Старинный Кеуль готовится уйти под воду

Строительство Богучанской ГЭС превратит красивое село Усть-Илимского района в заболоченный островок

Остров - часть суши, со всех сторон окруженная водой. Этот географический термин приобретает здесь, в Восточной Сибири, особый смысл: великие сибирские стройки оставляют людям все меньше пространства для выживания. Десятки ангарских деревень - у каждой свой норов, свои обычаи, культура - давно смыты с лица земли рукотворными советскими морями. Или превратились в безжизненные острова, что со всех сторон окружены водой. Реализация суперпроекта нового тысячелетия - Богучанской ГЭС - лишит родных мест как минимум еще 10-15 тысяч человек в Усть-Илимском районе. В том числе и жителей старинного сибирского села Кеуль.

Чугунок для молодых хозяек

Сибирскими землеустроителями называл историк Николай Костомаров вольных казаков, которые малыми силами и средствами подчинили к концу XVII века почти всю Северо-Восточную Азию.

"Высланный в 1629 году из Енисейска сотник Бекетов проплыл по реке Тунгуске и Илиму и дошел до бурят. Тогда распространились слухи о многочисленности, богатстве и силе народа бурятского, которого русские называли братским. В 1631 году атаман Перфильев построил Братский острог на Ангаре", - пишет ученый в своей знаменитой "Русской истории". Собственно, история покорения Сибири - это непрерывные жестокие стычки казаков с местным населением: тунгусами, бурятами, камашами, тубинцами, якутами и другими.

На севере нынешней Иркутской области и в Красноярском крае жили тунгусы, буряты, якуты. Современные историки считают, что Кеулю, Едарме, Невону - небольшим населенным пунктам Усть-Илимского района - более трехсот лет. Коренное население, в основном кочевники, приходили в эти места на зимовку. Здесь они охотились, пасли оленей, обустраивали быт: макеты старинных сибирских стойбищ можно увидеть сегодня в некоторых местных музеях.

Богатая коллекция предметов труда и быта предков собрана, например, сотрудниками Кеульского музея. На стеллажах, полках и просто на стенах - все то, без чего была немыслима жизнь местного населения два-три века назад: отполированная чьими-то руками изящная пороховница, широкие охотничьи лыжи-камахи и удобные палки, оплетенные тонкими ремешками; рыбацкое снаряжение - сети, неводы, остроги, крючки-самоловы; а еще всевозможные корзины, туеса из бересты - все подлинное, не бутафорское, с указанием конкретного хозяина.

Сюда часто приходят местные школьники - послушать рассказ о житье-бытье далеких предков и любопытно, и полезно. Часть экспозиции музея, так называемый печной угол, очень популярна у мальчишек и девчонок. Будущим хозяйкам здесь дают в руки ухват: поставьте-ка чугунок в "печь"! Экскурсоводы рассказывают, что эта часть избы традиционно считалась женской, мужчинам сюда заходить было запрещено. А появление чужака в печном углу и вовсе считалось оскорблением для хозяев: нравы жителей ангарских деревень отличались сибирской суровостью.

Потомки сибирских землеискателей обживали Приангарье. К середине минувшего века в традиционно ссыльном краю появились приметы нового времени - колхозы. Из сел и деревень Шестаковского, Илимского, Корабельниковского и других сельсоветов уходили на Великую Отечественную тысячи молодых снайперов, рядовых, механизаторов. Возвращались единицы.

В середине 50-х на Ангаре зазвучали непривычные слова: гидростанция, Братскгэсстрой, оборудование, плотина. Газеты и радио (позже - телевидение) трубили о подвигах людей на Ангаре, партия и правительство награждали героев, не скупясь на звания, премии, ордена, медали. Здесь в самом деле совершались чудеса: в жесточайшие морозы строители жили в палатках, прокладывали дороги, рубили просеки, тянули линии электропередачи.

Высокие правительственные чиновники любили фотографироваться на этом великом и героическом фоне. Художники, композиторы и поэты "откликались", "отображали", "воспевали". И тоже не оставались без наград. Советская пропагандистская машина трудилась почти без сбоев, выдавая нужную - то есть заказанную и оплаченную - продукцию.

