Любовь к небу - на двоих

Вдова командира А-310 Вера Шибанова: "Самолет мой муж знал лучше, чем родной дом"

Продолжение. Начало в № 48
После долгого раздумья вдова погибшего командира А-310 согласилась встретиться с корреспондентом нашей газеты. Маленькая хрупкая женщина разделила немыслимое горе сотен людей. И свято хранит добрую память о любимом человеке - Сергее Шибанове.

"Я чувствовала себя рядом с ним такой защищенной"

- Скажите, пожалуйста, Вера Владимировна, были у вашего мужа какие-то увлечения, то, что принято называть хобби?

- Он очень любил аквариумных рыбок, то есть мы любили их вместе. Ездили за ними на рынок, смотрели, выбирали. А потом у нас появились редкие и более дорогие виды - Сергей дружил с серьезными специалистами этого дела. Мне тоже нравились рыбки, например лабео, анциструсы.

Муж всегда мечтал иметь огромный аквариум, но квартира, в которой мы жили, не позволяла. Кстати, все аквариумы, которые были у нас дома, он делал сам, получалось красиво. У нас много книг об аквариумных рыбках - по их разведению, содержанию.

- Вы продолжаете ухаживать за ними?

- Нет, незадолго до трагедии аквариум почему-то "побежал", и рыбок пришлось отдать в детский садик, за ними там хорошо смотрят. Еще Сергей очень любил природу, знал названия многих цветов, деревьев, птиц, с ним было всегда интересно. И я чувствовала себя рядом с ним такой защищенной.

Наши знакомые, когда им предстояло лететь куда-то на самолете, спрашивали меня: как там, в небе, не страшно? Я удивлялась: как может в небе быть страшно? Страшно на земле - аварии на дорогах каждый день, вот это страшно. Я никогда не боялась за Сергея, даже представить себе не могла, что с ним что-то может случится. Знала: небо - его стихия, самолет он знал лучше, чем свой родной дом.

С ним и в машине было очень спокойно. На дороге ситуации разные, конечно, но мгновенная реакция мужа нас всегда выручала. Он очень надежный человек. Был...

- Сергей предпочитал активный отдых?

- Да, когда удавалось оторвать его от работы, мы отправлялись в лес или на рыбалку. Несколько раз ездили за границу - в Египет, Таиланд, Китай.

- Добирались туда самолетом, конечно?

- Само собой. Я поезда не признавала и не признаю. Путешествовали только по воздуху.

- Вспомните, пожалуйста, события того июльского дня.

- 9 июля я проснулась утром, позвонила в аэропорт: "Когда прибывает 778-й рейс из Москвы?" Мне сказали: в 7.35, по расписанию. Было воскресенье, на следующий день мужу опять в рейс, и я стала гладить его летные рубашки, которые накануне постирала. Через час после посадки Сергей обычно был дома. Полдевятого, полдесятого - его нет, и что думать не знаю. Набираю справочное, там долго не берут трубку. Потом слышу голос и спрашиваю: "Что случилось с 778-м?" Мне отвечают: "Самолет на посадке загорелся". - "Но люди живы?" - "Есть и живые, больше вам ничего сказать не могу".

Мы с дочкой вызвали такси и примчались в аэропорт. Сразу увидела Андрея Павлюченко, который должен был лететь следующим рейсом на этом А-310, второго пилота, других знакомых. На нас не смотрят, успокаивают: пока ничего не известно.

Я говорю: "Что случилось? Где Сергей?" Все молчат. Меня привели в офис "Сибири" - там была моя подруга. Она сказала: "Вера, на месте крушения был Павлюченко, от кабины ничего не осталось. Ты должна рассказать об этом детям". Я не поверила, успокоила дочку: "Папа жив, не бойся". Никогда не верила, что с ним может что-то произойти.

Меня отвезли домой. Начались звонки по телефону - на домашний, сотовый, появились списки живых и мертвых. На следующий день пошла в церковь. Возвращаюсь - у меня дома сидят его друзья. Молчат. Я и тут не могла поверить: как это может быть? Не понимаю, не верю, не представляю. Знаете, я мужа иногда по неделям не видела. Он прилетал, улетал без меня, все домашние дела были на мне, и то, что его нет дома, - довольно обычная ситуация. Накануне полета мы, как всегда, простились, я пошла на работу, он - в рейс. Стоял в коридоре: отглаженная форма, белоснежная рубашка. В отношении одежды он был педант. Знал, что представляет лицо компании, и всегда выглядел безупречно. Брюки гладил сам, а рубашками занималась я.

Когда все это произошло... То, что мы видели в морге, опознать невозможно. Проискала два дня и опознала фрагмент по куску металла (детали кабины) в теле - этого больше ни у кого быть не могло, и еще благодаря стоматологу. Сергей живой, и я его до сих пор жду. Мне всегда снится, как он с работы приходит. Слышу звонок, открываю - он стоит в дверях в форме, радостный, счастливый. Говорит: "Вера, никому не верь, я живой..."

- Когда он ушел в последний рейс?

- В четверг поздно прилетел, а в пятницу утром - снова в аэропорт. Простились как всегда...

Конечно, на мне дом, дача, дети. И иногда зло брало: он никогда для себя ничего на работе не просил. Старшая дочь поступила в институт. Деньги мы начали собирать года за два - думали, придется оплачивать обучение. А она поступила на бюджетное и учится отлично. Говорю: "Давай сделаем ребенку подарок, отправим ее отдыхать в Болгарию". Оформили визу, оплатили путевку. Возникла проблема: надо где-то переночевать в Москве, а днем лететь дальше. Прошу мужа: "Помоги. Ты останавливаешься в служебном профилактории, договорись - пусть дочери разрешат там отдохнуть". Он: "Не могу. Не могу - и все". Его правильность меня иногда раздражала.

