Виктор Телятьев - ученый, фитотерапевт, педагог

Продолжение. Начало в № 37

Его деятельность охватила вторую половину прошлого века. Телятьеву доверяли заботу о своем здоровье высокие правительственные чиновники, тысячи писем со всего СССР шли на адрес института, где Виктор Васильевич возглавлял кафедру фармакогнозии.

А он, завершив к лету все институтские дела, каждый год уходил в очередную таежную экспедицию - у сибирской природы оставалось еще много неизученных страниц.

Мир, открывшийся людям

- Виктор Васильевич, как сложилась ваша судьба после окончания вуза?

- Меня оставили ассистентом кафедры фармакогнозии. Когда я был старшим преподавателем, меня отправили в ленинградскую аспирантуру. Но, выполнив необходимый кандидатский объем и пройдя предзащиту, пришлось вернуться домой в Иркутск. А тут то практика, то госэкзамены, то еще что-то. Надо ехать защищаться, а меня не пускают.

Так прошло полгода, а когда я наконец приехал в Ленинград, у моей руководительницы были серьезные проблемы, и ей пришлось вскоре уволиться. Осталось довольно много соискателей, которые не стали защищаться. Любопытно, что в одной современной энциклопедии, где есть моя фамилия, написано, что я защитил кандидатскую диссертацию по хохлатке сибирской и хохлатке- недотроге.

- А этого на самом деле не было?

- Конечно, не было. Хотя и могло бы быть - при более благополучных обстоятельствах.

- Как называется эта энциклопедия?

- "Народная медицина", издана в Санкт-Петербурге.

- О том, что в Иркутске есть такой Телятьев, который лечит травами, в СССР узнали довольно быстро...

- Однажды меня отправили в Москву на факультет повышения квалификации. Шел 1958 год, я жил в квартире своего друга-дипломата, которого крупный партийный руководитель Промыслов попросил организовать встречу со мной. Незадолго до того я вылечил жену этого дипломата от очень неприятного заболевания желудка, поил ее курильским чаем. Она пропила целый мешок и полностью воскресла.

Познакомился с Промысловым, а потом уже с Зимяниным и Александровым. Высокие партийные чиновники боялись считать себя больными, иначе их карьера могла пострадать. А у них тогда, в середине 50-х, даже знаменитой Кремлевки не было. Сталин вообще отказывался от помощи врачей, его врачевал один охранник, которому он доверял. Когда хватились - у Сталина ни одной таблетки не нашли, аптечки не было. Здоровье первых лиц государства в середине прошлого века как-то не очень контролировалось. Единственное - отдыхали они в хороших санаториях.

- А где вы сами отдыхали? Были у вас какие-то любимые санатории или дома отдыха?

- За всю свою жизнь я только раз использовал отпуск для отдыха - в 69-м, когда ездил в Приморье, на родину жены. Но и там пришлось поработать: сотрудники местного горпромхоза попросили меня организовать для японцев заготовку 37 видов лекарственных растений. Все остальное время брал отпуск и уходил в экспедиции.

Каждую весну я набирал студентов, и мы отправлялись то в Саяны, то еще куда-нибудь. Тысячи километров наматывали пешком по тайге, забираясь порой в непроходимую глушь, - изучали растения, собирали лекарственные травы. Эти походы нам никто, конечно, не оплачивал. У студентов была стипендия и очень скромные суточные - 70 копеек в день. А я вкладывал в это дело все свои отпускные. Жена сначала, конечно, ворчала. Но потом сходила с нами в тайгу и поняла, что это такое.

- Мне представляется, что вам присуща особая профессиональная смелость в отстаивании того, что вы считаете принципиально важным в своем деле. Тем более что медицина всегда была иерархически очень консервативна, на первом месте там другие специальности.

- Было и это. А теперь на первом месте знахари и проходимцы. Конечно, я пробивал фитотерапию, вообще лекарственные растения, много лет подряд, используя все доступные мне средства. На телевидении у меня был свой цикл передач, в "Восточно-Сибирской правде", "Советской молодежи" много писал о лекарственных растениях, вел специальные рубрики. Иркутяне это хорошо помнят. Еще читал лекции по линии общества "Знание" (этой работой тогда вообще мало кто занимался) и собирал большие залы. Иркутский Дворец профсоюзов на 600 с лишним человек всегда был заполнен до отказа. Потом радиофицировали фойе, улицу - там тоже стояли люди и слушали рассказы о растениях. Ангарчане помнят мои лекции в ДК "Современник", где я выступал много лет подряд.

- Люди заново открывали, казалось бы, привычный мир растений...

- Да. А в середине 60-х вышла моя первая книжка об уникальном мире лечебных трав Сибири и о том, как их правильно заготавливать без ущерба для природы.

- Скажите, а когда вы поняли, что дело, которым вы занимаетесь, интересует не только иркутян и жителей Сибири?

- После публикации в "Известиях" я как-то получил 35 тысяч писем за неделю! На многие отвечал сам, потом мне выделили комсомольский актив, ребята сортировали письма по диагнозам, отправляли мои рекомендации. Мы тогда израсходовали весь запас конвертов в институте, потом пошли в ход мои личные деньги. Друзья говорили: какого черта ты возишься с этими письмами, если хотят что-то получить, пусть хотя бы конверты пришлют. В самом деле: из тех 35 тысяч конверты для ответа прислали от силы человек пятьсот.

- Такая сверхпопулярность как-то отражалась на вашем финансовом состоянии?

