Иркутяне починили старинные куранты

Война в Кодорском ущелье не помешала Кариму Мухамадееву завести часы Новоафонского монастыря в Абхазии

Новоафонский монастырь - одна из главных достопримечательностей Абхазии. В Библии говорится, что здесь был убит один из двенадцати апостолов Христа - Симон Канонит. Когда-то давно российский император Александр III сделал этому монастырю щедрый подарок - огромные башенные часы. Много лет механизм был в неисправности, и только этим летом его отреставрировали. Сделать это сумели иркутяне - творческое объединение "Хрустальная лебедь" под руководством скульптора Карима Мухамадеева. Нет в Иркутске человека, который не видел бы его работ. Самые известные из них - ледовые городки в сквере Кирова.

Два года назад иркутский мастер оказался в Абхазии.

- Когда я впервые увидел новоафонские куранты, - делится первыми впечатлениями Карим, - я был не столько поражен их ужасным состоянием, сколько тем, как сохранились детали часов. Почти все составные механизма - родные. Я был счастлив увидеть работу золотого века механики. Это было время, когда мастера не могли сделать просто деталь - они делали ее красивой. Формы тогда были идеальными, в каждую мелочь мастер вкладывал свою душу, выписывал какие-то вензеля, узоры... Мне кажется, умельцы считали, что, если деталь красивая, она обязательно будет работать. Да и я так думаю, потому что иначе и быть не может! И новоафонские часы относятся именно к этой эпохе - каждая их деталь прорабатывалась как произведение искусства. Я был просто заворожен!

Вернувшись в Новый Афон год спустя, Карим обратился к настоятелю монастыря и получил разрешение попробовать запустить механизм. И он завел куранты. Правда, монахов это не очень-то обрадовало. Оказалось, что 3-4 раза в год в монастырь приезжают разные умельцы, которые пытаются починить часы и даже запускают их. Но через пару дней все возвращается на круги своя: ржавый механизм останавливается.

- У нас куранты проработали две недели, - с гордостью говорит Карим. - После этого правительство республики предложило нам полностью отреставрировать старинную вещь. Мы заключили договор с епархией Абхазии. Год в Иркутске делали новые детали.

Сам Карим - художник, но все же имеет отношение к механике.

- Однажды я сам сделал деревянные часы, изучил все, поэтому было не так сложно. К тому же в Советском Союзе иметь машину и не разбираться в механике было нереально!

Нынешним летом команда Карима заставила часы Новоафонского монастыря работать.

- Мы приехали уже в составе семи человек. Встретили нас очень тепло. Состояние часовни было ужасным: повсюду птичьи гнезда, какие-то бревна, на полу - толстенный слой грязи, стекла выбиты! Вместо колоколов висели старые гильзы от корабельных орудий. Работы было очень много!

Иркутские мастера взялись за дело. Механизмы были почищены, собраны, смазаны. Все четыре циферблата полностью поменяли, увеличили их в диаметре, изготовили новые, объемные, красивые металлические цифры - раньше они были просто нарисованы на циферблате. Часовню побелили, отстроили новые лестничные блоки. Также устроили смотровую площадку для посетителей, откуда можно понаблюдать за работой часов. Дотянуться до самих деталей теперь невозможно, поэтому механизм будет дольше оставаться в сохранности. Реставраторы соорудили в часовне 14 колоколов, которые перед боем курантов каждый час в 14 нот играют красивую абхазскую мелодию...

- Условия работы были, конечно, очень тяжелыми, - вспоминает Карим. - Часто температура доходила до 40 градусов! Климат такой, что взмахнешь один раз молотком - и весь мокрый насквозь. Поэтому мы начинали работу рано утром, днем по возможности отдыхали, а вечером, когда солнце садилось, снова брались за дело. К тому же соседство черных скорпионов, живущих в самой часовне, не очень радовало. Сначала мы их даже опасались, а потом привыкли - они жили своей жизнью, мы своей. Зато монахи и местные жители к нам очень хорошо относились, уважительно называли часовщиками.

Трапезничали мы с монахами вместе. Нам посчастливилось увидеть замечательные старинные ритуалы - это такой гостеприимный народ! Знаете, у нас были бейсболки, футболки с логотипом нашего творческого объединения "Хрустальная лебедь", и люди просили, чтобы мы оставили их на память, когда будем уезжать. Это было очень приятно!

А море какое! Теплое, красивое, ласковое! Наша группа пробыла в Абхазии два месяца (июль и август), а казалось, что очень долго... Мы с женой отметили там и серебряную свадьбу, и день рождения свой я там же отпраздновал, потом - окончание реставрации, на котором были и представители правительства республики. Я привез им большую пятилитровую бутылку воды из Байкала, они были очень рады: так много слышали о Байкале и теперь смогли попробовать его воду.

Работа иркутян в Абхазии совпала с событиями в Кодорском ущелье (туда вошли грузинские войска). Но мастера решили, что раз они без оружия - бояться им нечего.

- Когда работали над курантами, мы были настроены патриотично. Нам было неприятно смотреть, в каком состоянии находится подарок русского царя. И теперь я могу с уверенностью сказать, что сейчас эти часы действительно выглядят как настоящий дар императора!

Метки:
baikalpress_id:  32 701
Загрузка...