Музей связи иркутский

В Иркутский музей связи нужно приходить не один раз. За одну экскурсию вряд ли успеешь рассмотреть все экспонаты, которых здесь больше шести тысяч. А ведь их действительно нужно рассматривать - и удивляться. С тех пор, как в Сибирь на удалой тройке с бубенцами пожаловала государева почта, прошло больше чем три века. Потом к нам пришли телеграф, телефон, радио, телевидение, Интернет. Сегодня этот долгий путь оживает в музейных ценностях - письмах, телеграммах, фотографиях, лощеных телеграфных аппаратах, ламповых телевизорах "Березка". Все экспонаты в разное время были подарены музею, поэтому он по праву считается народным.

Здесь была коммуналка

 В 1977 году, по инициативе Николая Федоровича Шаповалова, начальника областного управления связи, в Иркутске открылся Музей связи. Сначала он расположился в переулке Богданова и занял одну комнату. Узнав об этом, иркутяне смахнули пыль с домашних реликвий и понесли их в дар. А на предприятиях связи были созданы специальные комиссии по сбору документов для музея. В нем начали появляться совершенно уникальные вещи. Полки заменили экспозиционными кубами, стендами, оформили тематические уголки- и стали проводить первые экскурсии.

 Уже через несколько лет квадратных метров катастрофически не хватало. Собранную коллекцию работникам музея хотелось развернуть и показать посетителям, как говорится, во всей экспозиционной красе. Николай Федорович решил, что справедливее всего перенести музей в дом купца-мецената Василия Баснина, который с 1850 по 1853 годы занимал должность городского головы Иркутска. В 50-х годах XIX века двухэтажный особняк по улице Баснинской (сейчас Свердлова), входивший в усадьбу купца, был едва ли не главным культурным центром города. Здесь собирались декабристы, звучал рояль, проходили литературные вечера. В советское время с памятником истории и культуры церемониться не стали - живо превратили баснинский дом в коммуналку. К 1980-м годам он представлял собой печальное зрелище. Но музейные работники не отступили - добились, чтобы дом отреставрировали и в декабре 1991 года справили новоселье.

Ямщик, погоняй лошадей!

 Виктория Николаевна Чебыкина, нынешний директор музея, всегда начинает экскурсию с зала почтовой связи. Художник Сергей Элоян сделал здесь макет, и теперь можно узнать, какой была почтовая станция в Сибири. Раньше она называлась "ям" (от татарского "дорога") и представляла собой несколько деревянных домиков - постоялый двор, подсобные помещения для упряжи и саней. Подъезжая к яму, почтари громко свистели - тут же им выводили свежих лошадей, чтобы те могли без задержки ехать дальше. Выглядели ямщики настоящими щеголями: лазоревый зипун, вишневая шапка с опушкой, шубной кафтан полусуконный подлазоревый. Деньги перевозили в специальных сумах "под пазухой", корреспонденцию - в баулах, в деревянных шкатулках кустарной работы - золото-серебро.

 Несмотря на каторжный труд, ямщиков безбожно били батогами за малейшую провинность: "А буде подмочат они письма, потеряют или доставят не в срок, быть им пытанными". Позже Чехов в очерках "По Сибири" жалел этих трудяг: "Сибирские почтальоны - мученики. Они много работают, воюют с природой, страдают невыносимо. Но их увольняют и штрафуют гораздо чаще, чем награждают".

 Регулярная доставка писем в Иркутск началась в 1698 году - об этом рассказывает указ главы Сибирского приказа А.А.Виниуса. С этого же времени разрешили прием частных писем. Плату за пересылку вносили наличными деньгами по весу письма и по расстоянию: за письмо весом один лот (12,8 г.) из Петербурга в Иркутск следовало уплатить 1 рубль 19 копеек. Это были большие деньги, поэтому почтой пользовались только богатые люди - купцы, золотопромышленники.

Телеграмма императору

 До середины XIX века почта оставалась единственным средством связи Иркутска с миром. Корреспонденция шла медленно. К примеру, месяц из Москвы. И столько же из Пекина. Между тем Сибирь была удобным путем для установления телеграфной связи между Европой с одной стороны, и Китаем и Японией - с другой. Ждать этого события можно было долго, но генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев похлопотал в высших кругах и получил положительное решение о строительстве Сибирского телеграфа. В 1863 году телеграф, наконец, пришел в Иркутск. В летописи даже запечатлено это знаменательное событие: "18 декабря проволока проведена через Ангару. 21 - повешен ее второй ряд".

 Интересно, что в глубинке телеграф оказался благодаря пожертвованиям жителей. Не пожалели денег золотопромышленники Приленья. Ну а простые крестьяне расплачивались "натурой" - заготовили 26 тысяч столбов и слезно просили начальство принять их - "потому что крайне нуждались в телеграфе". Постепенно сооружались линии, соединяющие Иркутск с другими городами - Киренском, Кяхтой, Якутском. Спустя год император Александр получил первую депешу из Иркутска: "Восточная Сибирь повергает перед Вашим Величеством поздравление с наступившим Новым годом и молится о Вашем здравии, благоденствии Отечества". Через 17 часов пришел ответ-благодарность.

