В чужой семье

Иркутские чиновники разлучили брата и сестру

В Иркутске произошла история, которая открыла прорехи в работе органов опеки и попечительства. Чиновники нарушили закон, а именно Семейный кодекс: разлучили родных брата и сестру - Толика и Аню. Сейчас мальчик живет у своей бабушки-опекуна Екатерины Михайловны Тимофеевой в Иркутске, а девочку увезли в чужую семью, в Залари. Дети скучают друг по другу - плачут. Екатерина Михайловна бьется, чтобы Толика и Аню соединили и они росли вместе. Недавно женщина обратилась в суд.

Мамы и след простыл

 Этот семейный случай непростой.

- Все началось с того, что Светлана, дочь моего мужа от первого брака, стала выпивать и ходить по мужикам, - рассказывает Екатерина Михайловна. - В 1995 году у нее родился Толик. С двух месяцев мальчик жил у нас. Я оформила опекунство - потому что от Светы толку было мало, появлялась она набегами. Через три года родилась Аня. Из роддома забирала малютку я - ее отец Алексей пил, а его родственники уговаривали отказаться от ребенка. Аня тоже поселилась у нас, называла меня мамой. Я снова начала хлопотать об опекунстве - собрала бумаги, прошла комиссию. Но суд Свету и Алексея родительских прав не лишил, а только вынес предупреждение. Хотя они не работали и пропивали все детские деньги. Алексей погиб в 2002 году - попал под поезд, а в декабре этого же года Света пришла и забрала девочку. Материнские права у нее были, поэтому запретить я не могла. И 23 февраля 2003 года мы узнали, что Анечка попала в инфекционную больницу, а Светы и след простыл.

Везде отказ

 Девочка была в ужасном состоянии - вшивая, лысая, с чесоткой. Екатерина Михайловна ездила в больницу каждый день. Ждала выписки от врача, чтобы увезти ребенка домой. Но ее опередили - Аню увезли в приют "Надежда". Когда женщина бросилась туда - свидания не дали. Соцпедагоги отвечали резко: "Вы никто, и звать вас - никак!" Тогда кинулась в опеку Свердловского района, чтобы оформить опекунство. И там тоже отказ. Чиновники открытым текстом говорили: "И квартирка-то у вас маленькая, однокомнатная. Да и вообще - не потянете вы двоих детей". В один из дней Аня из приюта исчезла. Екатерине Тимофеевой сообщили: "У нее теперь есть опекун. Мы отдали ее в новую семью". "В какую семью? Где Аня?" - вопрошала женщина. В ответ была тишина: молчали в опеке, держали рот на замке в приюте, не было сведений и в адресном бюро.

 - Я уже не знала, куда мне еще обратиться, где искать ребенка, - говорит Екатерина Тимофеева. - Толик все время плакал, ждал Анютку. Хотя то, что делали наши чиновники, - натуральное беззаконие. Разглашению не подлежит тайна удочерения, а не опеки. К тому же, по статье 67 Семейного кодекса (право на общение с ребенком бабушек, дедушек, братьев, сестер и других родственников), мне не должны были отказывать в свиданиях. И тут помог случай. Я пришла к судебному приставу Свердловского района, а у него на столе оказалось дело об алиментах Русиновой Анны Алексеевны - нашей Анечки! Скорее-скорее запомнила адрес: Залари, улица Красина, дом... Отправила туда письмо, свою часть написал и Толя: "Анечка, милая сестренка, приезжай ко мне!"

Отдайте ребенка!

В августе 2005 года к Тимофеевым из Заларей приехали Аня и ее опекун - Наталья Васильевна Лобастова. Девочка кинулась к Екатерине Михайловне: "Мама, мама!!!" Как получилось, что она оказалась в Заларях? Оказалось, случайно. В семье Лобастовых трое детей, хотели взять под опеку еще одного ребенка. Выбрали в приюте Алину Подойницыну - хорошенькую, рыженькую. Наталья Васильевна и ехала в Иркутск прицельно, за Алиной. В приюте сказали, что Подойницыну забрала другая семья, и вывели за ручку Аню. Так Аня и уехала в Залари.

