Такие деньги "Рассвету" не снились

Продолжая тему, начатую в прошлом номере, без комментария публикуем мнение директора ООО "Ольхон" Игоря Евгеньевича Дегтярева

- Проводит ли ООО "Ольхон" какие-то работы на территории Аларского района?

- Те работы, которые затрагивали бы интересы жителей села, практически не проводятся. Так как горные работы еще не начаты, ведется монтаж оборудования. Под монтажную площадку занято всего 4 гектара земли, поставлена подстанция - 0,4 гектара земли. Под обе эти площадки есть договоры аренды, заключены они с ЗАО "Рассвет" (директор Т.М.Жукова). За аренду земли мы платим "Рассвету" такие деньги, которые им и не снились, эта земля того не стоит. Но мы платим эти деньги, понимая, что есть чисто моральный аспект: да, мы внедряемся на чужую территорию, к тому же ЗАО "Рассвет" находится в бедственном положении. Мы понимаем, что причинили им некоторые неудобства своей деятельностью - поставили линию электропередачи, вели геологоразведочную деятельность, и та арендная плата, которую мы вносим, с лихвой покрывает все неудобства, которые мы им причинили.

Горные работы сегодня не ведутся, хотя начнутся в ближайшем будущем.

- А можно конкретнее?

- Скажем так: горные работы начнутся в первом квартале текущего года.

- На основании каких документов ведутся эти работы?

- Прежде всего, нами получена лицензия на отработку данного месторождения. Есть проект, который прошел все стадии согласования, прошел все экспертизы, получен горный отвод на отработку данного месторождения. В том числе этот проект одобрен и на общественных слушаниях жителями поселка Табарсук и поселков Аларского района, то есть получено одобрение со стороны народа. Причем на этих слушаниях (есть протокол, подтверждающий мои слова) одобрение получено практически единогласно.

А то, что вы говорите о двойственном впечатлении от поездки в Табарсук... Поймите: если бы мы заходили с горными работами на территорию преуспевающего сельскохозяйственного предприятия, где все было хорошо, а мы создавали бы им дискомфорт, неудобства, внедрялись бы в уклад жизни людей, которые всем довольны и видят хорошую перспективу в данных условиях, - это одно. Но вы сами видели, что осталось от села Табарсук, которое некогда было преуспевающим хозяйством. Фермы разрушены, поля стоят в запустении. Если официально за ЗАО "Рассвет" числится 8 тысяч 45 гектаров площади - в прошлом году, насколько я знаю, засевалось всего 900 гектаров, то есть немногим более 10 процентов.

Мы в течение ближайших 25 лет планируем нарушить в данном районе не более 2 тысяч гектаров, то есть меньше четверти, и часть из них - земли лесного фонда, а непосредственно под пашни там меньше полутора тысяч гектар.

- Я правильно поняла, что возглавляемая вами организация всего собирается освоить в данном районе не более 2 тысяч гектаров?

- Да, только за 25 лет, за весь лицензионный срок. Лицензия у нас выдана на 25 лет, за это время мы должны эти площади отработать.

- Вы начинаете работу без нарушения действующего законодательства, это так?

- Да, правильно, без нарушений. В конце ноября (опять же по инициативе Тамары Михайловны) была проведена проверка окружной комиссией Росприроднадзора, и есть заключение, что нарушений не выявлено.

- Согласовано ли выделение земель, под которыми залегает уголь, с соответствующими организациями?

- Конечно, прежде чем началась работа, было проведено согласование акта выбора площадки. На этих документах есть автограф Тамары Михайловны, мэра села Табарсук и главы Аларского района Ботякова. Все эти согласования есть, не говоря уже о санэпидстанции, пожарном надзоре, архитектуре и так далее. Процедура согласования проведена в полном объеме. Если бы эти согласования прошли не в полном объеме, мы не смогли бы пройти экологическую экспертизу.

- Вы ее прошли?

