А кто браконьер?

Однажды вызывает меня председатель райисполкома: - Старики из соседней деревни позвонили: инспектор рыбнадзора сам заездки на речке ставит. Надо проверить. А как? Надо так сделать, чтобы вообще никто не понял, что его проверяют.

 Интересная ситуация. Пока не был инспектором, Николай сам браконьерничал. Но заездки весной все равно не ставил. Как его проверить? И тут я вспомнил, что Михаил рассказал мне про глухариный ток в этих местах, и я его нанес на свою карту. Но Михаил рассказывал о подходах к току с одной стороны хребта, а мне предстояло идти к току с другого склона хребта. Но зацепка есть, и надо совместить приятное с полезным. Я и предложил председателю отпустить меня на два дня на охоту. Все сослуживцы знали, что я каждый год в начале мая брал в счет отпуска три дня и уходил в тайгу на глухариные тока.

К полудню я уже был на речке. Нашел один разломанный заездок, затем другой, а вскоре увидел и подошел к зимовью, где живут колхозные пастухи с молодняком крупнорогатого скота. Возле зимовья у костра сидят пастухи-старики и... Николай - инспектор рыбнадзора.

Я еще не подошел к костру, а Николай уже начал жаловаться мне на стариков:

- Вот старые! Разрешил один заездок поставить и только третью часть речки перегородить, а они всю речку перегородили несколькими заездками! Видел? Много рыбы скопилось перед заездками. Ну я все и переломал, и больше не разрешу! Раз русского языка не понимают! А ты куда пошел?

Я рассказал, зачем и куда иду.

Николай замахал на меня руками:

- Не вздумай туда ходить! Я вчера там был, туда на хребет медведь, похоже, вчера прошел, плюнь ты на этот ток!

Дело сделано, надо возвращаться, но тогда можно вызвать подозрение в истинной цели моего похода. Попив чаю, я все же пошел в нужном мне направлении. На сенокосе снега уже не было, и никаких следов на траве не было. Но в лесу-то снег еще лежал! И едва я свернул с сенокоса в тайгу, тут же увидел свежий след медведя, идущий в ту же сторону, куда нужно и мне. Конечно, можно было вернуться, но я был еще молод и честолюбив: подумаешь, медведя испугался, да еще днем. И я пошел на хребет, часто пересекая следы зверя, идущие туда же. Старые охотники говорят, что медведь охотится на глухарей на току, но верилось с трудом. Хотя на всех токах, где я бывал, я видел весной следы медведя. И поведение птиц на току подтверждало возможность охоты зверя на птицу.

Однажды глухарка напугала моего друга, впервые попавшего на ток, подлетев к нему почти под ноги. В другой раз ко мне подлетела глухарка и села на ветку на таком расстоянии, что я мог дотянуться до нее ружьем. И тут же из чащи ко мне сбоку подбежал глухарь. И мне пришлось пережидать, когда птица разберется что к чему и улетит, а глухарь отбежит от меня на расстояние выстрела, чтобы не разбить его выстрелом с близкого расстояния. Ток-то начинается еще в темноте, и самки подлетают на шум шагов охотника, ожидая встретить поскорее кавалера. Поневоле подумаешь о глупости женского пола.

Но пора и остановиться на ночлег. Разгреб снег под большой сосной и разжег костер. Срубил дерево и приготовил два бревна длиной метров по 4-5 для нодьи. Это два толстых бревна, положенных один на другой, закрепленных кольями, чтобы верхнее бревно не скатилось с нижнего. Между бревнами укладываются прокладки и разжигается костер. Такой костер может гореть всю ночь без поддержки. Наломал лап елки и пихты, костер из-под дерева перенес к нодье, а на его месте устроил лежанку. Вскипятил и попил чаю и лег спать. Ночью, конечно, просыпался, но все было спокойно. Рано вставать все же не стал: неуютно бродить в темноте по тайге. Когда немного посветлело, затушил костер и пошел бродить по предполагаемому току. Следы глухарей были, а тока не было. Уже на окраине предполагаемого токовища спугнул глухаря на большой лиственнице, хотя в это время он уже должен бегать по полу, то есть по земле. Видимо, мы с мишкой потревожили глухарей, и они в то утро не токовали. Но я был доволен походом: побывал в тайге и, можно сказать, спас репутацию рыбинспектора.

Метки:
baikalpress_id:  47 967