 Затраты на строительство телеграфа окупились быстро - люди мигом оценили преимущества проводной связи перед почтовой. В 1874 году за отправку телеграмм иркутская станция получила больше 85(!) тысяч рублей. В первые годы советской власти телеграф захирел - слишком тяжело переживала Россия потрясения революцией и гражданской войной. Только в 30-х годах началось оснащение его техникой. Сейчас посетители музея могут увидеть диковинные аппараты того времени - Морзе, Юза, Бодо. И отечественный - ЗФТ-А4: благодаря ему стали реальностью фототелеграммы.

 Телефонная сеть в Иркутске сооружалась на казенные деньги и частные пожертвования. В 1892 году она перешла из частных рук в почтово-телеграфное ведение. В это же время был сдан в эксплуатацию 100-номерной коммутатор системы "Мультипль". Скоро у телефонной сети было 63 абонента. Телефоны поселились в доме губернатора, городского головы, в канцелярии, полицейской части. Коммутатор в музее - не макет и не муляж. Как и многие экспонаты, он в исправном состоянии - покрутив ручку старинного деревянного аппарата с позолоченными колокольчиками, можно дозвониться до "барышни" на коммутаторе. И представить, как она бы спросила: с кем вас соединить? Тут сохранены любопытные данные за 1893 год: больше всего - 117 349 - звонков иркутяне сделали в полицейскую часть, а с домом городского головы телефонистка соединила 717 раз.

Казни связистов

 В 1937 году образовано Иркутское областное управление связи. Но для иркутских связистов это был страшный год - многие попали в сталинскую мясорубку. И каждому по отдельности был вынесен приговор: обвинение в контрреволюционной правотроцкистской деятельности. С последующей высшей мерой наказания - расстрелом. Каждую ночь на улицу Марата, где жили связисты, приезжал воронок и впотьмах, впопыхах забирал очередную жертву, чаще - двух. В музее есть комната памяти безвинно пострадавших людей, где хранятся их фотографии, письма детей, жен.

Нора Михайловна, дочь Михаила Григорьевича Хлыстова, бывшего начальника почтового отдела Иркутской области), вспоминает:

- Мне было двенадцать лет, когда забрали отца. Я хорошо помню ту ночь. Его приговорили к расстрелу. Начальник почтамта Николай Бородин отбыл в лагерях Колымы пятнадцать лет, многие коллеги отца умерли в тюрьме до суда.

 Валентина Рожковская, дочь Григория Смирнова, начальника телефонной станции, пишет: "Отца арестовали 27 мая 1938 года, ночью, из квартиры. А нас, беременную маму и двоих детей, выселили. Мы уехали в Кировскую область. Но через год вернулись обратно - надеялись, что папу освободят. Мы ни на минуту не верили, что он враг народа. Из-за этого маму не брали на работу, родившийся ребенок умер. С трудом ей удалось устроиться истопником в детский дом, потом уборщицей. 3 октября 1957 года пришла справка, что отец реабилитирован... посмертно. Будь он проклят, Сталин!"

 После того, как 58-я статья выкосила главных специалистов, в управление связи набрали молоденьких девчонок-телеграфисток. Строчили они, как из пулемета, без продыха, по двенадцать часов. Ошибаться было нельзя. За каждый промах лишали премии, а за ошибку - сажали на гауптвахту.

Дайте "колючек"

 История иркутского радио берет начало в 1924 году, когда в городе появилось "Общество друзей радио". Рукастые энтузиасты паяли, лудили, мараковали - и в 1925-м выдали первый 5-ваттный передатчик. Установили его на почтамте и вовсю стали слушать радийные программы. Двумя годами позже в предместье Звездочка заложили строительство передающей радиостанции. К 1930 году в Иркутске уже был свой радиоцентр. Первые радиоточки проводного вещания появились в домах улицы Большой (сейчас ул. Карла Маркса).

 Развитие радиосетей пошло быстрее, когда установили мощные усилители. Жители обзавелись черными тарелками - репродукторами "Рекорд". Но в войну их изъяли. А по городу на столбах развесили рупорные громкоговорители - несколько раз в день люди стекались слушать голос Москвы.

Петр Савич Солонин, заслуженный связист России, вспоминает:

 - Людям не столько нужен был хлеб, сколько радио. Мы сами делали репродукторы. В ход шли печная проволока, горлышки от бутылок, бракованные патроны. В то время в Тайшете всюду были лагеря - колючей проволоки предостаточно. Мы обратились к начальнику одного из лагерей, чтобы дал нам "колючек". К удивлению, он привез полвагона, да еще помог ее на кострах обжечь и распрямить. Проволока здорово нас тогда выручила.

 Зал телевидения в Музее посетители жалуют больше всего. Лакированные ящики, на которых экраны размером чуть ли не со спичечный коробок, - на самом деле первые советские телевизоры. По ним 31 декабря 1957 года в Иркутске смотрели первое кино - "Карнавальную ночь". Поколению, выросшему на пейджерах, сотовой связи и Интернете все это кажется в диковину. Специалисты музея отмечают: да, технический прогресс идет семимильными шагами. Раньше профессиональное оборудование служило по пятьдесят лет, теперь обновляется каждые десять. Совсем скоро и мобильные телефоны тоже станут частичкой музея - и им тоже будут удивляться.

Метки:
baikalpress_id:  5 974