- Да, получено положительное заключение. Соответственно без экологической экспертизы мы не смогли бы получить горный отвод. Здесь целая цепь согласований. Мы не действуем воровским способом. Предприятие серьезное, оно рассчитано на долгие годы, на десятилетия.

- Мэр Табарсука говорил о том, что люди села надеются, что они будут привлечены в качестве рабочей силы на ваше предприятие.

- Они надеются не без основания. Головинское месторождение угля удалено от городов. Ближайший, где занимаются подобной деятельностью, - Черемхово. Оттуда мы сейчас возим людей, которые занимаются монтажом оборудования. Это машинисты экскаваторов, специалисты, поэтому они в первую очередь приняты на работу.

Специалистов такого профиля в селах пока нет. Но время идет, и мы рассчитываем, что, когда предприятие начнет работу, когда жители ближайших сел увидят, что это дело действительно стоящее, серьезное, не на один день, - без проблем: можно обучаться на курсах в том же Черемхово. Иди учись, получай работу рядом с домом. Мы сами заинтересованы, чтобы люди у нас были не привозные, а местные. При этом отпадают затраты на перевозку людей - это во-первых. Во-вторых, на производстве бывают всякие ситуации. Понадобится, например, срочно вызвать кого-то на работу, в этом случае удобнее иметь дело с местным населением, чем везти из того же Черемхово. При управлении производством - это знает любой руководитель - намного удобнее, когда люди проживают неподалеку от производства.

Общаясь с людьми в этих селах - Табарсуке и других, мы видим: там есть много порядочных, неглупых людей, которые к тому же не испорчены городом. Я не говорю, что в городе люди хуже. Но сельское население все же не так испорчено цивилизацией, как городское, это несомненный плюс. Это те люди, с которыми, я уверен, мы сможем найти общий язык, которые будут устраивать нас и которых будем устраивать мы. А для какой-то паники, что мы своим приходом поставим крест на сельском хозяйстве, я не вижу оснований.

ЗАО "Рассвет" обрабатывает сейчас чуть более 10 процентов своих земель. Это было засеяно, а то, что убрано, и того меньше. Пусть они обработают ту землю, которая нас сейчас не интересует, это было бы неплохо.

- Скажите, как оформлены отношения между собственниками земельных участков, где находится уголь, и вашим предприятием?

- Как они оформлены? Смотрите: если мы говорим о тех землях, которые принадлежали раньше ЗАО "Рассвет", то теперь ЗАО "Рассвет" они не принадлежат. Вся земля находится в общей долевой собственности у бывших колхозников. То есть на эти 8 тысяч 45 гектаров, которые числятся по кадастровому учету за бывшим ЗАО "Рассвет", собственников, то бишь владельцев, 654 человека согласно списку. То есть не ЗАО "Рассвет" владеет этой землей, а эти 654 человека.

Несмотря на то что земля принадлежит этим людям, которые на момент приватизации земли проживали там и теперь имеют свои наделы, ЗАО "Рассвет" за пользование чужой землей не платило все эти годы людям ничего. Более того, до нашего прихода в натуре выдел земли был не сделан ни у одного из этих собственников. То есть у них было свидетельство на 1/654 часть от этих 8 тысяч 45 гектаров, и все. А сказать, где чей участок конкретно, было невозможно.

Когда встал вопрос, что нас интересуют не все эти 8 тысяч, разумеется, а только определенные участки земли для начала разработок, были спорные ситуации. Тамара Михайловна заявляла, что вся эта земля ее, то есть руководимого ею ЗАО "Рассвет", и разговор нужно вести только с ней. Хотя на это дело она юридических прав не имела и не имеет. Тем не менее из нормальных соседских соображений мы заключили договоры с ЗАО "Рассвет", хотя понимали, что ЗАО не является собственником, платили ЗАО за ту землю, которая у нас занята монтажной площадкой.

Когда встал вопрос о выделении земли под горные работы, народ тоже стал интересоваться - почему это вдруг ЗАО "Рассвет", а не они, истинные владельцы земли, будет получать доходы в виде арендной платы от трудовой деятельности нашего предприятия. Была отработана методика, каким образом соблюсти интересы всех 654 человек, что не так просто, и нам работать на этой земле.

