А у "молекул" никто и не спросил

Почему не учитывается мнение народа относительно создания уранового центра в Ангарске?

Сбылось: провинциальный Иркутск, один из постоянных российских лидеров по бездорожью, преступности, наркомании, СПИДу и еще авиакатастрофам, в одночасье может стать международным центром, первой урановой столицей мира. Гадкий утенок обернется прекрасным лебедем с помощью волшебной палочки - Ангарского ЭХК.

Собственно, столь высокая честь принадлежит, безусловно, Ангарску, но и Иркутск, надо полагать, внакладе не останется. Вот и губернатор Александр Тишанин обнадежил общественность: "Уверен, что проект по созданию центра будет реализован. Заверяю, что со стороны областной администрации он будет поддержан безусловно". Далее прозвучало несколько верноподданнических фраз в адрес Николая Николаевича Спасского лично (замглавы Росатома, недавно посетившего Ангарск). Словом, сбылось.

Но звездный час агломерированной столицы Приангарья, надо полагать, еще впереди. По словам того же Спасского, его визит - начало практической работы по созданию здесь международного центра по обогащению урана. Вот-вот будет внесен на рассмотрение Госдумы новый закон о реформировании ядерной отрасли, который предусматривает ни много ни мало акционерную форму собственности центра, систему совместных предприятий с участием международного капитала.

Эти и другие сюрпризы область получила (и еще получит) непосредственно от нынешнего главы Росатома Сергея Владиленовича Кириенко.

Рожденный комсомолом

 Лидер атомной отрасли страны получил это назначение сравнительно недавно, 15 ноября 2005 года. Сергей Владиленович отметился в новейшей истории России рекордно коротким премьерством - 24 апреля 1998 года указом президента РФ Бориса Ельцина он был назначен председателем правительства страны, а 23 августа того же года 36-летний премьер и его кабинет отправлены в отставку. Последствия этого исторического события помнят в каждой российской семье, пострадавшей от дефолта.

Специалисты-атомщики приняли назначение Кириенко без особого оптимизма - не имеет специального образования, нет опыта работы в отрасли. Это действительно так - его жизненный и творческий путь пролегал в стороне от атомных трасс.

Сергей Владиленович родился в Сухуми в июле 1962 года. Окончил школу в Сочи. Получив диплом Горьковского института инженеров водного транспорта, работал мастером на судостроительном заводе, был секретарем заводских комсомольцев. Позже возглавил областной комсомольский комитет, был избран членом ЦК ВЛКСМ.

Карьера нынешнего атомного лидера шла по нарастающей: от заводского инженера и комсомольского вожака до одного из лидеров СПС, президента ОАО "Нефтяная компания НОРСИ-ойл", заместителя, а потом министра энергетики. Работал Сергей Владиленович и в РАО Газпром, и в РАО ЕЭС России. Теперь настал черед и атомной отраслью поруководить.

Предложение о создании международных ядерных центров глава Росатома подробно изложил участникам международной конференции, которая предшествовала встрече министров энергетики стран "восьмерки".

Под контролем МАГАТЭ такие центры обогащали бы уран до уровня, достаточного для ядерных реакторов, но недостаточного для атомной бомбы. Позже появилось и имя первопроходца международного обогащения - Ангарск.

Что же получит край вместе с обещанным дождем урановых долларов?

Ядерные сюрпризы

Ангарск - неизменный лидер по уровню выбросов загрязняющих веществ в атмосферу. Их доля, по данным 2002 года к примеру, составила 27 процентов. Для сравнения: в Братске этот показатель равнялся 19 процентам, Иркутске - 11, Усолье-Сибирском - 7 процентам. Ангарский промышленный комплекс, в том числе и знаменитый АЭХК, насыщает окружающую атмосферу формальдегидом, сероводородом, цинком и прочими "дарами" цивилизации, не оздоравливающими население. В бассейне реки Ангары на участке Иркутск - Ангарск проводимые гидрохимические наблюдения в том же 2002 году зафиксировали: максимальные значения нефтепродуктов - 4,4 ПДК (предельно допустимая концентрация), меди - до 3 ПДК, ртути - до 2, а также значительное превышение содержания железа, азота аммонийного, азота нитритного, легкоокисляемых органических веществ - словом, химическая формула воды здесь вовсе не классическая Н2О.

