Скачок во времени

Устроенный властями Иркутска двадцать лет назад

В июне 1986 года Иркутск с размахом праздновал свое 300-летие. Ровно через 20 лет, в 2006 году, город отметил уже 345-летие. Даже человек, лишь слегка разбирающийся в арифметике, поймет, что тут присутствует какая-то нестыковочка. Куда делась четверть века? Как стал возможным такой фантастический cкачок во времени? Попробуем это выяснить, вернувшись туда - на два десятилетия назад.

1986 год. Всего год, как в Советском Союзе идет объявленная Горбачевым перестройка. Указующей и направляющей роли КПСС еще никто не отменял. Обкомы и горкомы партии по-прежнему руководят жизнью на местах. Но стали появляться какие-то невиданные доселе общественные движения, неформальные объединения - анархисты, зеленые, демократы. Как точно выразился один мой коллега, вдруг стало легче дышать и жить интереснее.

Если есть повод, то почему бы не отпраздновать?

Как раз в это время в недрах горкома партии и исполкома городского Совета народных депутатов (сейчас уже трудно выяснить, как это точно произошло) возникла идея устроить городской праздник, причем с вполне конкретной целью. Тем более что и подходящий исторический повод имелся: ровно 300 лет назад Иркутск получил статус города.

- Я тогда в обществе охраны памятников довольно активно работал, - вспоминает Александр Дулов, профессор Иркутского госуниверситета, председатель Иркутского отделения Общества охраны памятников. - Когда узнал, что администрация собирается праздновать такую дату, естественно, спросил: а зачем, собственно говоря, ведь существует конкретная дата основания города?

Как известно, Иркутск основан летом 1661 года. В 1682 году он стал центром воеводства. А центру воеводства полагалось быть городом. Через четыре года в Сибирском приказе, который находился в Москве и управлял сибирскими территориями, было решено считать Иркутск городом, ему даже придумали печать, которую сюда и отправили. Такова, если кратко, история появления в иркутской летописи даты 1686 год.

- Александр Всеволодович, а все-таки что можно считать более значимым - день рождения города или присвоение ему статуса?

- Разумеется, день рождения - день основания города, - уверен профессор.

Но тогда, 20 лет назад, мудрые люди посоветовали историку Дулову не развивать эту тему, объяснив появление идеи отпраздновать, в общем-то, проходную дату тем, что под юбилей всегда можно выбить немалые денежные средства.

Итак, решено: у столицы Восточной Сибири - юбилей. Какой именно? А кто из высоких московских чиновников стал бы копаться в летописи губернского города, выясняя значимость той или иной даты? У нас в России так ведь было испокон веков: если повод есть, так почему бы не отпраздновать?

Первоначально формулировка соответствовала действительности: 300 лет присвоению Иркутску статуса города. Ее официально и запустили в массы. Отработанная десятилетиями советской власти машина начала движение - партия сказала: "Праздник!"

Кстати, мне, тогда студенту 1-го курса Иркутского госуниверситета имени Жданова, показалось, что события хоть и разворачивались по традиционному сценарию, срежиссированному мастерами работы с народными массами, но иркутяне праздник восприняли по-новому. Он ведь не имел никакой политической подсветки. Вроде как Новый год.

Стряхнув трехсотлетнюю пыль

Очень скоро после объявления о приближающемся празднике его официальное, но слишком длинное и от этого не совсем удобное название ("300 лет присвоению Иркутску статуса города") сократилось до более короткого, которое и закрепилось.

В городе в большом количестве появились юбилейные плакаты "300 лет Иркутску", газетные рубрики именовались не иначе как "300 лет Иркутску-городу". Предприятия и организации, партийные и комсомольские коллективы активно включились в подготовку к "юбилею родного города".

К концу июня сделано было немало. Сейчас, наверное, даже знатоки иркутской топонимики удивятся некоторым названиям, появившимся тогда на карте города. Но в районе перекрестка улиц Байкальской и Станиславского возник парк имени 300-летия Иркутска. А коммунисты и комсомольцы, работники аппарата Октябрьского райкома ВЛКСМ, как особо подчеркивалось - без привлечения со стороны сил и средств, при въезде с правого берега на плотину ГЭС разбили парк имени 50-летия ВЛКСМ.

Кроме этого, на улицах Урицкого и Маркса были отреставрированы фасады домов. Поработали иркутяне и над благоустройством проспектов и дворов в Карл-Маркс-Штадте и Солнечном, других микрорайонах. Обновили привокзальную площадь, отремонтировали дороги, мосты, летнюю эстраду на острове Юность.

