Трудно ли деткам выходить из "клетки"

Кажется, все иркутяне привыкли к тому, что отказные дети, рожденные ВИЧ-инфицированными женщинами, живут в центре "Аистенок". Расположение центра на территории областной инфекционной больницы говорило само за себя. И вот - новость: "Аистенок" расформировали как специализированный центр, а детей перевели в обычные дома ребенка и детские дома.

Попытаемся разобраться, почему было расформировано такое вроде бы необходимое городу заведение.

- Нельзя иметь такое место жительства - инфекционная больница, - считает главный врач Иркутского областного Центра СПИД Борис Цветков. - Тем более если речь идет о детях с ослабленной иммунной системой. Представьте, что во время ежедневных прогулок малыши могли заразиться кишечными заболеваниями или, допустим, туберкулезом. Даже специальная "прогулочная" площадка с качелями и беседкой была оборудована в малопосещаемом месте на территории инфекционной больницы.

"Детки в клетке" - так когда-то журналисты окрестили детей, живущих без общения со своими здоровыми сверстниками, и это стало именем ВИЧ-инфицированных ребятишек на территории всей страны (чтобы убедиться в этом, наберите хотя бы "детки в клетке" в поисковой системе Интернет).

В нашей области центр "Аистенок" был создан на территории инфекционной больницы, когда врачи учились лечить первых ВИЧ-инфицированных малышей. Тогда многие боялись, что они будут заражать других людей. С течением времени ситуация изменилась. Все знают, что ВИЧ-инфицированные ребятишки безопасны для других детей и для взрослых, персонала детских учреждений. Поэтому уже в 2005 году было решено, что ВИЧ-инфицированные дети должны поступать в обычные учреждения для детей-сирот Иркутской области. Но и сейчас, спустя год, раздаются голоса: не проще ли создать специализированный интернат для ВИЧ-положительных ребятишек, пусть даже за пределами инфекционки.

Специнтернаты как прообраз гетто

Конечно, проще: не пришлось бы объяснять людям, что ВИЧ-инфицированные дети должны жить в обществе. Проще врачам детских учреждений: не надо учиться лечить ВИЧ-инфицированных. Удобнее врачам Центра СПИД: не надо объезжать детей, разбросанных по всему городу. Да и персонал обычных домов ребенка мог бы чувствовать себя комфортно, если бы все были уверены, что у них нет ВИЧ-позитивных и что им нечего бояться...

Вот только категорически против такой идеи Евгений Воронин (главврач Усть-Ижорской детской республиканской инфекционной больницы, его мы видели в социальной рекламе среди ВИЧ-инфицированных малышей):

- Создавая специнтернаты, мы посылаем обществу сигнал о том, что это ненормальные дети, играем на руку тем, кто говорит: раз вы их отделяете, значит, это опасно.

Того же мнения придерживается Александр Голиусов, руководитель Управления эпиднадзора (по ВИЧ/СПИД) Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия населения:

- Это только добавляет негативного отношения к болезни в обществе. Наша политика всегда была направлена на то, чтобы не изолировать таких детей, а распределять их по обычным домам ребенка, детским садам, школам.

Такое вот мнение людей, которые отвечают за наше здоровье. До сих пор во всем мире не было зафиксировано ни одного случая, когда бы вирус передался от ребенка ребенку - во время совместных игр, спортивных соревнований (в том числе в травмоопасных видах спорта), дружбы и просто из-за нахождения в одном коллективе.

Посмотрим правде в лицо

В Иркутской области более 21 тысячи зарегистрированных (!) людей с ВИЧ. Реально их может быть гораздо больше. Почти половина из них - женщины, большинство в возрасте, когда можно иметь детей. Поэтому ВИЧ-инфицированные ребятишки рождаются регулярно - до 500 детишек в течение года. Официальные данные известны - в общей сложности у женщин с ВИЧ родилось больше 2 тысяч малышей. Из них инфицировано немного, всего 130 малышей. Но и этого оказалось достаточно для страха.