О строительстве четвертой в Ангарском каскаде - Богучанской - ГЭС было известно еще 30 лет назад. Тогда можно было прочесть (или услышать), например, такое: "Вам, молодым, предстоит принять трудовую эстафету от тех, кто завершает сегодня в Братске свой славный трудовой путь, предстоит освоить новую пионерскую площадку на строительстве Богучанской ГЭС. Вам будет трудно, но легче, чем сегодняшним ветеранам ордена Ленина и ордена Октябрьской Революции Братскгэсстроя. В тылу у вас Братск, рядом - герои, дважды покорившие Ангару".

Людям, которые живут сегодня в районе строящейся БоГЭС, действительно трудно. Но речь не о тех, кто ударно, за очень немалые деньги трудится на очередной стройке века. Большие трудности, очень серьезные проблемы начнутся у жителей Усть-Илимского района с пуском Богучанской. Собственно, они начались уже давно.

Букет медицинских диагнозов

Дорога от Усть-Илимска до Кеуля напоминает гигантские качели, чередуя почти равномерно подъемы и спуски. Плотная стена хвойных деревьев по обеим сторонам трассы, небольшие лесные речушки - вот и все приметы сурового таежного пейзажа.

Бывалые люди расскажут, впрочем, немало историй о здешнем зверье - зайцах, медведях, рысях, росомахах, - которое все чаще выходит из леса к людям. Лесные пожары и нещадные вырубки заставляют таежных обитателей искать пропитание в деревнях: хищники покрупнее нападают на домашний скот, могут и человека задрать; птичья мелочь, особенно кедровки, подчистую убирают урожай ягод, садовых яблочек-ранеток.

Кеуль, построенный на небольшом естественном возвышении, виден издалека, за несколько километров до поселка тайга уступает место равнине.

- Здесь люди пасут скот, около ста гектаров отведено под выпас, - говорит глава Кеульского МО Николай Штанько. - А чуть дальше, на окраине, - картофельные поля, тоже около ста гектаров. И все это богатство уйдет под воду!

Николай Алексеевич знает, о чем говорит: недавно тут побывали представители того самого РАО и очень точной аппаратурой замеряли точки будущего затопления. У берега Ангары, к примеру, в ста метрах от Кеуля, - 202-я отметка, та же и на краю поселка, улице Строительной, где живут десятки людей. Дома просторные, добротные, с гаражами, хозпостройками, огородами. Современные одноэтажные застройки, впрочем, преобладают на всей территории Кеуля, бывший совхоз не скупился на строительство жилья для рабочих и специалистов.

202-я отметка означает, что будущее водохранилище вплотную подойдет к этим домам-огородам и, такое тоже не исключено, окажется внутри: строят БоГЭС под наивысшую, 208-ю, отметку.

Сам Штанько считает себя коренным кеульчанином, живет тут с начала 80-х. Специалист по жилищно-коммунальному хозяйству, он несколько лет отработал в Усть-Илимске, потом вернулся в село, восстанавливал разрушенное ЖКХ, позже возглавил местную администрацию. Народ оказал доверие, и, судя по всему, не напрасно. В нынешние непростые времена знания, опыт и деловые качества поселкового главы пришлись как нельзя кстати.

Кеуль следует отнести к затапливаемой, а не к попадающей под воздействие водохранилища территории, убежден Николай Алексеевич.

- Смотрите: с одной стороны у нас будет водохранилище, с другой - сплошное болото. На суше окажутся только жилые постройки и неизвестно еще, сколько этой суши останется. Под воду уйдут все выпасы, огороды, тайга, дорога, жить на таком острове люди не смогут. Да и не захотят.

- Наш поселок надо убрать отсюда полностью, - говорит пожилая кеульчанка Валентина Ивановна Савинова. - Здесь трудно дышать, не хватает кислорода, очень плохая вода. У меня сахарный диабет, здоровье в последние годы совсем никудышное. Ездила недавно к родным в Кировскую область - забыла про свои болячки. Вернулась - опять задыхаюсь по ночам. Уезжать отсюда надо.

Серьезные проблемы со здоровьем у многих жителей поселка, и не только у пожилых. Заведующая местной амбулаторией Валентина Анкудинова рассказывает, что за последние пять лет стабильно увеличивается число больных детей и взрослых. Ребятишек становится все меньше, рождаемость падает, а на учете по заболеваниям их все больше и больше. Много людей с болезнями органов пищеварения (камни в мочевом пузыре обнаруживают даже у детей) и дыхания (астмы, бронхиты, ларингоспазмы и т. д.) Еще лет 10-15 назад в Кеуле почти не было заболеваний крови (анемии) и эндокринной системы. Сегодня они тоже на одном из первых мест; немало кеульчан прооперировано в Иркутском онкодиспансере - у них сильно увеличена щитовидка.