В конечном счете было проведено собрание дольщиков, где присутствовало 311 человек. Сами дольщики на этом собрании назвали 8 владельцев той земли, которая нас интересует в первую очередь. Есть протокол от 5 декабря, списки. Тамара Михайловна единственная, кто выступал против. Но сельчане ее не поддержали, хотя обе стороны - и мы, и она - предварительно провели разъяснительную работу. Мы рассказали людям о преимуществах такого соседа, как наше ООО "Ольхон". А она вела работу однозначно против нас. Однако открытым голосованием подавляющим числом голосов было принято решение эти 8 человек выделить.

После этого были сформированы для этих 8 человек землеустроительные дела, 4 дела прошли уже кадастровый учет и сданы в регистрационные палаты. 4 человека уже получили в регистрационной палате право собственности. Там получилась небольшая накладка, поэтому 8 человек разделилось на две четверки, и следующие 4 человека в ближайшее время будут поставлены на кадастровый учет.

После того как эти участки будут зарегистрированы, мы заключим договор аренды с новыми собственниками земли. Условия договора были оговорены заранее и доведены до всех участников собрания: несмотря на то что собственниками земли будут являться конкретные люди, эти 8 человек, тем не менее арендная плата будет распределяться не среди этих людей, а среди всех 654 дольщиков. Пусть это не такие уж большие деньги, но тем не менее 7 тысяч рублей ежегодно каждый из них будет получать. Это арендная плата за то, что мы будем пользоваться их землей. Она будет распределяться на всех дольщиков, в том числе и на Тамару Михайловну.

- Я знаю, что в числе этих 8 дольщиков сам Андрей Герасин и его родственники.

- Это провокация.

- Хорошо. Тогда еще один вопрос: головинский уголь хороший?

- Да, уголь хороший.

- В чем его отличие от черемховского, например?

- Одна из основных характеристик угля - его калорийность. То есть сколько можно получить тепла с единицы данного топлива - одной тонны, одного килограмма. Наш уголь более калорийный, чем черемховский. Это первое. Второй момент в характеристике угля - насколько вредно для окружающей среды его сжигание, поскольку вопросы экологии приобретают сегодня все более серьезное значение. Этот уголь низкосернистый, и в отчетах и во всех заключениях, которые проводились при анализе этого угля, эти качества указаны.

Почему мы взялись за разработку месторождения не старого участка, где уголь можно добыть с наименьшими затратами, то есть с наименьшим коэффициентом вскрыши. На всей площади залегания уголь имеет разные характеристики. Сейчас мы начинаем разработку с того участка, где уголь наиболее экологически чист, то есть с низкосернистого участка. Что это значит? Выбросы от его сжигания будут минимальными.

- Черемховский разрез еще работает?

- Там пока не идет речь о закрытии, они осваивают новые площади. Другое дело - там речь идет о снижении объемов. Видите ли, черемховский уголь в значительной степени ориентирован на экспорт, а к такому углю предъявляются особые требования, в том числе и по экологическим параметрам. Один из них - содержание серы, и черемховские угли находятся на грани или даже превышают ту величину, за которой уголь не может быть использован в качестве экспортного сырья.

Наш уголь выгодно отличается от черемховского значительно более низким содержанием серы. Еще раз повторю: по всем параметрам головинский уголь превосходит черемховский.

- Скажите, не пострадают ли в результате деятельности вашего предприятия уникальные озера, расположенные на той же территории?

- Да, озера там красивые, слов нет. Но они, если вы обратили внимание, рукотворные. То есть питание, водообеспечение данных озер осуществляется в основном за счет поверхностных вод. И если посмотреть карту, то вы увидите, что мы не нарушаем ни один из бассейнов, которые обеспечивают водоприток в данные озера, мы их не затрагиваем.

Метки:
baikalpress_id:  32 944
Загрузка...