США и КНДР: такие разные путешествия

В советской и, как тогда говорили, партийной журналистике нередко применялся весьма эффективный способ воздействия на читателя. Естественно, что ничего сверхноваторского в нем не было, но действовал он безотказно. Это обычное сравнение. Сравнивали понятно что: наши достижения, успехи братьев из соцлагеря с неудачами и поражениями стран, где махровым цветом расцветал "загнивающий" капитализм. Сейчас у нас существует возможность повторить опыт старшего поколения коллег-журналистов. Правда, с небольшой поправкой - лет на двадцать.

Иркутскому журналисту, главному редактору еженедельника "Автомаркет" Игорю Верхозину в последние несколько лет, удачно совмещая рабочие командировки с путешествиями, удалось побывать в 28 странах. Пока это абсолютный рекорд в иркутской журналистике, и наша газета не смогла обойти его вниманием, тем более что две последние страны, которые Игорь проехал, наиболее красочно демонстрируют то, что наши старшие коллеги когда-то называли "победой идей социализма" и "приближающимся крахом сытого империализма". Это Северная Корея и Соединенные Штаты Америки. Знаете, это как журналистская удача: более полярных и идеологически непримиримых кандидатов на сравнение трудно придумать.

За 28 летних дней Игорь с приятелем на арендованном автомобиле пронзил и Америку насквозь - от Нью-Йорка до Лос-Анджелеса, повторив путь советских классиков Ильфа и Петрова

70-летней давности. Десять тысяч километров американского образа жизни.

В роли простоватого туриста

А месяц назад Игорь вернулся из "самой счастливой и экономически процветающей" страны мира, отгороженной от этого самого мира даже не железным, а железобетонным занавесом. Северная Корея. В циркуляре министерства иностранных дел КНДР записано: "Журналисты и писатели не имеют права въезда на территорию страны по туристической визе". Но в роли простоватого туриста и в круглосуточной компании двух гидов (гидов ли?) преодолен путь в полторы тысячи километров - по "социалистическому раю", где уже шесть десятилетий безраздельно властвует династия Ким.

В мире больше нет стран, подобных КНДР. По местному календарю здесь идет 95-й год чучхе (летосчисление до дня рождения великого вождя Ким Ир Сена). Люди имеют весьма смутное представление о том, что такое мобильный телефон, Интернет и банковская карта. Машины ездят на паровой тяге, и почти вся страна с наступлением сумерек погружается во тьму.

- Игорь, путешествие в Северную Корею, наверное, где-то сродни экстремальному туризму? Диапазон ощущений так же широк?

- Знаешь, порой доходило до того, что на самом деле было страшно.

Попасть в Северную Корею не так-то просто. Со всем остальным миром она связана всего тремя авиарейсами из Пекина и одним из Владивостока. Есть еще поезд из Пекина и прицепной вагон из России, но иностранцы по понятным причинам на них не ездят. Мы выбрали путь самолетом через Пекин.

Аэропорт в Пекине один из самых продвинутых в мире. Но уже там мы почувствовали дух страны, в которую направляемся: возле нас появились северокорейцы. Их четко видно - на груди у каждого значок с Ким Ир Сеном. Причем очень заметно, что эти люди явно делятся на две категории. Одни - работяги, стоят кучкой, испуганно смотрят по сторонам, как зайцы загнанные. Другие - элита, партработники: в дорогих костюмах, держатся с холодной надменностью. В общем, хозяева жизни.

Туризм в обычном нашем понимании и Северная Корея - понятия несовместимые. О каком туризме может идти речь, если некое подобие путеводителей по этой стране, издаваемых на Западе, составляется со слов перебежчиков, едва увернувшихся от карающего меча родины, и считается вражеской литературой?

Как Верхозин попал в Северную Корею - тоже целый шпионский роман. Достаточно сказать, что документы на въезд, визы оформлялись через фирму, расположенную в одной из скандинавских стран. Естественно, что Игорю пришлось скрыть свою профессию - журналистам въезд в страну запрещен. После всех проверок уже в Пекине в условленном месте его встретил посредник и в обмен на деньги (тысяча евро с человека за неделю путешествия) передал визы и билеты.

И все же туристы едут в Северную Корею. Но их количество... По словам самих гидов, в год в страну приезжает не более пятидесяти русских. А общее число туристов в лучшем случае исчисляется несколькими сотнями в год. В Ту-134, на котором Игорь со своей спутницей Ольгой вылетели из Пекина в Пхеньян, находился еще всего один иностранец - швейцарец с какой-то гуманитарной миссией. Остальные - люди в похожих одеждах, с ликом вождя на левой стороне груди.

