Если "Рассвет" банкротят, значит, это кому-нибудь нужно

Одно из самых успешных сельхозпредприятий Аларского района оказалось в минувшем году на грани кризиса. Почему?

Каменный уголь на картах сырьевых ресурсов обозначается маленьким черным квадратом. С Малевичем никаких ассоциаций: залежи важнейшего топливно-энергетического сырья, плотный ряд тех самых квадратов отмечен на северо-западе Иркутской области. Среди полутора десятков каменноугольных месторождений (Жеронское, Катарбейское, Глинкинское, Тарасовское и т. д.) Нукутское и Головинское - одни из наиболее перспективных.

Любовь, корма и урожаи

Весна в Аларском районе ранняя, солнце и ветер уже в апреле убирают снег с полей подчистую. Словно торопят земледельцев: не опоздайте с посевной. Аларь, Аларский район Усть-Ордынского Бурятского автономного округа - в числе самых хлеборобных районов области. Бескрайние поля и небольшие островки хвойных деревьев, родники и лесные речушки - здесь все напоминает расположенную по другую сторону Байкала Бурятию. Так и аларская пшеница почти по всем качествам напоминает лучшие бурятские сорта. Хлеб из нее пышный, вкусный, с боханским или иркутским (эти сорта уступают зерновой бурятской элите) не сравнить.

В Алари всегда сеяли так называемую сильную пшеницу с высоким содержанием белка. Среди наиболее успешных сельхозпредприятий района - ЗАО "Рассвет", где всегда было много зерна и скота. До недавнего времени "Рассвет", что называется, не вылезал из передовиков. А спустя год оказался вдруг на пути к банкротству.

Механизм превращения множества плюсов в один нынешний минус довольно сложен, но для нашего времени весьма типичен. То, что в аналитической российской журналистике обозначено как связь ситуации с социальными проблемами, и есть, собственно, картина развития, расцвета и умирания отдельно взятого предприятия в сельскохозяйственном районе Иркутской области.

Закрытое акционерное общество "Рассвет" организовано на базе колхоза с одноименным названием. К 1965 году произошло слияние (тогда это называлось укрупнением) нескольких небольших хозяйств, четыре года спустя в колхоз приехала молодой специалист, выпускница Иркутского сельхозинститута Тамара Жукова, и стала работать главным экономистом. Высокая, стройная девушка была не по годам деловита и энергична. И еще - вызывающе красива.

Бурный роман Тамары с председателем колхоза Павлом Поповым (между прочим, вовсе не холостым мужчиной) - теперь дела давно минувших дней.

А тогда, в 76-м, партийно-хозяйственное руководство, не выдержав шквала деревенских пересудов и сплетен, отправило влюбленную парочку с глаз долой в соседнее хозяйство.

- Сослали за любовь, - улыбается Тамара Михайловна. - Там, в "ссылке", у нас родилось два сына.

Однако крепкие специалисты и тогда были в дефиците. Восемь лет спустя "ссыльное" семейство попросили вернуться. Они не гордые, согласились. Вскоре после возвращения Тамара Михайловна Жукова возглавила большой колхоз.

Середина 80-х была трудным, но хорошим для "Рассвета" временем. Колхоз с символическим названием осваивал до пяти миллионов еще неденоминированных рублей ежегодно. Тогда всего было много: желания работать

(и зарабатывать!), энтузиазма, веры в свои силы.

Из Качуга, родины хозяйки колхоза, в "Рассвет" везли сотни черно-пестрых телок. Кормов было - девать некуда, вспоминают местные старожилы, только кукурузой заполняли по 12 силосных траншей, сена на зиму запасали по две с лишним тысячи тонн. Процесс заготовки был механизирован, включал всю технологическую цепочку. Одной из самых престижных профессий в "Рассвете" считалась доярка. Районное начальство на Жукову обижалось: "Почему мы 300 с небольшим получаем, а твои доярки по 600-700 рублей в месяц?"

"Такая у них нагрузка, такие расценки, не выше и не ниже, чем у соседей, - отбивалась та. - Люди по 14 часов в день работают, продукцию получают, почему я должна платить им меньше?"

