Мяло Игорь - директор Иркутской ГЭС

20 лет он руководил первой в Ангарском каскаде гидроэлектростанцией

Иркутской ГЭС уже почти 50 лет. В этом году энергетики празднуют юбилей станции. В 1950 году началось ее строительство. Это было совершенно удивительно: на Ангаре в тяжелых климатических условиях и при высоком уровне сейсмичности смогли поставить огромную по тем временам гидроэлектростанцию. Уже в 1956 году были запущены два первых гидроагрегата. В 1958-м станция смогла достичь заветной цели - своей проектной мощности в 662,4 тыс. кВт... Это лишь первые страницы истории в 50 лет, 20 из которых обозначены директорской деятельностью Игоря Трофимовича Мяло. Он стал четвертым директором ИГЭС и занимал эту должность дольше, чем кто бы то ни было.

Хозяин дома открыл калитку в маленький уютный дворик:

- Что ж вы не заходите? Заходите скорее!

Мы прошли в небольшую гостиную.

- Напишите, что встретил вас энергичный человек и в глазах его было столько искр, сколько он аккумулировал, будучи директором Иркутской ГЭС, - так, улыбнувшись, начал наш разговор Игорь Трофимович.

На стройку века

Будущий директор ГЭС родился в Чите, но почти всю жизнь прожил в Иркутске, куда приехал второклассником. До девятого класса учился в иркутской школе № 11. Тогда это была одна из лучших школ города. Оканчивал десятилетку в поселке Мама. На следующий день после выдачи аттестата, в 1944-м, Игоря призвали в армию, он был сразу же отправлен на фронт. Служил в Германии, Венгрии и Чехословакии, получил контузию. После Великой Отечественной два с половиной года учился в Ленинградском военно-политическом училище. Уже в звании старшего лейтенанта снова оказался в Германии. Когда вернулся, решил демобилизоваться. Приехал обратно в Иркутск в 1955 году. А здесь вовсю шло строительство очень престижного предприятия - Иркутской гидроэлектростанции.

- Эта стройка гремела по всему Советскому Союзу! Она была грандиозна! Столько людей, столько техники! Это колоссальное строительство потрясало, - с жаром рассказывает Игорь Трофимович. - Поэтому у меня даже не было мысли идти на какое-то другое предприятие. Здесь я пошел на курсы электромонтеров-монтажников. Так и связал свою жизнь со станцией.

Сначала я работал в организации под названием Электроспецмонтаж, в строительно-монтажной бригаде. Мы монтировали оборудование и электролинии первого блока. Как раз тогда запускали первые агрегаты. Это было в 56-м и 57-м. 10 июля 1956 года Ангару перекрыли, и 29 декабря был поставлен под промышленную нагрузку первый гидроагрегат. Вообще, официально оба агрегата пущены в 56-м, но на самом деле второй запустили уже в 57-м. Потому что произошло это в Новый год, ночью с 31 декабря на 1 января, ровно в двенадцать часов. Но в Москве был еще 56-й... В ночь запуска непосредственно в машинном зале я не присутствовал, ведь был только монтажником, но уже на следующий день стал слесарем по ремонту этих самых гидрогенераторов.

Одновременно будущий директор станции заочно учился в МЭИ - Московском энергетическом институте. В 1962 году и этот этап был пройден - диплом защищен.

От монтажника до большого начальника

- За время работы я был и монтажником, и слесарем, потом техником, дежурным инженером, начальником ПТО - производственно-технического отдела. Затем, постепенно набираясь опыта, переходил с одной должности на другую, так добрался до директорской в 1967 году. К тому времени я уже хорошо знал и оборудование, и людей. Да и люди меня тоже очень хорошо знали. А почему именно меня назначали - я не могу сказать. Это нужно спрашивать у моего начальства, - смеется Игорь Трофимович.

- Самая главная забота директора - передать электроэнергию куда требуется и в нужном количестве. От монтажников мы получили очень надежное оборудование. Были, конечно, сбои, но совершенно несущественные и совсем немного. Все работало вполне стабильно. С людьми тоже было не так уж тяжело, но и не сказать, что легко. Это же дело обыденное, ну сами понимаете, - улыбается Игорь Трофимович. - У вас ведь тоже есть начальник, который со своими сотрудниками себе все нервы перепортил, наверное...