- Когда приземлились, - продолжает Игорь, - то испытали настоящий шок. Полутемное здание аэропорта, огромное бетонное поле аэродрома, и на нем наш самолет единственный. Два фонаря в лицо, ослепивших нас при выходе на трап. И неимоверное число военных, встречавших рейс. Не успели мы и глазом моргнуть, как остались без мобильных телефонов, паспортов и обратных билетов. "Чтобы вы их не потеряли", - на полном серьезе сказали нам.

Товарищ Хо и товарищ Пак

Но тягостное состояние продолжалось недолго. Вскоре появились гиды - хорошо говорящие по-русски товарищ Пак и товарищ Хо. Поскольку слово "товарищ" не имеет другого рода, стоит уточнить: Хо - особа женского пола. Обоим корейцам, приставленным к иркутянам, очень нравилось, когда их называли "товарищ". Они улыбались и дружелюбно шутили. Но первым делом предупредили: "Мы очень уважаем нашего вождя, поэтому никакие некорректные высказывания в его адрес невозможны".

Известен случай, описанный в английском путеводителе. Как-то один иностранец (видимо, сдуру) спросил северокорейцев: "Почему все корейцы худые, а товарищи Кир Ир Сен и Ким Чен Ир упитанные?" ...И только через два месяца с помощью дипломатических рычагов его удалось освободить из тюрьмы, куда он попал моментально после своего глупого вопроса, произнесенного вслух.

Северная Корея - полностью милитаризованная страна, находящая в состоянии войны или чего-то подобного со всем миром (дружеские отношения только с Россией и Китаем). Армия этого небольшого государства по численности лишь ненамного отстает от армии США и больше Российской армии. Срок службы простого солдата - от шести лет. За это время он превращается в прекрасно подготовленного бойца, сравнимого по умениям с американским спецназовцем. Единственное отличие - северокорейский воин вооружен еще и идеями чучхе, а это удесятеряет силы.

Спецслужбы этой страны также считаются одними из самых мощных в мире. Именно их сотрудники, и только они, имеют право общаться с иностранцами. Товарищи Пак и Хо, судя по всему, были оттуда. Простой же народ... По словам Игоря, куда они ни приезжали, взрослые корейцы при появлении иностранцев просто разбегались, а дети смотрели на иркутян как на снежного человека.

- Товарищи Пак и Хо сопровождали нас везде, жили в соседних номерах, - продолжает Игорь. - Каждый вечер устраивали нам "вечера дружбы", где кормили и поили, по-северокорейским меркам, от пуза, со спиртными напитками. А потом Пак начинал задавать мне разные вопросы, касающиеся международного положения. Когда однажды я на очередной его каверзный вопрос ответил: "Да пусть американцы хоть в центре Москвы построят свою военную базу, лишь бы не было войны!", он не понял этого зигзага, но отстал. Зато на мои "неправильные" вопросы об их жизни Пак вообще не реагировал, отделываясь односложными заученными фразами. Но все равно мы с ними даже сдружились. Особенно после того как я почти на сто евро накупил трудов отца и сына Кимов. Гиды даже зауважали меня.

Стены с ушами и волшебная вода

Западные источники утверждают, что все места пребывания в КНДР иностранных туристов - автомобили, гостиничные номера, рестораны - снабжены подслушивающими устройствами. Поэтому Игорь с Ольгой, чтобы не рассекретить своей принадлежности к журналистской братии, заранее договорились необсуждать профессиональных тем. Однако разве удержишься? Иногда в личных разговорах все же проскакивали невыдержанные идеологически оценки увиденного. Прослушивали ли их - коллеги не берутся утверждать это на все сто процентов. Но никаких санкций после крамольных обменов мнениями не следовало. Хотя некоторые факты все же заставляли думать, что прослушка ведется.

Жестокий дефицит всего коснулся в Северной Корее и водоснабжения. Доходит даже до того, что, как только иностранные туристы покидают свои номера в гостинице, там сразу отключают воду. Экономят. Однажды Игорь позвал Ольгу на завтрак, а сам замешкался. Повернул кран - воды уже не было. В другой раз все было наоборот: вошли в номер, а воды еще нет. Игорь импульсивно высказал громкое неудовольствие этим фактом, и через минуту в раковине волшебным образом зажурчало. Похоже, что стены там на самом деле имеют уши.

Кого может прельстить такое путешествие под присмотром, спросите. Игорь с Ольгой в столице Северной Кореи жили в современном 47-этажном отеле, в котором более тысячи номеров, девять ресторанов, казино. Но отель был пуст - пустые стоянки, коридоры, рестораны. Никого. Почти. Встретили англичанина, приехавшего поиграть в гольф, да группу богатых китайцев, маниакально спускающих в казино пачки долларов.

Столица днем тоже напоминала вымерший город - пустынные улицы, ни людей, ни машин. "Где все?" - спросили иркутяне гидов. - "Работают".

- Зато вечером, когда мы ехали по утопающим во мгле улицам Пхеньяна, дивились огромным толпам людей, бредущим по обочинам в полной темноте, как призраки. Они шли с работы.