Подрастая, эти детишки должны ходить в детские сады и школы. До сих пор ходят не все: многие мамы ВИЧ-инфицированных малышей боятся огласки. Другие детишки ходят, но родители предпочитают скрывать их диагноз от окружающих (хорошо, что при поступлении в детские заведения не требуют справки об отсутствии ВИЧ-инфекции; по внешнему же виду ВИЧ не определить: болезнь не проявляет себя уродством или патологией развития). Отказные детишки оказались в невыгодном положении по всей стране - им делают анализы, их лечат. Они на лобном месте перед всеми, и чаще всего люди видят перед собой вместо ребенка "носителя" диагноза. Дети не могут понять такое отношение. Чего они хотят, так это чтобы их брали на руки, целовали, как всех, и обязательно соглашались с ними играть.

На их стороне закон: ВИЧ-инфицированные ребятишки могут делать все, что делают их здоровые сверстники: учиться наравне со всеми, ходить в кино и зоопарк. На самом деле они не приносят никому вреда, и все-таки их предпочитают держать где-нибудь в изоляции, как опасных членов общества. И если медицинские работники привыкли к ВИЧ-положительным ребятишкам (свое дело сыграли тренинги, большое количество обучающей литературы и т. д.), то теперь дело за педагогами.

Специалисты областного Центра СПИД организовали серию обучающих семинаров в детских домах сразу, как только стало известно решение перевести туда детишек. Очередная серия таких семинаров прошла накануне переезда "аистят".

Стоит ли их бояться?

Заведующая профилактическим отделом Елена Ряднова рассказывает:

- Чаще всего мы объясняли, что ВИЧ-инфицированные малыши ничем, кроме медицинского диагноза, не отличаются от других детей. Поэтому они имеют право воспитываться вместе с другими детьми.

Многие сотрудники детских домов говорили о своем страхе заразиться ВИЧ-инфекцией. Врачи объясняли: при общении ВИЧ-инфицированные дети не требуют никаких особых мер предосторожности, при медицинских манипуляциях правила профилактики обычные. Через выделения ВИЧ-инфицированных заразиться нельзя. Чаще всего после таких слов раздавался вздох облегчения.

В отличие от временного пристанища на территории инфекционной больницы, в детских домах могут быть созданы условия для обучения и воспитания ВИЧ-инфицированных ребятишек. За их здоровьем будут наблюдать обычные педиатры (домашние ВИЧ-инфицированные дети, кстати, также лечатся у участковых педиатров). На месте постоянного проживания детей будут консультировать специалисты Центра СПИД - для того, чтобы ребятишки были полностью обеспечены необходимой им медицинской помощью, когда наконец-то получат возможность выйти из круга ВИЧ-инфицированных и жить как все.

Иркутская область - единственная в России, где ВИЧ-инфицированные дети так долго находились в больнице. Перед нами детей с ВИЧ перевели в дома ребенка в Приморском крае и Свердловской области.

Достаточно почитать газеты, чтобы узнать драматические истории детей с ВИЧ. Например, в Красноярском крае судьба двух ребятишек с ВИЧ решилась на Законодательном собрании, до этого их отказывались принять в детский дом. В Иркутской области подобных проблем не возникло. И чиновники, и окружающие их люди оказались более человечны в отношении к ВИЧ-инфицированным малышам. Возможно, наши земляки вынуждены были понять: у нас такое количество детей с ВИЧ, что от них не отмахнешься. Их даже не сослать в отдаленный и малонаселенный район области.

Там, где ограничен контакт между "больными" и "здоровыми" (например, ВИЧ-инфицированные дети вынуждены жить отдельно от других детей), возникает страх и неприятие "отверженных". И общение ВИЧ- инфицированных детей оказывается ограничено в среде "своих". Что могло бы ждать детей, воспитанных в изоляции от сверстников, во взрослой жизни? Можно предположить, что специализированные школы, институты и, наконец, гетто.

Метки:
baikalpress_id:  32 622