Специалист по бомбам

Так уж случилось, что именно со второй половиной декабря связано все лучшее в жизни ветерана гражданской обороны Геннадия Иванова.

25 декабря 1937 года он родился, 27-го традиционно отмечает со своими коллегами профессиональный праздник - День спасателя, а 18 декабря (в 1965 году) он указом Президиума Верховного Совета СССР был удостоен ордена Красного Знамени. Заметим, для того чтобы получить эту боевую награду в мирное время, необходимо было совершить что-то неординарное...

За свою жизнь сапер-пиротехник Иванов, о котором на Украине когда-то слагали легенды корреспонденты, обезвредил более 12 тысяч единиц различных боеприпасов. И лишь один, самый первый, снаряд, о котором он помнит, взорвался без его ведома. Но именно о нем Геннадий Михайлович, в данное время проживающий в Иркутске, вспоминает с особой благодарностью. Эта бомба не позволила немцам отправить спецэшелон, в одном из битком набитых вагонов которого находилась и семья Ивановых, в печально известный концлагерь Освенцим. Разрушив мост на пути следования эшелона, снаряд заставил оккупантов отправить пленников в ближайший украинский поселок и определить их на работу на местный сахарный завод. Маленькому Генке тогда не было и четырех лет, его брату и сестре и того меньше...

Со своей будущей профессией Геннадий Иванов познакомился в армии - в учебной части в Харькове он получил специальность сапера-пиротехника.

- На Украине в то время эта непривычная для нынешних времен специальность была очень востребована. Вызовов у нас тогда было даже больше, наверное, чем сейчас у пожарных. Каждый день то в одном, то в другом районе обнаруживалась смертельная находка, - рассказывает Геннадий Иванов. - Моя работа, видимо, чем-то приглянулась командирам, и, когда время срочной службы подходило к концу, меня вместо гражданки отправили учиться на курсы в Ленинградское инженерное училище. Оттуда я вышел в звании младшего лейтенанта и был командирован в Днепропетровск, в полк гражданской обороны. И вот тогда-то началась для меня веселая жизнь...

Когда Геннадий Михайлович вспоминает первое самостоятельное обезвреживание, у него до сих пор, как сам признается, волосы на голове начинают шевелиться... Это уже потом молодой фартовый офицер мог на глазах у изумленной толпы приобнять полутонную "красавицу" или устроить возле нее фотосессию. Правда, все эти трюки он позволял себе, только убедившись, что лежащая перед ним железяка в данный момент не более опасна, чем гадюка, лишенная своего ядовитого зуба. Конечно, знали об этом только сам "укротитель" и его верная команда.

- А вы знаете, чем отличается сапер-пиротехник от обычного сапера? Пиротехники могут обезвреживать взрывчатые вещества, находящиеся на большой глубине, - продолжает свой рассказ Геннадий Иванов. - Мою команду вызывали только тогда, когда другие уже были бессильны. И не случайно более двух десятков солдат - подчиненных мне - удостоены государственных наград. Мне же в 1965 году был вручен боевой орден Красной Звезды - приказ об этом подписали за неделю до моего 28-летия. Поощряли нас и другими способами: как-то нам за хорошую работу подарили холодильник, в другой раз заместитель министра обороны СССР, начальник ГО маршал Василий Чуйков лично вручил мне памятные часы.

На столе разложены фотографии сорокалетней давности. Почти на каждой из них лейтенант Иванов запечатлен со своим очередным трофеем. У каждой операции своя история...

- Эту авиабомбу мы обезвреживали на Днепродзержинском металлургическом заводе, - вспоминает ветеран ГО. - Там, где Леонид Брежнев в свое время работал. Сейчас вот в сериале показывали... Здесь я рядом с немецкой полутонкой. Ее мы подняли с 10-метровой глубины в Коммунарске Луганской области. Причем рядом были три многоэтажных дома. Впоследствии, чтобы яма, выкопанная нами, не пропадала, местные жители построили здесь колодец, а нам в знак благодарности даже воду из него присылали... А эту коллекцию боеприпасов мы обезвредили в Днепропетровской области. Кто-то решил выкопать колодец и обнаружил снаряд. Естественно, вызвали нас. Мы тогда раскопали целый склад - около ста единиц. Долго, помню, с ними занимались, а в тот день, когда закончили, у нас водитель заболел. Везти же такой груз, как вы понимаете, не каждый решится. Пришлось мне, как старшему, сесть за руль... У этой вот аккуратненькой бомбочки тоже интересная история - во время авианалета она пробила крышу деревянного дома и зарылась в углу. Хозяева кровлю починили да и продолжили жить-поживать. Затем жилище продавалось раз пять, наверное. А на том месте, где лежала бомба, к моменту нашего приезда стояла кровать...

В Приангарье старший лейтенант Иванов был откомандирован в 1968 году. Служил в полку гражданской обороны, который базировался в Усолье-Сибирском. Должность - специалист по пиротехническим вопросам. И здесь, вдали от места боевых действий, его опыт оказался как нельзя кстати.

- Не успел я еще как следует привыкнуть к новым условиям службы, как в поселке Мальта случилась трагедия. Пацаны нашли ржавый снаряд, притащили его в класс, где он и взорвался. В итоге три мальчика погибли, один остался безруким инвалидом. Естественно, началось следствие. Выяснили, что недалеко от поселка еще с царских времен находился артиллерийский полигон. Впоследствии он использовался и бойцами Советской армии. Грунт там песчаный, а потому не все снаряды разрывались. Работали мы там два летних сезона, раскопали более пятисот боевых единиц, один снаряд даже с царских времен сохранился...

В Усольском полку ГО Геннадий Иванов служил более десяти лет. Затем год - в Чистых Ключах. В отставку ушел в 1980 году в звании капитана. Тогда же приказом командующего Забайкальским военным округом генерала Салманова ему за былые заслуги дали квартиру в Иркутске. Так и остался в Сибири. Работал на разных предприятиях специалистом по технике безопасности. Вырастил двоих сыновей и дочь. С особой гордостью рассказывает об одном из внуков (всего их у него пять), который продолжил династию спасателей: сейчас в звании лейтенанта он служит в Санкт-Петербурге пожарным в системе МЧС.

Загрузка...