Постоянно приходили какие-то комиссии, что-то проверяли. К тому же кроме самой станции я отвечал за деятельность подшефной школы, Дома пионеров, детского сада, дачного поселка, пионерского лагеря и за благоустройство поселка ГЭС. Все решалось через меня. Если у жителя поселка нет в доме горячей воды - он звонит в домоуправление, а оттуда докладывают лично мне, и я должен решить эту проблему, принять меры. И так каждый день: здесь протекла крыша, там прорвало трубу... В общем, бытовые мелочи. Одно за другим тянется - так и дома оказываешься только поздно вечером.

К тому времени, как Мяло стал директором, все неточности проекта ГЭС и оставленные строителями дефекты были практически сведены на нет. В начале 70-х станция работала стабильно. Иркутская ГЭС, или, как ее еще называли, первенец Ангарского каскада, снабжала всю область самой дешевой электроэнергией. Да и сегодня станцию называют одной из самых надежных в стране, а цена на электроэнергию в системе всего Иркутскэнерго остается самой низкой.

Князь Игорь

Игорь Трофимович не так много рассказывает о своей директорской деятельности. Ничего, говорит, примечательного, все мелочи, обыденность. Выполнял то, что и должен делать директор, занимался работой, как и все.

- Раньше, в первые годы, был очень большой интерес к станции, - вспоминает ветеран ИГЭС. - Все предприятия Иркутска отправляли своих сотрудников к нам на экскурсии, потом иногородние приезжали. Всем туристам обязательно показывали станцию. Она считалась одной из главных достопримечательностей Иркутска и была очень популярна, пока не построили Братскую и Усть-Илимскую ГЭС. Тогда интерес к нашей станции постепенно угас. А когда к нам вожди приезжали, я директором еще не был. Когда Хрущев осматривал станцию, я, наверное, еще где-нибудь под генератором сидел.

Кстати, о вождях. На станции вообще сложилась традиция называть всех своих руководителей именами правителей. Первый директор, Николай Николаевич Игнатов, носил прозвище Николай I. Второй - Николай Павлович Науменко - стал Николаем II. Ивана Федоровича Устинова, третьего директора ГЭС, называли Иваном Грозным. И наконец, Игорь Трофимович Мяло получил гордое имя - князь Игорь. "Просто все так точно подходило, само собой получалось, мы не виноваты", - оправдываются гэсовцы, теперь уже пенсионеры. Эти звания присваивались, конечно, за глаза, но до начальников доходило, ведь в одном поселке жили! Но они не обижались. Может быть, им даже приятно было.

- Да уж, чего только ребята не напридумывают, чего не насочиняют! Тоже мне - князь Игорь, - искренне смеется Мяло.

Ровно через 20 лет, в 1987 году, Игорь Трофимович вышел с поста директора на пенсию. Но и после этого не успокоился - вместо заслуженного отдыха он еще несколько лет проработал в отделе капитального строительства Иркутскэнерго.

- В ОКСе я занимался проектированием реконструкции поселка ГЭС. Мой проект был одобрен всеми инстанциями. Планировался настоящий архитектурный ансамбль, здесь должна была встать гостиница помимо жилых домов. Первые два дома были действительно поставлены по моему проекту. Туда вселили работников станции. Теперь же остальные здания строят там, где удобно, где разработаны коммуникации, где проще. Это идет совершенно вразрез с утвержденным планом, его нарушили от начала и до конца, - сожалеет болеющий за свое дело проектировщик.

Сейчас Игорь Трофимович редко появляется на станции. Не так давно беседовал с нынешним директором ГЭС, Олегом Ивановичем Панкратовым. Обсудили дела предприятия.

- Сейчас, конечно, все оборудование современное, более мощное, усовершенствованное, - делится впечатлениями прежний директор. - Сменили агрегаты. Большое значение уделяется эстетике станции, везде красиво. Меняли все это уже после меня, я ведь уже почти 20 лет не работаю на ГЭС. Но они-то вдвоем - 20 лет, а я один столько же времени был директором!

Загрузка...