Вообще, подобные картины не входили в плотную программу пребывания наших туристов на северокорейской земле, которую гиды педантично соблюдали. Перемещение - только на микроавтобусе, остановки - только в запланированных местах. Памятники вождям, музеи вождей и целый список специально подготовленных "парадных фасадов" социалистического рая.

- Но ведь самое интересное для журналиста, спрятанное от посторонних глаз, можно найти только за этими "фасадами", - уверен Игорь. - Но пешком ходить нам не давали. Мы ездили очень много, постоянно: несмотря на жесточайший топливный кризис, чтобы представить страну в выгодном свете, организаторы тура с расходами не считались. У меня еще в отеле в Пхеньяне была идея посмотреть реальную жизнь корейцев, сделать нелегальную вылазку. Теоретически выйти было можно. Но, если учесть, что сам отель построен на острове, который соединяет с берегом прекрасно освещаемая (причем в условиях дефицита электроэнергии) единственная дорога, сомнительно, что ушел бы я далеко. В приморском Вонсае выход из гостиницы в город прикрывали КПП и высокий забор. А в Мехяне и идти-то было некуда, так как отель стоял в пустынном горном ущелье.

В обычных магазинах продуктов нет

И все же один раз, пока Ольга заговаривала гидов, Игорю удалось оторваться от них и зайти в обычный уличный магазин. Правда, всего на несколько минут.

- Гиды обнаружили мое отсутствие буквально через пару минут, но ассортимент магазина я успел рассмотреть. Знаешь, у нас в Союзе даже в самые плохие годы на полках хоть какая-то капуста была, хлеб, супнаборы. Здесь - только сигареты и вода в бутылках. Все! Продуктов вообще нет.

В Северной Корее действует карточная система распределения продуктов. Да каких продуктов? Риса. Взрослому на день 700 граммов, ребенку - 300.

Проблема с продовольствием здесь пострашнее энергетической. По данным западных источников, сейчас в стране от голода ежегодно умирает 30-40 тысяч человек. Теперь это немного. В середине 90-х после нескольких лет засухи начался мор: за четыре года умерло три миллиона человек. Не помог даже партийный призыв: "Переходите на двухразовое питание!" Люди все равно умирали.

Теперь страна уже десять лет почти полностью зависит от иностранной продовольственной помощи и, по традиции, во всех бедах обвиняет не собственную малоэффективную экономику, а американский империализм.

К слову, за прошедшие десять лет США выделили КНДР гуманитарной помощи более чем на миллиард долларов. И еще к слову: в 1998 году разразился громкий мировой скандал, когда на деньги, полученные по линии гуманитарной помощи ООН, Ким Чен Ир заказал в Германии 200 представительских "Мерседесов".

Под влиянием голодного мора в стране в 2002 году все же началась робкая экономическая реформа. У сельских жителей излишки продуктов изымать перестали. Открылись рынки, в столице их более десятка. Есть образцовый, куда пускают даже иностранцев, - Тхониль. Тут есть все, даже подпольные валютчики, - кстати, не исключено, что сотрудники спецслужб. Курс - 2500 вон за один евро.

Но рис, а при удачном раскладе бобы или кукуруза, по-прежнему остается главным блюдом северокорейцев. Ведь средней месячной зарплаты в три-четыре тысячи вон хватит на покупку всего одного(!) килограмма свинины.

Но есть в стране и настоящие гурманы. Таким был Великий Вождь Ким Ир Сен. Такой теперь и его сын - Великий Руководитель Ким Чен Ир.

Для того чтобы Великий Руководитель оставался здоровым, в Пхеньяне действует институт проблем долголетия, где трудится около 200 ученых. По результатам их исследовательской работы вождям были прописаны печень синей акулы и мясо львов. А кроме них вождю необходимы морепродукты, которые поступают из Японии, икра из Азербайджана и Ирана, виноград с севера Китая, пиво из Чехии и многое другое.

Известный психиатр Джеральд Пост, работавший в свое время в ЦРУ, в интервью "Лос-Анджелес таймс" сказал: "Так, как готовят Киму, готовят только богам".

Ким круче Сталина

- Игорь, неужели северокорейцы не понимают, как они живут?

- Они, конечно, не понимают, что так жить нельзя, - говорит Игорь. - Они думают, что живут в самой счастливой стране, у которой самый гениальный руководитель. Они просто не знают, как остальной мир устроен. Думаю, что сталинский культ личности по сравнению с культом Кимов - образец партийной и человеческой скромности. Вся идеология Северной Кореи пронизана гипертрофированным восхвалением великих заслуг отца и сына, а роль прочих личностей сведена к минимуму - как будто воевали и строили страну они вдвоем.

