Про террористов и технику безопасности

Север области, геологическая партия. Ждем комиссию из Иркутска с проверкой ТБ (техники безопасности). Геологи и разнорабочие окапывают палатки, спиливают деревья, все согласно правилам.

Мы с Анатолием берем пилу, топор и идем к палатке девчонок. Галина и Татьяна поставили свои "фазенды" чуть в стороне от общего лагеря, и мы с Толей там были постоянными гостями, засиживаясь допоздна.

Рядом с палаткой два дерева, которые мы и решили убрать, чтобы не получить замечаний от комиссии. Аккуратно спилили одно, а второе оставили, решив, что оно простоит еще 100 лет. На другой день прилетел вертолет, и важная комиссия приступила к работе. Они обошли весь лагерь, проверили всю документацию и к вечеру подписали акт приема лагеря. Праздничный ужин, на который начальник партии, как гостеприимный хозяин, выставил энное количество спиртного, прошел в дружеской обстановке.

Далеко за полночь все разбрелись по палаткам, довольные друг другом. А рано утром мы проснулись от крика начальника партии. В одних трусах выскакиваем из палатки - в голове еще шумит от вчерашнего ужина; хватаем ружья, которые у нас всегда под рукой, и бежим к начальнику. Первая мысль была - что медведь напал на наш табор, но, подбежав к палатке девчонок, увидали, как начальник партии в одиночку пытается приподнять дерево, лежащее поперек палатки. Бросаем ружья и, приподняв дерево, сбрасываем его на землю. Палатка разорвана, а внутри тишина. Что там? Что с девчонками? Мысли одна страшнее другой лезут в голову. Сашка первым пролез в палатку и через минуту радостно сообщил, что девчонки живые. Тут и мы очнулись от шока. Сдернули порванную палатку и отбросили в сторону. Девчонки лежали в спальниках, молча и испуганно глядя на нас. Мы стали приходить в себя, расспрашивать, что и где болит, пытаемся узнать, есть ли переломы. Среди нас нет врача, но постепенно узнаем, что Татьяна не пострадала, а только сильно испугалась. У Галины болит нога - скорее всего, закрытый перелом. Сашка с Толей, как заправские врачи, накладывают шину, мы приносим сладкого чая, но на этом наши познания ПМП заканчиваются. Девчонкам повезло, что то дерево, которое мы не спилили, упало на стол, стоявший рядом, это и смягчило удар. Начальство посовещалось и приняло решение отправить девчонок в больницу, а пока их не будет - ставить в табеле, что они работают.

О происшествии всем сказали молчать. Заказали санрейс, и винтокрылая машина увезла девчонок и комиссию в Киренск. Татьяна вернулась через неделю, а Галина пролежала в больнице почти месяц. Вот так из-за своей халатности (мягко сказано) я чуть не погубил свою будущую жену. Вертолет улетел, и мы грустные зашли в палатку, улеглись на нары, и каждый задумался о чем-то своем. Один Анатолий бродил возле палатки, переживая о случившемся, ругая себя последними словами за то, что не спилил дерево. А рядом с палаткой стояла небольшая сухостоина. Она никому не мешала и опасности не представляла. Что нашло на Анатолия, он и сам потом не мог объяснить. Приложил свою силу, и дерево с треском повалилось на землю. Мы все дружно, кто находился в палатке, повалились в проход между нарами, решив, что на нашу палатку падает дерево.

Пролежав некоторое время, ползком выбрались из палатки, а когда узнали в чем дело, готовы были поколотить виновника. Спасло его чистосердечное раскаяние, и только Сашка сказал: "Ну ты и террорист!" Эта кличка так и преследовала его до конца полевого сезона.

Метки:
baikalpress_id:  47 991