"Будь здорова, сука!"

80-летняя пенсионерка жалеет, что продала квартиру и переехала к детям

Пенсионерка Любовь Пантелеевна Нагайцева боится за свою жизнь. Родственники всеми правдами и неправдами хотят забрать у нее однокомнатную квартиру в Иркутске и устроить в ней офис. Сначала требовали: "Выпишись - дадим 400 тысяч". Сейчас на бабушку пошли "крестовым походом" - устраивают в подъезде засады, избивают, оставляют в дверях записки-угрозы: "Жаль, что тебя нет дома, сука..." Но самое интересное, родные Любови Пантелеевны уважаемые в городе люди и в деньгах у них дефицита нет - семейный бизнес процветает. По съемным квартирам не маются, а живут в загородном коттедже в Патронах. Только вот старушке покоя не дают.

Поближе к внукам

Одиннадцать лет назад учительница русского языка и литературы Любовь Нагайцева жила в Кузбассе и горя не знала. Однокомнатная квартира в новом доме, друзья-соседи, пенсия педагога с 30-летним стажем - казалось, что еще для тихого счастья надо? Сегодня Любовь Пантелеевна себя казнит: зачем поддалась на уговоры дочери Нади? Та сулила: "Мам, поехали к нам, будешь поближе к внукам!" В марте 1997 года Надя продала "однушку" и перевезла мать в Иркутск, купив ей "полуторку" в доме от чаеразвесочной фабрики напротив политеха.

 Что говорить, жилье это было вконец убито предыдущими жильцами и напоминало трущобу. Отжившая свой век канализация, отставшие обои, текущие трубы. Впридачу к этому соседи со второго этажа шесть лет промышляли паленой водкой. От них по стенам и потолку бежала вода, проник грибок. С ремонтом Любови Пантелеевне родные не подсобили. А самой лазить белить, клеить обои здоровье не позволило. Вот и пришлось сливать из унитаза ведерком и терпеть грибок.

 - Конечно, я была в ужасе от всего этого, - еле сдерживает слезы пенсионерка. - Даже предположить не могла, что буду так жить. Просила дочку, зятя Валерия помочь с ремонтом, телефон поставить, окна помыть. Сама ведь ничего не могу сделать - мне уже 80 лет, инвалидность есть. Даже когда был открытый перелом правой руки, левой стирала - никто мне не помогал. Знаете, я ни разу не пожаловалась о своей теперешней жизни друзьям. Писала, что все у меня хорошо. Ни звука о плохом не подавала - слишком было бы горько. Они обо всем только недавно узнали...

Отдай паспорт!

 Семейные конфликты копились долго - и в это лето лопнули, как нарыв. Сейчас Валерий предлагает теще выписаться из квартиры, за это обещает 400 тысяч рублей. "В гости" к ней приезжает каждое утро - долбится в дверь, требует: "Паспорт дай!"

 - Недавно соседи надоумили меня врезать замок, - рассказывает перепуганная женщина. - Все эти годы ключи были у Нади. Доходило до того, что она забирала всю мою переписку с друзьями, аннулировала на почте абонентский ящик. Боялась, как бы я чего лишнего не написала. Ну а в последнее время стало совсем невмоготу. Зять начал пугать, что выселит. Потом дал объявление, что квартира продается - стал водить ко мне покупателей. Дескать, здесь удобно устроить офис с отдельным входом с улицы. Но куда мне деться? Однокомнатная в Кузбассе стоит 500 - 550 тысяч рублей. Сбережений у меня нет. Внучка Женя тоже требует, чтобы я убиралась: жилье ведь на нее записано. Хотя у нее есть отдельная трехкомнатная квартира.

 В конце июля я пошла в магазин, а в подъезде дочка с зятем ждали. Надя стала меня бить. Да так, что синяки с ладошку были, ч-ч-черные! До этого Женя лупила - по лицу руками хлестала, пинала. Все говорила: "Я замуж вышла, квартира нужна!" Потом в травмпункте мне врач сказал: "До перелома ключицы чуть-чуть не хватило". Через два дня судмедэксперты приезжали, в милиции я все участковому рассказала - но от него никакого толка. Сейчас меня только соседи спасают. Чуть что - стучу по батарее в 35-ю квартиру. Даже в магазин боюсь выйти - сижу затворницей. Разве я могла предположить, что все так обернется!

Квартира - моя

 Соседка Маргарита Григорьевна выручает Любовь Пантелеевну не в первый раз. Говорит, что подобного измывательства над человеком не встречала:

 - Как же можно так издеваться! Родная дочь, внуки - все равно, что звери. Бабушка руки-ноги сколько раз ломала, хоть бы кто ей помог. С Валерием я как-то на лестничной клетке столкнулась. Говорю: "Зачем же вы мучаете пожилого человека!" А он: "Это моя квартира!" Знаете, чем богаче люди, тем алчнее. Ведь у этой семьи есть все: дом, три машины, свой офис, работа. Видимо, мало. Любовь Пантелеевна несчастная женщина, и я не знаю, что с ней будет дальше. Доняли ее родственники.

 Такая достоевщина сегодня встречается сплошь и рядом. Старики все чаще оказываются в домах престарелых, хосписе, на улице. Но самое чудовищное в этой ситуации то, что Любовь Нагайцеву выгоняют из квартиры совсем не мошенники, а родные люди. От бесконечного измора она невозможно устала. Говорит, что сил терпеть все это больше нет.

Загрузка...