- Я стала рассказывать опекуну, что девочка росла у нас, как я учила ее ходить, видела ее первые зубки, - вспоминает Екатерина Тимофеева. - "За что мы наказываем детей, разлучая их? Вы же смотрите передачу "Жди меня", как люди ищут родных братьев, сестер. Неужели не дрогнет сердце? Пусть дети растут вместе, нужно, чтобы они держались друг за друга по жизни. Посмотрите на детские слезы - отдайте ребенка".

 Наталья отказалась: "Я на нее уже много денег потратила - и велосипед купила, и диванчик... Не отдам". Когда Аню увозили, девочка рыдала: "Мама, не отдавай меня!"

 В январе следующего года Екатерина Михайловна с Толиком поехали в Залари. Надеялись, что домой вернутся с Аней, но Лобастовы снова уперлись: нет, и точка.

Расти вместе

 Екатерина Михайловна руки не опустила - стала писать в областную прокуратуру, городскую администрацию, Главное управление профессионального образования. Ответ был такой: "Оснований для отмены опекунства над Русиновой Анной Алексеевной нет". 9 октября 2006 года женщина обратилась в суд. В исковом заявлении она сослалась на статьи Семейного и Гражданского кодексов, которые органы опеки нарушили. И просит признать назначение опекуна незаконным.

 Сейчас Толик учится в Иркутске, в 3-м классе. Аня - второклассница Заларинской школы. Общаются они только через письма. А могли бы расти вместе - делать уроки, гулять с собакой, ездить в детский лагерь, ходить в музыкальную школу.

Дети разлучены незаконно

Ситуацию с разлученными братом и сестрой прокомментировал правозащитник, региональный координатор проекта Московской Хельсинкской группы Иркутской области Леонид Петрович Ставров:

 - Дети, Аня и Толик, разлучены незаконно. Прежде всего закон нарушен при назначении опекуна. В ст. 35 ч. 1 Гражданского кодекса РФ говорится, что опекун (или попечитель) назначается по месту жительства(!) лица, которое нуждается в опеке. То есть Аню должны были оставить в Иркутске, где она жила и у нее есть родственники, а не увозить в Залари. Я ознакомился с текстом распоряжения на опекунство - в нем нет ссылки на эту статью. Чиновники ее попросту проигнорировали. Далее: органы опеки нарушили ст. 123 п. 1 Семейного кодекса РФ, где написано, что при устройстве ребенка должна учитываться преемственность в воспитании и образовании. Мы видим обратное - девочку увезли из Иркутска, где она родилась, из семьи, в которой росла. То есть она попала в совершенно чуждую ей среду, в другие условия жизни. Также при установлении опеки не соблюдены требования ст. 121 Семейного кодекса РФ ("Защита прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей"). Не было учтено очень важное обстоятельство, что у Ани Русиновой есть брат, что дети осведомлены о своем родстве и более того - жили и воспитывались вместе! Нарушены и требования ст. 122 Семейного кодекса РФ, по которым в специальной анкете ребенка должны быть обозначены сведения о несовершеннолетних братья и сестрах, указано их место жительства. Плюс - сведения о других родственниках и реквизиты документов, которые подтверждают отказ этих родственников принять ребенка на воспитание в свою семью. Ничего подобного у родных Ани Русиновой не выясняли. Вообще, согласно общим правилам семейного законодательства, опекунами преимущественно назначаются лица близкие подопечным - то есть родственники. И только при их отсутствии(!) назначаются граждане по выбору органов опеки. Как видно, органы опеки игнорировали и это требование. Если суд не сочтет назначение опекуна незаконным, решение можно обжаловать в Европейском суде.

Метки:
baikalpress_id:  32 606