Расцвет "Рассвета" совпал с началом перестройки. Тысячи голов скота, современные доильные установки, хорошие надои, высокие урожаи - хозяйство Тамары Жуковой быстро вошло в число высокопроизводительных и рентабельных. В 90-м году за сдачу трех планов по зерну "Рассвету" выделили 15 автомобилей "Нива", а Тамаре Михайловне вручили орден Трудового Красного Знамени. Премия к госнаграде была достойной: право внеочередного приобретения страшенного в те годы дефицита - новенькой черной "Волги" ГАЗ-24. Даже фильм "Родники "Рассвета" сняли и показали по Центральному ТВ на всю страну.

- Если бы не развал Союза, мы бы сейчас не хуже Франтенко (руководитель ОАО "Белореченское", хозяйства-миллионера, одного из богатейших в стране. - Авт.) жили, - вздыхает Тамара Михайловна.

И продолжает рассказ о надоях, кормах, урожаях и прочих рекордах сельских тружеников первых постперестроечных лет.

Почем электричество для колхоза?

Отправной точкой дальнейших событий стало постановление Центрального Комитета партии 1985 года об использовании электроэнергии (1 копейка за киловатт) для отопления жилых домов в Иркутской области. Решения партии полагалось воплощать в жизнь.

В "Рассвете" построили 12 ЛЭП и столько же трансформаторов к ним. В каждом доме появилось удобное и недорогое по тем временам бойлерное отопление, у людей отпала необходимость тратить немалые средства на дрова и уголь. Только цена киловатта круто изменила жизнь самого "Рассвета".

Двенадцать линий, построенных на собственные средства, с потрохами сдали успешное сельхозпредприятие естественному монополисту - Иркутскэнерго. Собственно, это и был первый серьезный шаг сельчан на пути к банкротству.

- Бьемся за линии с 1997 года, - рассказывает Жукова. - Куда только не обращались, а Иркутскэнерго их все равно не принимает. И хозяйство, ставшее по сути посредником между поставщиком и потребителями электричества, не имея законных на то оснований, терпит огромные убытки.

Сначала монополист потребовал техпаспорта на все 12 линий. Сделали техпаспорта, заплатили около 200 тысяч рублей. Затем понадобилось межевание, которое стоило "Рассвету" еще 200 тысяч.

Минувшим летом областной арбитражный суд все же признал: да, трансформаторы и линии ЛЭП были построены на средства ЗАО "Рассвет". С пакетом необходимых документов Жукова пришла в администрацию "Иркутскэнерго", предложив приобрести, наконец. эти линии. Сделка и тут не состоялась, без объяснения причин со стороны монополиста.

А в конце минувшего года глава ЗАО получила декабрьские платежки за электричество: производственные объекты - 40 тысяч, население - 112 тысяч рублей.

- Декабрь был сравнительно теплым, - комментирует цифры Жукова, - в холодные месяцы по 400-500 тысяч рублей нагорает. За год до трех миллионов нам электричество выходит, это очень дорого.

Местные экономисты подсчитали: население задолжало хозяйству примерно один миллион рублей. Не имея лицензии на перепродажу электроэнергии, "Рассвет" вынужден платить за всех: льготников (почти 200 тысяч рублей в год за 30 человек), добросовестных и недобросовестных потребителей. "Люди живут в больших, до ста квадратных метров домах или квартирах, а платят за электричество по 300 рублей вместо положенных полутора тысяч. Остальное просто воруют, есть у нас и такие потребители, - рассказали экономисты ЗАО. - Со своих работников мы хотя бы из зарплаты можем удержать, а с остальных как? Энергетикам выгоднее, конечно, что одно предприятие платит за всех сразу, потому и линии не принимает".

Поголовье - под нож!

Генплан села Табарсук (он висит у входа в контору "Рассвета") включает десятки объектов. Строили здесь много: жилые коттеджи на две семьи, детсад, фельдшерский пункт, производственные объекты. Построили дороги асфальтированные в центральном поселке, том самом Табарсуке, вокруг проложили грунтовку. Распад Союза потянул цепочку кризисов, в том числе и банковской системы. Чтобы рассчитаться со строителями, в хозяйстве стали резать скотину, иначе было не выжить. И все-таки строительный бум, пусть не в прежних объемах, продолжался в "Рассвете" после 1991 года еще почти пять лет. Закупили и смонтировали две польские зерносушилки, металлический ангар, испанский колбасный цех.