Еще одна особенность региона - сейсмическая активность. Специалистами МЧС недавно озвучена информация о возможном 9-10-балльном землетрясении в Прибайкалье в ближайшее десятилетие. К тому, что на рубеже веков здесь уже зафиксировано несколько 7-9-балльных землетрясений.

Приведенные цифры и факты - лишь небольшая часть характерных особенностей региона, думаю, их достаточно, чтобы реально представлять уровень "безопасности" нового уранового завода в Ангарске, который к тому же станет частью акционированной атомной отрасли страны.

Хранение отработанного ядерного топлива и его безопасность - еще один аспект проблемы. К примеру, известное хранилище ОЯТ в Красноярском крае, физическая защита которого финансируется не более чем на 20 процентов. Между тем затраты на обращение с ОЯТ с годами лишь увеличиваются: после истечения положенного срока (порядка 40 лет) отходы надо либо перерабатывать, либо перезахоранивать. И в том и другом случае это огромные деньги, строительство новых заводов, захоронений и т. п. Ядерные могильники АЭХК, расположенные в нескольких десятках километров от Иркутска, вряд ли соответствуют международным нормам безопасности и экологии, обеспокоенность чем не раз высказывали представители общественности области.

Открытость, прозрачность работы Ангарского электролизного химического комбината, о чем говорил Николай Спасский на встрече в областной администрации, - всего лишь доброе и пока ничем не подкрепленное пожелание. Засекреченное в течение добрых пяти десятков лет производство продолжает оставаться таковым, несмотря на все уверения высоких московских чиновников. А наша телега, по старому русскому обычаю, опять бежит впереди лошади: прежде чем принимать столь ответственное, масштабное, хотя бы и - поверим на минутку чиновникам - ничем не угрожающее здоровью и жизни людей решение, неплохо бы спросить у этих людей: хотят ли они стать жителями новой ядерной столицы? Хотят ли - такой ценой! - притока долларовых инвестиций в регион, увеличения рабочих мест и прочих урановых радостей? А уж потом, уяснив, что думает по этому поводу народ и просчитав все возможные риски, принимать решение.

В год "славного" юбилея...

Атом, сказано в словаре русского языка С.Ожегова, - мельчайшая частица химического элемента, состоящая из ядра и электронов. Здесь же даются хорошо знакомые словосочетания: атомное ядро, атомная энергия, атомная бомба, атомное оружие. Собственно, вся вторая половина минувшего века прошла под аккомпанемент этих невиданных по масштабу и жестокости событий: Хиросима и Нагасаки, Семипалатинский полигон, наконец, Чернобыль - все это миллионы погибших в страшных мучениях людей.

На Генеральной конференции Международного агентства по атомной энергии глава Росатома Сергей Кириенко заявил: "Международный центр по обогащению урана в Ангарске может начать работу уже в следующем году. До конца этого года планируется провести консультации в МАГАТЭ и поставить площадку в Ангарске под контроль агентства". Мнение народа при этом в расчет не принимается: большой обедненный уран - большие и очень большие деньги, обогащающие многих лучших представителей отрасли. Народ безопасно безмолвствует. Голос "Байкальской волны" и зеленых власть привычно предпочитает не слышать.

Между прочим, г-н Кириенко удачно выбрал год реализации уранового пилота в Ангарске, лучше не придумаешь. Почти пятьдесят лет назад, в конце сентября 1957 года, на первом из отечественных предприятий атомной промышленности - химическом комбинате "Маяк" - произошла самая крупная до Чернобыля радиационная авария, в результате которой заражение получили пять районов Челябинской области и ряд районов Курганской и Свердловской областей. Последствия этой аварии до сих пор не ликвидированы.

Метки:
baikalpress_id:  6 078