Баянист Юрий Шишкин: "Мой удел - играть в России"

Имя Юрия Шишкина широко известно музыкальному обществу. Его называют одним из лучших баянистов мира. Он лауреат международных конкурсов в Германии, Италии, Америке. 1-2 декабря заслуженный артист России Юрий Шишкин выступил в Иркутске. Нашему корреспонденту удалось побеседовать с великим музыкантом.

- С чего начался ваш творческий путь? Кто привил вам любовь к музыке?

- Все шло из семьи. Сам я не проявлял любви к музыке, хотел стать художником. Родители - мама, швея-мотористка, и папа, рабочий на заводе, - хотели вывести нас с сестрой в аристократическое общество. Меня отдали в музыкальную школу, сестру - в балетную. У сестры, правда, не сложилась творческая карьера. Мне же повезло с преподавателем. Часто способные дети ленятся, пренебрегают занятиями музыкой. Хорош тот преподаватель, который может найти в ученике ту струнку, за которую нужно дергать, те пути, по которым следует его направлять.

- Есть ли последователи, ученики, которые могут назвать вас своим учителем и наставником?

- Я не занимаюсь преподавательской деятельностью. Самое большее - даю мастер-классы. Иркутск - последний город в моем турне. После я поеду в Тюмень, где для музыкального училища проведу мастер-классы.

- Насчет Иркутска. Я знаю, что здесь вы уже во второй раз. Удалось ли вам осмотреть достопримечательности города? Бывали на Байкале?

- На Байкале был, встречался там с друзьями. А вот проехаться по городам с экскурсоводом не удается - плотный график работы.

- Различается ли публика в зависимости от географического положения города?

- Конечно! Это, знаете, как на теле: есть органы, которые могут быть холодными даже летом, как живот; а вот шея всегда теплая. Так же и с людьми. Где-то воспринимают более тепло, где-то менее. Самое страшное, что может случиться на концерте, - отсутствие обмена чувствами. Если у меня нет контакта со зрителями, то музыка может не прийти. Порой зовешь ее изо всех сил, а она капризничает. Музыка имеет женский характер. Ей нужно уметь служить. Нужно быть ее рыцарем.

- Кто сейчас слушает баян? Не тяжело ли вам при увлечении нынешней попсовой эстрадой собирать аудиторию?

- Баян - камерный инструмент. Ему не нужны огромные залы. Даже если на концерт придут два человека, я буду играть так же, как играл бы для полного зала. Аудитория собирается разная - и стар и млад.

У меня нет цели конкурировать с современной музыкой. Из всех телевизионных каналов только "Культура" пропагандирует классическое искусство. Однако и там любят аристократические инструменты: рояль, скрипку, саксофон. К сожалению, телевидение всех подстраивает под себя. Ему не нужен ты сам, твои таланты, твой образ. Никто не поинтересуется тем, как ты играешь. Публике будет интереснее, если ты сыграешь лежа или одной рукой. Но если бы была возможность повернуть время назад, я все равно не сменил бы инструмент.

- А как воспринимает зарубежная публика исконно русский инструмент?

- На Западе не умеют слушать душой. Там все пропускают через голову. Так, европейский нейрохирург Антон Нормайер в своей книге "Музыканты с точки зрения медицины" сказал, что Чайковский был чрезвычайно невоспитан: без спроса лез в чужую душу своей музыкой. Меня однажды в одной из стран спросили, почему от меня не пахнет туалетной водой. Запах тела для них - чужое.

- Но тем не менее с премьерными концертами вы выступаете в Голландии...

- Там я репетирую. А еще зарабатываю деньги. В родной дом всегда хочется вносить только лучшее. Поэтому мой удел - играть в России.

- Есть ли история у вашего инструмента?

- Баяны быстро изнашиваются. За время своей творческой деятельности я сменил уже шесть инструментов. Сложно привыкать к новому, приходится его обуздывать под себя. Инструмент всегда чувствует, когда с ним собираются расстаться, - начинает ломаться. Был случай, когда баян упал на пол с кресла, хотя я всегда слежу за тем, чтобы он устойчиво стоял.

- Вы сказали, что музыка имеет женский характер. А чей характер имеют ваши инструменты?

- У меня всегда были парни (смеется). Когда прихожу на фабрику, чтобы выбрать новый инструмент, попадаются и девушки. Однако с парнями легче работать.

После интервью, дожидаясь концерта, я слышала, как Юрий репетирует. Было ощущение, что играет целый оркестр. "Картинки с выставки" Мусоргского, "Венские вечера" Шуберта, "Калина красная", посвященная Василию Шукшину... Уже на концерте я всматривалась в ловкие движения рук, в глаза, устремленные в небытие. Эти глаза искали музыку, ту самую, ради которой настоящий рыцарь выкладывается во всю мощь. Иркутским зрителям повезло: баянист сыграл импровизацию - русскую народную песню "При тумане, при долине...", которую не играл ни в одном городе своего турне. "Музыка присутствовала на 70% концерта. Это высокий показатель при незнакомой публике", - сказал мне артист.

Метки:
baikalpress_id:  2 356