Взрослых косит онкология: за последние 18 лет от рака умерло около ста человек, и эти показатели не уменьшаются. Причем чаще уходят из жизни молодые, 30-40-летние кеульчане. За минувшие 9 месяцев здесь умерло 20 человек, родилось 6 - уникальный в своем роде показатель.

У детей всплеск болезней костно-мышечной системы, все чаще наблюдаем врожденные вывихи бедра, косолапость, то есть аномалии в развитии плода. Совсем маленьких ребятишек приходится оперировать. Серьезные научные исследования воды и воздуха здесь не проводились (нет средств), но в Кеуле вам любой скажет: вода тут отвратительная - настолько, что ею даже не всякое белье выстираешь: бледно-желтая, с землисто-железистым запахом. Белое только испортишь. Кто может, возит воду из родничков, остальные пользуются той, что из скважины. Со всеми вытекающими оттуда последствиями.

Кстати, у самой Валентины Владиславовны острый ревматоидный полиартрит - довольно распространенное здесь, в поселке, заболевание. Деформированы кисти рук, острая боль в мышцах и костях.

- Ездила недавно на курорт в Аршан - чувствовала себя отлично. Вернулась домой - вечером пришлось ставить уколы, такая была боль.

Рыба вымерла. Забудьте

В здешних когда-то чистейших и очень красивых краях теперь страдают не только люди - зверье, рыба. Пожилые кеульчане рассказывают, что нынешняя молодежь не знает ее вкуса, хотя когда-то рыбу таскали ведрами с любого берега Ангары.

- Я раньше с реки не сходила, так любила рыбалку, - вспоминает Зоя Васильевна Хайми. - Мужа убили, и река часто от голода спасала. Дочке поиграть, побегать на улице охота, а я вернусь к вечеру с уловом и кричу: "Лида, иди рыбу пороть!" Она плакала: "Как ты надоела со своей рыбой!" Придет время, говорили тогда старики, а пороть-то (потрошить. - Авт.) нечего будет, мокчену (пескарю то есть) обрадуетесь, но и его не будет. Так и вышло.

Ценных пород - стерляди, осетра, тайменя - давно нет; пропадает и хариус, сорога, окунь. Рыбешку, которую повезет поймать, есть нельзя: на чешуе хорошо видны язвы, а кое-где и чешуек нет, печень разлага ется, внутренности испорчены. "Ездим рыбачить километров за пятьдесят, - говорят местные экстремалы, - до Едармы. Ангара - мертвая река. Хотя сейчас еще какое-то течение есть, а заработает Богучанская - вода остановится и превратится в болото". Это и приезжие москвичи с "Эколайна" подтверждали: "Забудьте о рыбалке, пустим ГЭС - никакой рыбы не будет".

Нынешнюю катастрофу в рыбьем царстве люди напрямую связывают с деятельностью местного промышленного гиганта, Усть-Илимского ЛПК. Река всегда была нашей кормилицей, рыбачили все - и мужики, и бабы, и млад и стар, говорят кеульчане, никогда без улова не возвращались. До тех пор, пока не пустили ЛПК. Сбросы в Ангару идут чуть ли не ежедневно, возле Кеуля, со взгорка, их особенно хорошо видно: поток застывших желтовато-белых хлопьев ползет вниз по реке. Мне "повезло" увидеть и сфотографировать это: на доброй половине двухкилометровой ангарской шири медленно двигался смертоносный желтовато-белый шлейф.

Выбросы в реку уже третий день идут - наверное, очистные давно переполнились, строят догадки кеульчане. И едут за водой к дальнему родничку.

Требуем права на жизнь

Тридцать лет назад завершилось строительство Усть-Илимской ГЭС, без малого 45 (28 ноября 1961 года) - со дня подписания акта о вводе в эксплуатацию первого агрегата Братской ГЭС. Миллиарды еще неденоминированных рублей, сотни миллиардов киловатт-часов, миллионы тонн целлюлозы, пиломатериалов - масштаб цифр и дел Страны Советов видится отсюда, из октября 2006-го, под несколько иным углом. Что получили простые граждане страны, десятки, сотни тысяч людей, которые отдавали стройкам века свои силы, здоровье, знания, мастерство? В лучшем случае квартиру да небольшие сбережения на старость, без расчета даже на следующее поколение. Никаких льгот, к примеру по оплате тепла, света, газа и прочих даров природы, с которой они так самоотверженно сражались, у героев великих строек коммунизма, нынешних пенсионеров, нет.