Отдыхать приходилось его заставлять чуть ли не в приказном порядке. Я на своей работе могу взять отпуск практически в любое время, а у Сергея бесконечные полеты. Однажды, когда он был в каком-то очередном рейсе, мне дали горящую путевку, и я попросила его руководство: "Отпустите Шибанова в отпуск, у него путевка". Купила билеты, а когда он был дома - поставила перед фактом: летим отдыхать.

Сколько хороших людей вокруг!

- Друзья, коллеги Сергея мне говорят: "Вера, твой муж и второй пилот Володя Черных - герои. Посмотри, как они вели самолет, до последнего - по полосе". До последнего старались спасти самолет. Тормоза выжали настолько, что покрышки были порваны, их потом забрали в прокуратуру на экспертизу.

Поначалу мне было жутко: все-таки я жена командира и какая-то ответственность за происшедшее - я так думаю - лежит на мне. Несколько раз была в морге и каждому погибшему говорила (не вслух, конечно, про себя): "Мой муж не виноват. Сергей Шибанов погиб, спасая безнадежную ситуацию". Он ни в чем не виноват.

- Мне кажется, это все понимают. Умные люди понимают, по крайней мере.

- На кладбище в день похорон ко мне подошел Владимир Объедков, заместитель директора по летной работе авиакомпании "Сибирь", и говорит: "Вера, твой муж не русский. Он немец. Просматривали самописцы - ну не к чему там придраться, все точно, секунда в секунду. Действия пилотов безукоризненны".

И я знаю, что это правда.

- Вы получили бумагу из прокуратуры о том, что уголовное дело продлено на полгода. С чем это связано, по-вашему?

- Трудно сказать. Я не знаю всех мотивов высокого начальства. Но все, кто хоть немного знал моего мужа, относятся к его памяти с уважением. Прихожу к стоматологу - она иногда лечила и Сергея, та дает мне деньги: "Купите, пожалуйста, цветы и положите на могилу мужа - от меня". Отправила ребенка платить за стоянку машины - оказывается, охранники уже заплатили. Таких случаев у нас очень много.

Сергей мне подарил золотое кольцо с красивым камнем. Незадолго до трагедии камень вдруг выпал и потерялся. Сергей говорил: "Не переживай, купим другое кольцо". А мне это очень нравилось. Недавно я попросила представителя фирмы заменить потерявшийся камень - в тот же день мне принесли восстановленное кольцо и денег не взяли. Сказали только: "Это в память о вашем муже".

После всего случившегося большую помощь оказали нашей семье мои товарищи по работе, коллеги Сергея, авиакомпания "Сибирь". Знаете, нас окружают такие хорошие люди, и никто из них никогда ничего плохого не сказал о моем муже. Его уважали, любили, ценили.

- Была у него какая-то характерная черта, то, что он пронес через все годы вашей совместной жизни?

- Пожалуй, это любовь к технике, постоянный интерес ко всему новому. Я была в декретном отпуске, когда у нас дома появился первый компьютер. Сергей привез его из Москвы, купил на каком-то военном заводе, - как он тогда радовался! Хотя это был самый первый, очень примитивный вариант. Стоил этот компьютер безумно дорого, я даже плакала поначалу - так было жалко потраченных денег.

Только-только появились микроволновки, еще ни у кого их здесь не было, - Сергей привез домой это чудо техники и позвал друзей. Помню, кто курицу притащил запечь, кто просто смотрел, как она работает. В прошлом году она наконец сломалась. Он любил покупать бытовую технику - самые последние модели - и радовался им как ребенок.

Сотовый телефон у нас долго был один на семью. А потом так получилось, что у всех моих коллег уже был телефон, а у меня нет. В апреле - на свой день рождения - прихожу с работы и через какое-то время слышу настойчивое мяуканье. Я удивилась - откуда у нас появился кот? Сергей говорит: "Иди посмотри, кто мяукает". Открываю сумку - это мой телефон звонит! А Сергей хохочет: подарил мне телефон и намяукал сигнал. Я с этим телефоном поехала однажды к высокому начальству. Сидим, разговариваем, тема очень серьезная. А у нас есть такая традиция: когда Сергей прилетает, он мне сразу звонит. И тут вдруг в середине разговора громкое: мяу-мяу! Я соскакиваю с места, говорю: "Извините, это мой муж прилетел и звонит". Теперь вот никто не мяукает...

 * * *

- Мне безразлично заключение МАК, его легко можно было предсказать задолго до официального оглашения, - сказала в конце беседы Вера Шибанова. - Я жена летчика и, зная результаты расследования других авиакатастроф, морально была готова к этому. Но дети безумно любят своего отца и гордятся им. Они хотят справедливости, они верят в нее.

Спасибо "Копейке", спасибо телеканалу НТВ - они убедили меня рассказать о моем муже, сделав еще одну попытку обозначить стоящие перед авиацией проблемы. Может быть, мои воспоминания смогут инициировать проведение дополнительного расследования, которое установит наконец истинную причину июльской катастрофы А-310 в Иркутском аэропорту. От мужа, от себя и детей прошу простить без вины виноватый экипаж А-310. Он, я уверена, сделал все от него зависящее, чтобы не случилось того, что случилось.

  • "... что случилось с 778-м". Мне отвечают: "Самолет на посадке загорелся". - "Но люди живы?" - Есть и живые, больше вам ничего сказать не могу".
  • Несколько раз была в морге и каждому погибшему говорила, не вслух, конечно, про себя: мой муж не виноват.
Загрузка...