Большую часть поголовья заставили пустить под нож налоги Пенсионного фонда, 38 ежемесячных процентов опустошили недавно еще переполненные фермы. В те годы только "Рассвет" и еще одно-два хозяйства Аларского района смогли удержаться за счет собственных средств. Остальные приказали долго жить, не выдержав натиска жадных до чужих доходов структур.

Весной 91-го был принят новый Земельный кодекс, согласно которому земля и другие природные ресурсы уже не являлись исключительно государственной собственностью. Новый документ устанавливал приоритет частной собственности на землю. Она же, земля, стала объектом гражданского оборота, то есть купли-продажи, наследования, залога, аренды.

Вслед за Земельным кодексом в 1992 году появился Закон "О недрах", регулирующий их использование как объекта госсобственности: установлена строгая система лицензирования, введена плата за пользование недрами. Этот же закон предписывал распределение доли доходов, полученных недропользователями для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых. Оба документа сыграли важную роль в судьбе "Рассвета".

Нарушили по-родственному

Общество с ограниченной ответственностью "Ольхон" было создано в феврале 1999 года с целью разработки Головинского каменноугольного месторождения, которое находится на территории Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, в 140-165 километрах северо-западнее Иркутска. Так сказано в рекламной визитке "Ольхона". Однако на арену событий данное ООО выступает шесть лет спустя, в марте 2005 года.

По имеющимся сведениям, "Ольхон" - предприятие с участием иностранного капитала. Его учредитель зарегистрирован на Кипре, налоговом рае нового российского бизнеса. Известен и такой факт: дочернее предприятие Иркутскэнерго, компания "Байкал-Инвест-Энерго" входит в "Ольхон" ста процентами уставного капитала. Следовательно, победитель аукциона на право пользования головинскими недрами скорее "внучка", чем "дочка" Иркутскэнерго. В любом случае весьма близкий естественному монополисту родственник.

Право пользования недрами означает, что "Ольхон" может добывать каменный уголь на территории Аларского района, точнее - на полях, принадлежащих по праву долевой собственности ЗАО "Рассвет".

Угледобыча предполагает разведку, бурение разведочных скважин на местах возможного залегания пластов. Скважин нужно много, иначе точной картины, где и что залегает, не составить.

Словом, вариантов дальнейшего развития событий на земле, принадлежащей "Рассвету", могло быть несколько. Ольхонцы выбрали самый простой и одновременно жестокий: по засеянному элитным сортом пшеницы Селенга полю в разгар лета, когда уже начиналось колошение, пошла тяжелая буровая техника, загрохотали мощные "Уралы". Шел 2005 год.

Дальнейшие взаимоотношения двух сторон лучше проследить по документам - письмам, жалобам, заявлениям, направленным юридическим представителем ЗАО "Рассвет" в десятки инстанций - от президента страны, Федерального агентства по недропользованию (Роснедра), Министерства природных ресурсов РФ до областных и районных руководителей.

"Сельскохозяйственный участок, именуемый "Массив Балаганка" (151,1 гектара парового поля), был засеян ЗАО "Рассвет" пшеницей на семенные цели. На указанном массиве "Ольхоном" самовольно пробурено 11 изыскательских скважин. Поле изъезжено тяжелой техникой, пробиты колеи глубиной до 45 сантиметров, в связи с чем 21 гектар пашни оказался непригоден для сельскохозяйственной деятельности.

На сельскохозяйственном участке "Шаманова гора" (245,5 гектара) "Ольхоном" самовольно пробурено 9 скважин. На "Денисовых полях" (40,4 гектара) пробурены 3 скважины. На участке "Ермолаиха" (57,5 гектара) пробурено 7 скважин. Непригоден для сельскохозяйственной деятельности участок площадью 16 гектаров.

Итого на 491,6 гектара сельхозугодий, предназначенных для посева пшеницы, нарушен плодородный слой площадью 73 гектара; на 97,9 гектара, предназначенных для посева многолетних трав, нарушен плодородный слой на 28 гектарах". (Из обращения гендиректора "Рассвета" к президенту страны В.В.Путину)

Действия людей, пустивших огромные машины по набиравшей колос элитной пшенице, иначе как варварством не назовешь, в один голос комментируют события на полях "Рассвета" иркутяне. И те, кто причастен к сельхозпроизводству, и просто покупающие булки в магазинах называют все это коротко и однозначно: надругательство над природой, над бесценной аларской землей, житницей края.