Что потеряли - здесь, в Иркутской области, особенно хорошо видно: нормальные, соответствующие природе человека условия жизни, воду, воздух, землю, лес и так далее. Масштаб потерь вряд ли можно подсчитать даже приблизительно, нещадная эксплуатация биосферы ведет к ее деградации. Страна Советов брала в долг у будущих поколений, похоже, без отдачи, посадив нас в долговую яму навечно.

На примере БоГЭС видно еще то, что в нынешнем государстве, в России Ельцина - Путина, на первом месте интересы крупных монополий: Газпрома, ЛУКойла, РАО ЕЭС и других. К примеру, указ № 867 от 17 мая 2000 года об упразднении Госкомэкологии, Федеральной службы леса и Государственного комитета по земельной политике - еще один передел земли, воды, леса и прочей природы. В чью пользу - понятно без комментариев. В ликвидации системы государственного экологического контроля российское правительство обогнало развитые капиталистические страны, отмечают ученые.

Четвертая в Ангарском каскаде, БоГЭС строится в абсолютно ином информационном режиме по сравнению с тремя предшествующими. Оно и понятно: всякие там песни-пляски здесь не играют, тут иной расклад. Миллиардные инвестиции, частный капитал, иностранные банки, ожидаемые сверхдоходы не нуждаются в популистском пиаре a la Братскгэсстрой, например. Решение принято, процесс пошел и успел зайти так далеко, что его уже не остановить. Представители РУСАЛа и ЦЭО "Эколайн", посетившие в минувшем сентябре Усть-Илимск, всего лишь поставили народ в известность, проинформировали, довели до сведения, так сказать: плотина БоГЭС строится под наивысшую, 208-ю, отметку. Иных вариантов нет и быть не может. Пуск первой очереди состоится через два года.

Надо отдать должное народу: он не "схавал" молча очередную московскую инициативу, потому что он уже не "пипл". Он уже почти гражданское общество. Устьилимчане объединились на удивление быстро и, думается, сумеют найти адекватный происходящему ответ.

Тем временем жители старинного сибирского поселка Кеуль (без малого полторы тысячи человек) выдвигают свои требования, адресуя их губернатору области Тишанину, председателю Заксобрания Круглову, депутату Госдумы Шубе, председателю Усть-Илимской думы Сергейчуку, а также в московский центр экологической оценки "Эколайн":

"На основе сделанных 27 сентября специалистами ГидроОГК замеров мы поняли, что строительство Богучанской ГЭС набирает обороты, строительство плотины будет закончено на отметке 208 метров, - пишут кеульчане. - После наполнения водохранилища по данной отметке будет создана такая экологическая обстановка, при которой шансов на выживание и перспективы дальнейшего развития у нас не будет...

Дорога до Усть-Илимска частично уйдет под воду. Электрокотельная и подстанция, подающая электричество в село, будут также подтоплены, они находятся на отметках 203-205 метров. В итоге только застроенная часть села останется на островке суши - налицо ограничение жизненного пространства, климатический и экологический дискомфорт. Подполья и погреба просто затопит...

В селе отсутствует питьевая вода. Артезианские скважины поставляют воду только для технических нужд. Для приготовления пищи население использует воду из местных родников и ручьев, которые тоже будут затоплены после заполнения водохранилища...

Отсутствие каких-либо производств, способных обеспечить население работой, привело к массовой безработице. Единственное предприятие - совхоз "Кеульский" - давно банкрот, его производственные помещения разобраны и вывезены в город.

Часть населения живет за счет доходов от рыбной ловли. После заполнения водохранилища на отметку 208 метров рыба исчезнет и люди потеряют последнее средство для пропитания своих семей".

"Необходимо признать факт попадания села в зону затопления, а не в зону воздействия водохранилища, как это представлено нам, - требуют кеульчане, - и принять решение о переселении жителей в благоприятные регионы, обеспечив рабочими местами и нормальным жильем согласно законам Российской Федерации.

Учитывая, что большинство проработало на Севере по 20-30 лет, а некоторые всю жизнь, предлагаем задействовать средства Федеральной программы по переселению жителей Севера".

В середине октября письмо подписало более 600 человек. Автора статьи прошу считать еще одним голосом в защиту Кеуля.

Метки:
baikalpress_id:  5 804