В 1945 году, после того как советские войска очистили от японских милитаристов север Кореи, Сталин самолично назначил 33-летнего капитана нашей армии Ким Ир Сена управлять этой территорией, прежде всего за его молодость. В начале 50-х молодой руководитель так безжалостно расправился со своими соратниками, что даже удивил Лаврентия Берию. "Они что там, с ума посходили?" - совершенно искренне воскликнул Лаврентий Павлович.

С тех пор в стране нет даже тени политической оппозиции. А по данным международных правозащитных организаций, в стране около 200 тысяч политзаключенных. В Корее нет ни судов, ни даже порождения сталинского режима - так называемых троек. Сказал неосторожное слово - и по решению главы местной администрации вместе с семьей пожизненно на каторжные работы.

- Если у нас во времена Советского Союза хоть анекдоты про Брежнева рассказывали, то там это просто немыслимо, - говорит Игорь.

- Как тебе показалось, эта страна когда-нибудь откроется?

- Нет. Там люди зомбированы. Думаю, что они просто не могут логически рассуждать.

- Твой репортаж о поездке в Северную Корею вышел отдельным иллюстрированным спецвыпуском. А ты не опасаешься за тиражирование такой информации? Приедут какие-нибудь со значками и строго спросят с тебя...

- Я думаю, что не приедут. Единственное - боюсь, что могут наши гиды пострадать, за то что не рассмотрели в нас "шпионов".

Ни алкоголя, ни проституток

- А если сравнить Северную Корею, как бы абсурдно это ни звучало, с Соединенными Штатами, которые ты свободно проехал насквозь - с востока на запад?

- Америка - это тоже страна порядка. Кстати, фильм "Брат-2", изобразивший тамошний беспредел, - полная чушь. Я увидел Америку совсем другой. Мы жили в Чикаго три дня, прошлись по подворотням. Никто не захотел нас ограбить. Проехав через всю Америку, мы не встретили ни одной проститутки. Алкоголь купить - большая проблема. Нигде в мире я такого не видел. Алкоголь не продается даже в крупных супермаркетах. Только в специальных магазинах, их мало, и они где-то на отшибе, в глубине кварталов, нужно останавливаться и долго расспрашивать местных.

В фильмах показывают, что они там только в барах и сидят, напиваются, а потом друг друга мочат. Все это полная ахинея. Там бар-то трудно найти. Мы в Нью-Йорке на Манхэттене полтора часа искали место, где можно было бы матч чемпионата мира по футболу посмотреть.

В Америке жизнь устроена очень правильно. Там все постоянно работают. Суббота считается нормальным рабочим днем. Отпуск - 12 дней. Там культ работы: ты должен заработать.

И очень много возможностей для самореализации.

Еще одно мое наблюдение. Отличие Америки от Европы в том, что в Европе живут хорошо, но подавляющее количество людей там бездельничают, дурака валяют. По крайнем мере, где мы были - Испания, Франция, Италия. Такое ощущение, что люди только и делают, что отдыхают, сидят в кафе. В обед все закрыто, все спят - сиеста. В семь часов все закрыто - рабочий день кончился. В девять утра еще ничего не открыто. Такое ощущение, что все только отдыхают. А в Америке люди буквально пашут.

- Вот и сходство с КНДР: тоже все пашут, только у американцев бог другой - деньги и перспективы...

- Да, и еще они так же, как северокорейцы, очень законопослушны. По крайней мере за месяц пребывания в Штатах нам показалось, что никто ничего не нарушил. Очень четко работает полиция, в том числе дорожная. Один раз за десять тысяч километров нашего пути видели, как человек превысил скорость. Этого там никто не делает - штрафы очень большие. Так вот, километров через десять тот гонщик уже стоял в компании полицейских. Как на пустынной трассе они засекли нарушение - загадка. Но система работает без сбоев.

 Страна для жизни и страна-тюрьма

- Вот мы договорились до того, что Америка и Северная Корея похожи друг на друга?

- Ни в коем случае. Америка - страна для жизни, для работы. Ну а Северная Корея - это просто тюрьма. Хотя сказать, что в этой стране все плохо, - значит, покривить душой. Северокорейские дети по-настоящему талантливы: ни один концерт их пионеров, которые нам показывали, не оставил нас равнодушными. И именно детей жалко больше всего: как бы то ни было, но ведь они недоедают, не имеют возможности путешествовать, читать те же сказки и смотреть те же мультфильмы, что их сверстники в других странах. К тому же, как нам удалось заметить, детские силенки активно используются на тяжелых сельскохозяйственных работах. Но эти люди по-своему счастливы, ведь они искренне думают, что живут в самом лучшем государстве, которым правят самые лучшие люди из когда-либо рожденных на Земле. Так что всему миру надо смириться с тем, что на одной с нами планете живут не киношные, а самые настоящие иные.

Метки:
baikalpress_id:  984