"Мы имеем дело с абсолютно беспрецедентным случаем"

В середине 90-х годов минувшего века постановлением главы Аларского района (на основании указа президента РФ) ЗАО "Рассвет" получило в общедолевую собственность более 15 тысяч гектаров земли: пашни - 10 156, пастбищ - 1272, сенокосов - 70 гектаров. Для организации сельхозпроизводства, сказано в свидетельстве, устанавливающем право собственности "Рассвета" на эти гектары.

Наделяли землей всех - и работников ЗАО, и тружеников социальной сферы, и пенсионеров. Все было бы замечательно и справедливо, но под отведенными землями оказались залежи угля. И не простого, а почти как в сказках - золотого: калорийного (это одна из его главных характеристик), экологически чистого, словом экспортного. Плотный ряд черных квадратиков на карте сырьевых ресурсов области легко трансформировался в такой же плотный ряд денежных знаков стран-импортеров важнейшего топливно-энергетического сырья. Какое уж тут сельское хозяйство!

Дальнейшие события легко предсказать: урожай на исковерканных, изъезженных буровой техникой землях убрать, разумеется, не удалось. Он пропал. А вместе с ним образовалась солидная задолженность перед бюджетом - в три с половиной миллиона рублей. Это был еще один шаг "Рассвета" к банкротству.

- По предварительной оценке, общий ущерб, нанесенный хозяйству, составил десять миллионов рублей, - говорит представитель ЗАО "Бизнес-консультант" Татьяна Веснина. - Сюда входят и три с половиной миллиона за непроданный, фактически уничтоженный урожай, и стоимость испорченной, залитой ГСМ и исковерканной земли. Сюда же входит ущерб, нанесенный уборочной технике "Рассвета" (к примеру, комбайн стоимостью в несколько миллионов рублей работал на поле, попал в развороченную колею и сломал передний мост), ущерб, нанесенный земле за протянутые незаконно электролинии, за незаконно установленную подстанцию и так далее. Словом, десять миллионов - очень приблизительная, условная оценка ущерба. Она не включает огромного морального ущерба, нанесенного сельхозпроизводителям одного из лучших хозяйств района.

- По сути мы имеем дело с абсолютно беспрецедентным случаем, - продолжает комментарий Татьяна Александровна. - Помимо причиненного ЗАО "Рассвет" ущерба, что зафиксировано соответствующими актами, заверенными комиссией, в состав которой вошли начальник отдела сельского хозяйства администрации Аларского района УОБАО, ведущий специалист управления Роснедвижимости УОБАО - госинспектор по охране использования земель, у ООО "Ольхон" имеется целый перечень более существенных нарушений.

Так, в ходе проверки, проведенной комиссией управления Росприроднадзора по УОБАО 17.11.2006 года, в действиях ООО "Ольхон" выявлены нарушения существенных условий лицензионного соглашения: ООО "Ольхон" проведены геологоразведочные работы на лицензионном участке до получения акта горного отвода, акта на право пользования землей и без утвержденного технического проекта разработки лицензионного участка. А в предписании, выданном ООО "Ольхон" 17.11.2006 года управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) по УОБАО, указано: "Подготовить и представить на государственную экологическую экспертизу технический проект разработки лицензионного участка". Напрашивается вывод о том, что положительное заключение экологической экспертизы у ООО "Ольхон" также отсутствует.

Его деятельность приостановлена Федеральным агентством по недропользованию 1 декабря 2006 года: "Принимая во внимание грубейшие нарушения ООО "Ольхон" условий пользования недрами на лицензионном участке, Иркутскнедра письмом от 23.11.2006 года обязало недропользователя прекратить проведение работ по освоению участка до получения полного комплекта разрешительной документации на проведение работ". В том же документе четко сказано: Иркутскнедра обязывают недропользователей устранить указанные нарушения до 1 марта 2007 года, в противном случае будет инициирована процедура досрочного прекращения права пользования недрами. И тем не менее руководители "Ольхона" уверены, что смогут начать горные работы уже в I квартале текущего года. Утверждение явно из области правового нигилизма, основанное к тому же не на силе закона, а на праве сильного: "внучке" естественного монополиста никакие законы и ничьи запреты не страшны.

Осенью минувшего года в Табарсуке прошли общественные слушания. Присутствовавшие юристы отметили грубые нарушения закона и попытались объяснить это запуганным людям.