Исполком горсовета рапортовал: посажено 11 миллионов цветов, отреставрированы фасады 1088 зданий, реконструировано 126 улиц и площадей, разбито новых парков, скверов и уголков отдыха - 83.

А газета "Советская молодежь" восторженно повествовала: "Так приятно бывает после генеральной уборки войти в сияющий чистотой, дышащий свежестью дом. Ранним утром идешь по преображенному городу и видишь похорошевшее и посвежевшее его лицо, новые или незаметные ранее черты. Там он стряхнул трехсотлетнюю пыль покосившихся, отживших свое домишек, там - обновил узоры зданий".

Отдельно стоит сказать о праздничной символике. В те времена товары с символикой выпускались обычно к каким-то юбилеям и мероприятиям общесоюзного значения. Но к июню 1986 года различными вариациями на тему "Иркутску - 300 лет" украсили свою продукцию 35 иркутских предприятий. А это более 150 видов товаров.

Апогеем всех торжеств стало собрание городской общественности, прошедшее 28 июня во Дворце спорта. На нем специально прилетевший член Политбюро ЦК КПСС Лев Зайков вручил Иркутску орден Октябрьской революции. В указе Президиума Верховного Совета СССР было сказано: "За большие заслуги трудящихся Иркутска в революционном движении, их вклад в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками... и в связи с 300-летием основания (!) города".

В Москве так и не разобрались, что же празднуют в губернском городе.

А затем на стадионе "Труд" состоялось грандиозное театрализованное гуляние с танцами, песнями, Львом Лещенко, макетами Иркутского острога и Белого дома и парящими парашютистами. Количество зрителей на трибунах сопоставимо с лучшими современными играми по хоккею с мячом - 18 тысяч человек.

Праздник завершился поздно вечером на набережной Ангары большим салютом - редким тогда зрелищем. Его устроили известные мастера из единственной в СССР Харьковской пиротехнической мастерской, зажигавшие фейерверки еще на XII фестивале молодежи и студентов в Москве.

Кого будили декабристы?

Вот так, собственно, все и было. Легкая манипуляция историческими фактами, в результате которой городу удалось внешний вид подправить, народ повеселить да и орден получить. Кстати, профессор Дулов считает, что подобный тактический ход, вероятно, использовал не только Иркутск, но и другие города необъятной в свое время страны.

И еще стоит вспомнить один (видимо, положительный для нашего города) факт. Благодаря устроенному юбилею Иркутск так и не обзавелся памятником, судя по описаниям, в стиле монументальных шедевров господина Церетели, только размером поменьше.

В дни празднования в городе проходила научная историческая конференция, в которой участвовали местные историки, искусствоведы, представители общества охраны памятников, чиновники и партработники. В ее ходе оказалось, что руководство города без общественного обсуждения согласовало проект памятника декабристам, разработанный московскими авторами, который собирались установить в скверике напротив Крестовоздвиженской церкви.

Проект памятника представлял собой колокол, вокруг которого разместились фигуры сосланных декабристов. Иркутским историкам идея показалась весьма спорной. Что хотели выразить этим авторы? Цитату из статьи Ленина "Памяти Герцена"? Но при чем тут сосланные декабристы, не будили они Герцена! Зато многие из них, повзрослев на сибирских морозах, сделали по-настоящему немало полезного для развития нашего края.

- На той научной конференции, — вспоминает Александр Дулов, - мы с доцентом Семеном Федоровичем Ковалем, ныне покойным, выступили с заявлением о том, что считаем проект неудачным и необходимо объявить всесоюзный конкурс на создание памятника. После этого началось обсуждение. Хотя власти были недовольны, они не могли не прислушаться к нашей критике.

В результате на следующий год конкурс действительно провели. Но по сей день напротив церкви по-прежнему стоит только камень. До памятника дело так и не дошло. Почему? Возможно потому, что просто сменилась эпоха. И попытку изменить государственный строй с помощью военного переворота 14 декабря 1825 года можно рассматривать как, к примеру, акт предательства офицеров-дворян, присягнувших в свое время на верность царю и Отечеству.

- Если бы не перестройка, - считает Александр Всеволодович, - мы бы, наверное, не рискнули выступить с критикой. Правда, наша критика, оказалось, не соответствовала всеобщему духу праздника. В конце концов проведение конференции попросту замолчали, как будто ее не было. Ни одна газета о ней даже не вспомнила. Неизданными остались и материалы конференции, хотя они были готовы. Но тем не менее нам удалось не допустить появления в Иркутске нелепого памятника.

Вот такой факт из истории нашего города, которому через четыре года стукнет три с половиной столетия. Абсолютно точно.

Метки:
baikalpress_id:  954