"Мы с поля не уходили - все игроки сидели на скамейке штрафников"

Монолог главного тренера "Байкала-Энергии" Александра Шишкина

- Мы ехали в Новосибирск за победой. Естественно знали, что нас здесь будет судить кемеровская бригада арбитров, и прекрасно представляли, чем это может закончиться. Определенный оптимизм, впрочем, вселял тот факт, что на матче должен был присутствовать президент федерации Альберт Иванович Поморцев - уж при нем-то, как нам казалось, арбитры не посмеют в открытую чинить нам препятствия...

Как же мы жестоко ошибались! Когда вышли на лед, судьи своими действиями сразу дали понять, что нам ловить здесь нечего. Потом были незасчитанные голы, неназначенный пенальти. После игры очень сложно было смотреть ребятам в глаза. В них читался немой укор: как нам теперь играть, кому верить....

Я, конечно, написал протест, но инспектор матча Владимир Кузнецов его забраковал. Пришлось переделывать. На просьбу предоставить нам кассету с записью матча нас заверили, что ее привезут на следующий день, на тренировку. Но ни кассеты, ни протокола через день мы не увидели - все исчезло, растворилось.

В Кемерово мы приехали с твердым намерением доказать всем, и прежде всего себе, что способны обыгрывать кого угодно, где угодно и никакого фактора своего поля для нас не существует. Настрой был сумасшедший.

Большую часть первого тайма мы лидировали. Но потом опять начались судейские ошибки. Не мое дело осуждать их, однако уж очень они какие-то однобокие получались - почти все в пользу "Кузбасса". К тому же в судейские дела начали активно вмешиваться и президент кемеровского клуба Сельский, и главный тренер Мяус. Они давили на судей, те в свою очередь давили на нас. В одном из эпизодов, когда исход встречи был уже практически предрешен, Николай Кадакин подъехал к арбитрам и попросил их: "Понятно, что мы здесь не выиграем. Но дайте нам поиграть в хоккей. Здесь играют две классные команды!"

В итоге негативные эмоции, которые у ребят копились еще с Новосибирска, в конце кемеровского поединка все-таки нашли выход. А началось все с того, что судьи в очередной раз придумали угловой у наших ворот (кстати, 21-й в этом матче). Причем до этого было три нарушения против иркутских игроков, но их никто не заметил. Затем был гол, споры с арбитром, удаление Насонова и уход команды в полном составе на скамейку штрафников.

Судьи долго не могли понять, как им поступить в такой ситуации. Подсказал Сельский - он едва ли не в приказном порядке потребовал в течение 30 секунд закончить матч, и судьи, повинуясь, дали финальный свисток...

Потом мне позвонил Альберт Поморцев и спросил, почему команда с поля ушла. Я ему ответил, что наши игроки с поля не уходили, они все сидели на скамейке штрафников. Дождались свистка об окончании матча, поприветствовали соперников, зрителей и только потом ушли в раздевалку.

Хочу отметить, что решение принимала вся команда. Это был стихийный протест на те беззакония, которые творятся в нашем хоккее. Кстати, мы нашли поддержку со стороны руководства нашего генерального спонсора - Иркутскэнерго. Здесь верят в наш коллектив...

У нас не было инцидента с болельщиками и соперниками: и с теми, и с другими мы достаточно тепло попрощались. У нас есть претензии к судьям и есть претензии к руководству кемеровского клуба. Тот же Сельский, когда я шел на пресс-конференцию, кричал в мой адрес угрозы и нецензурные слова, некультурно жестикулировал. Однако зафиксировать все эти безобразия было некому - инспектора матча на месте не оказалось, а его функции по сути выполнял резервный арбитр... Тараканов.

Я люблю хоккей с мячом. Я вырос в этой игре. Это моя любимая работа. Моя отставка - это шаг отчаяния, попытка достучаться до руководителей федерации, до людей, во власти которых остановить весь этот бардак, творящийся в русском хоккее.

Ребята, конечно, против моей отставки, но я по-другому не могу. Окончательное решение по этому вопросу будет принято в ближайшие дни на правлении клуба "Байкал-Энергия".

Метки:
baikalpress_id:  32 594