 - А вы не боитесь ехать назад, в город? - спросил иркутян глава МО Табарсук Андрей Герасин. - Дорога до Иркутска длинная, а ночь темная.

На следующее собрание дольщиков юристы приехали в сопровождении вооруженной охраны.

Дипломированные банкроты

Моя командировка в Табарсук совпала с очередным отключением электроэнергии в селе. Отключение было частичным: вырубили свет на улице Молодежной (кроме рядовых сельчан там проживает директор "Рассвета" Тамара Михайловна Жукова), отключили и колбасный цех ЗАО. Дорогостоящее испанское оборудование установлено здесь еще несколько лет назад. Цех исправно выпускает экологически чистую и недорогую продукцию - несколько сортов вареной и копченой колбасы. Вернее, выпускал: свежая рассветовская колбаска не попала на праздничный стол сельчан - в связи с отключением электроэнергии цех встал.

- Последний год такие отключения стали у нас нормой, - рассказала заведующая цехом Людмила Иннокентьевна Богута, - это настоящая беда для цеха. Ломается дорогостоящее оборудование - коптильный шкаф и куттер, специальная емкость, где взбивается колбасный фарш. Размораживается сырье, да и мы, работники цеха, теряем в зарплате. Словом, каждое отключение - большая беда.

По словам помощников Людмилы Иннокентьевны, только минувшей зимой (2005 года) Иркутскэнерго отключало колбасный цех пять раз! Нынешнее отключение обещает быть особенно долгим. "До Нового года нас уже не включат, - говорили люди, - только после новогодних каникул разве что. За эти две недели цех так промерзнет, что о последствиях можно только догадываться. Испанское оборудование не рассчитано на российские межотраслевые разборки, у них в Испании с производством шутить не положено".

Впрочем, и в Табарсуке, и в других селах МО к отключениям давно привыкли. Люди держат запас свечей и дров - свет может погаснуть практически в любой момент. Трудновато приходится семьям, где есть малыши: нарушается режим питания детей, меняется температура в доме. Все же у электробойлерного отопления кроме несомненных плюсов есть и серьезные риски: грудничкам про большую политику не объяснишь, им теплое молоко нужно.

В Табарсуке, центральной усадьбе ЗАО "Рассвет", стоят два правления - муниципального образования и самого ЗАО. Между домами не более 20-30 шагов, но какая огромная пропасть разделяет их руководителей!

В небольшом актовом зале "Рассвета" на стене более десяти дипломов и почетных грамот. Совсем недавние - кстати, полученные от Сибэкспоцентра ("За экономическую эффективность и внедрение новых технологий в сельхозпроизводство"), от главы МО Аларский район А.Ботякова ("За третье место в районной сельскохозяйственной ярмарке"), а также диплом победителя по растениеводству, - датированы 2002-2006 годом. Тем не менее в перспективе у признанного, успешного, пережившего все социально-политические катаклизмы хозяйства процедура банкротства.

Если такие ЗАО банкротят, значит, это кому-нибудь нужно?

- И я, и все жители села настроены на сотрудничество с ООО "Ольхон", - убеждал приехавших журналистов глава МО Табарсук Андрей Валентинович Герасин. - Это новые рабочие места для сельчан, хорошие перспективы развития села.

По-моему, это прежде всего неплохие перспективы лично для Андрея Валентиновича и его гражданской жены Михалевой, на имя которой зарегистрировано пять долей золотой аларской земли.

А сельское хозяйство... За пятьдесят минувших лет из сельхозоборота России вышло более миллиона пахотных земель, вместе с уменьшением угодий резко ухудшилось их качество. Более четверти оставшихся земель подвержено эрозии, а заболачивание, зарастание угодий кустарником и мелколесьем приобрело опасные размеры.

В России много нерекультивированных земель, нарушенных при разработке полезных ископаемых, выполнении строительных, дорожных и других работ. В срочной рекультивации нуждается полтора миллиона российских гектаров. Так пишут ученые о современном экологическом кризисе в стране - составной части глобальной экокатастрофы.

Справится ли с ним отдельно взятое сельхозпредприятие? Мне кажется, это будет зависеть прежде всего от самих сельчан, в том числе и тех, кто 5 декабря на собрании собственников земельных долей, которое было полностью подконтрольно ООО "Ольхон" двумя руками голосовал за выделение восьми земельных паев в присутствии первых руководителей Иркутскэнерго.

Метки:
baikalpress_id:  32 941