2006 года архив торжественно открыл двери отремонтированного здания. На сегодняшний день в нем многое соответствует современным требованиям: внешний и внутренний дизайн, автоматическая поддержка температурно-влажностного режима, система видеонаблюдения, уникальная система пожаротушения. И все же многие сферы деятельности учреждения еще требуют финансовых вливаний.

Например, в архивохранилищах одни дела лежат в удобных коробках из плотного картона, другие - в специальных портфелях из кожзаменителя, предложенных для использования еще в 70-х годах, третьи просто завернуты в плотную специальную бумагу и перевязаны веревками. Почему так? Оказывается, на удобные коробки для всех документов не хватает денег. Многоярусные стеллажи для дел высокие, а стремянка для работников - обычная. И если дело с верхней полки приходится доставать женщине маленького и даже среднего роста (а в коллективе большинство сотрудников - представительницы прекрасного пола), то без специальных гимнастических навыков ей не обойтись.

Как документы женятся и ходят друг к другу в гости

Современный Государственный архив Иркутской области - серьезное учреждение с большим штатом сотрудников и несколькими отделами.

Например, отдел комплектования и работы с ведомственными архивами работает с организациями. Сотрудники отдела проверяют, как обрабатываются и хранятся документы в учреждениях, следят за тем, чтобы они были упорядочены и вовремя сдавались на постоянное хранение в архив.

Самая тяжелая и самая грязная работа - у сотрудников отдела обеспечения сохранности документов. Именно они занимаются созданием и поддержкой условий для хранения документов: следят за температурно-влажностным и санитарным режимами в архивохранилище, проверяют наличие дел и перерабатывают их для удобства использования. Санитарная обработка заключается, например, в обеспыливании документов, причем самым обычным способом - пылесосом. И самое главное - сотрудники этого отдела выдают документы пользователям в читальный зал архива и в отдел социально-правовых запросов, а также сотрудникам архива для работы.

Название отдела социально-правовых запросов говорит само за себя. Отдел выполняет поступающие запросы по заявкам (в последние годы - более 3000 запросов в год!), ищет необходимую для справок информацию.

Есть в архиве и отдел государственного учета. Его сотрудники ведут учет ежегодно поступающих и уже хранящихся в архиве документов. Случается, что находится дело, которое нигде не числится, папка лежит не в нужном фонде. Бывает, что документы пропадают и сотрудники отдела занимаются его розыском, следуя поговорке "В архиве ничего не теряется". Дела рано или поздно находятся - "ходят в гости" в другой фонд или один тоненький листочек прилипает к другому. В этом случае архивисты говорят - "дела поженились".

Отдел информации, публикаций и научного использования документов пишет и публикует статьи, а также выполняет тематические запросы - к примеру, краеведческий кружок какой-либо школы просит узнать ее историю. Читальный зал и научно-справочная библиотека для служебного пользования также находятся в ведении этого отдела.

Отдел организационно-методической и научно-исследовательской работы разрабатывает новые нормативные, методические документы, путеводители, готовит справочную литературу, а также хранит у себя все инструкции, как следует трудиться архивистам (начиная с Декрета Ленина 1918 года).

"Шестое небо"

В отделе реставрации работают 4 человека, все женщины. Реставратор - это врач, ювелир и химик в одном лице, потому что лечит документы от грибка, по миллиметровым кусочкам восстанавливает рассыпающуюся от времени бумагу и использует только определенные, ph-нейтральные средства для склеивания.

Кабинет реставрации в архиве называют "шестое небо". Он находится выше всех в здании - на 6-м этаже, а труд четырех женщин приравнивают к героическому. Всего за 3 тысячи рублей в месяц россыпь пожелтевших от времени и заболевших в винном погребе братьев Бутиных бумаг они переплетают в объемное крепкое дело. О специальной лаборатории сотрудницы отдела пока только мечтают.

В 90-х годах среди архивистов страны пользовалась популярностью теория, что документы от любого грибка - обычного, розового, фиолетового - можно излечить, если "прожарить" их в микроволновке. Специально купили это чудо техники, попробовали. Да, от грибка помогает. Но и бумага становится ломкой, рассыпается на кусочки.

Хотя, замечают реставраторы, документы царских времен хранятся гораздо лучше, чем 20-30-х годов и 90-х. Бумагу два-три столетия назад изготавливали из натуральных материалов, как, впрочем, и чернила. И написанные тогда же буквы до сих пор четкие и контрастные, хоть и непонятные современному человеку. А сданные в архив дела 80-90-х годов, отпечатанные на первых струйных принтерах, на тоненьких листочках, уже сейчас блеклые. Смогут ли наши потомки лет так через 200-300 прочитать эти отчеты, или чернила к тому времени совсем выцветут, мы уже не узнаем.

Автор благодарит сотрудников Государственного архива Иркутской области и лично И.П.Бедулину за помощь в подготовке материала

Загрузка...