- Абсолютно никак. Работая старшим научным сотрудником, получал ставку 360 рублей. Когда был лаборантом - 98, ассистентом - 105 рублей. Все как у всех.

- Не ошибусь, наверное, если скажу, что в учениках у вас никогда не было недостатка?

- Ну, тысячи две, наверное, выпустил. Любопытно, что в институте меня на эту тему долго прессовали: почему на моих лекциях всегда присутствует чуть ли не вдвое больше положенного числа студентов? В самом деле, на нашем курсе было 98 человек, остальные приходили послушать просто так - с лечфака, стомфака и других факультетов. По какому праву я пускаю посторонних на свои лекции, постоянно недоумевали некоторые мои коллеги, пока проректор по учебной работе Евдокия Ивановна Мельникова им не сказала: "А вы научитесь читать лекции так, чтобы к вам 200 человек приходили!"

Студенты медицинского интересовались фармакогнозией. На наших студенческих конференциях, например, всегда присутствовали с других факультетов - мы старались подробно и увлекательно рассказать о наших летних экспедициях, о том, что удалось отыскать, собрать, изучить в тайге.

История с налимовкой

- Нельзя говорить с Телятьевым и не спросить какое-нибудь эффективное средство... ну хотя бы от пьянства - одного из самых распространенных людских пороков.

- Да, я всегда терпеть не мог пьяниц, какими бы талантливыми они ни были. Пьянство - это распущенность.

- Согласна. Можно ли избавиться от него с помощью каких-то простых средств?

- Рекомендую пить чебрец, он же богородская трава. Но делать это нужно долго. Эффективна тут и рыба налим.

- То есть?

- А она очень хорошо излечивает алкоголизм, хотя в одних случаях эффект может быть великолепный, в других - никакого.

- А от чего это зависит?

- От организма человека. С налимом был один интересный случай. Знакомая сделала как-то налимью настойку (свежепойманного, еще живого налима заливают водкой и настаивают, пока слизь не растворится. Когда появится такая специфическая мутная жидкость - растворенная в водке слизь, - значит, препарат готов).

Дальше так. Пьяный человек ищет, чего бы еще выпить. Ему дают граммов пятьдесят этой налимовки, и начинается история с географией - бесконечная рвота.

Вот моя знакомая настояла налима. Соседка к ней приходит: "Мой сегодня так напился, теперь еще требует, а у меня ничего нет. Нальешь чего-нибудь?" Та говорит: "У меня вот налимовка есть". - "Ну давай твою налимовку". Дома налила мужикам, и вскоре они уже не отлипали от раковины. Ну, кое-как уснули. Утром пошли на работу, сели в троллейбус. А там мужик ехал с глубочайшего похмелья. Он как дыхнет - те дверь у троллейбуса выломали, чтобы на улицу выскочить. Им налимовка помогла.

Ведь что такое истинный алкоголизм? Это когда сам организм перестает вырабатывать алкоголь. А то, что сейчас все пьют, - просто пьянство, бытовая распущенность.

- А курение? Вы, кстати, курите?

- Второй год как бросил.

- А что курили?

- Обычные сигареты, "Луч" называются, без фильтра.

- Батюшки, никогда бы не подумала, что знаменитый Телятьев...

- Курить я бросил резко. Сидел вечером в ванной (я курил только там), сигареты были, а спички куда-то подевались. Я поискал - нету. А потом подумал: какого черта я курю? Выбросил сигареты в ведро - и все.

- А сколько лет курили?

- Много. Но с перерывами: бросал, года три не курил, потом опять начал.

- А есть какие-то простые средства, которые помогают избавиться от курения?

- Есть, конечно. Самое примитивное - полоскать рот четвертьпроцентным раствором ляписа (азотнокислое серебро, продается в аптеках). Если прополоскать, а потом закурить, во рту словно кошки переночевали. Гадость, конечно. Так наши рецепторы действуют.

- Есть еще одна плохая привычка - неумеренность в еде и, как следствие, полнота. Тут как быть? Какие травы подавляют аппетит?

- Все, которые содержат горечь: вахта трехлистная, горечавки разные. Они процессы ассимиляции-диссимиляции нормализуют. А вообще, конечно, лишний вес - серьезная болезнь нашего общества. Американского особенно, там это действительно страшная беда. Помочь здесь сложно, это ведь на психологическом уровне прежде всего.

У меня был когда-то простой, но очень эффективный способ похудеть: я брал таких жирных дамочек в наши экспедиции. Например, Марину Искандерову, жену иркутского художника Бори Дубенского. При 150 сантиметрах она весила около 120 килограммов. Марина сама ко мне просилась, вот и допросилась.

Забросили нас в тайгу, машина ушла, а мы отправились в лес. У нее был рюкзак как у всех, хотя, наверное, ей надо было сделать поменьше - она еще и свой вес носит. Но ничего. За 30 суток мы прошли тысячу с лишним километров. Марина тогда похудела на 50 килограммов и не знала, радоваться ей или плакать. Она ведь полностью лишилась одежды, нужно было покупать все-все новое, от белья до зимнего пальто.

- Ну это, знаете, экстремальный рецепт. А более щадящий?

- Надо кашу перловую есть, в ней много клетчатки, быстро происходит насыщение.

- Скажите пожалуйста, где можно получить индивидуальные консультации по фитотерапии?

- В научно-практической лаборатории фитотерапии, которая называется "Вивател". Она находится в Иркутске, на Байкальской, 77. Прием ведет кандидат медицинских наук Роза Васильевна Телятьева. Приходите - и будьте здоровы!

Загрузка...