Хождение жильцов по мукам

Милицейские коридоры не слишком приветливы - даже для тех, кто ищет у стражей порядка законной защиты

Не так давно на улицах областного центра появились рекламные щиты, призывающие позвонить своему участковому. Жителям города пытались внушить истину: "участковый - это от слова "участие". Получив письмо от жильцов домов № 4 и 6 по улице Джамбула, мы еще раз убедились, насколько расходятся в нашем обществе слово и дело.

 "В кладовках наших домов поселились бомжи. Они оказались наглее крыс: пьют, воруют все, что можно продать для приобретения зловещего напитка, убивают и едят собак и кошек. Применять к ним физическое воздействие мы остерегаемся, потому что нас же и обвинят в рукоприкладстве. А добрых слов они не понимают. Это и вынудило нас обратиться за помощью к работникам правоохранительных органов.

 Несколько раз мы звонили в опорный пункт милиции по улице Железнодорожная, 2. В нашей просьбе - контролировать эти стихийно создаваемые притоны - участковый отказал, мотивируя тем, что "у него нет машины, и он ноги бить не собирается, так как они у него не деревянные". А ведь идти от наших домов до опорного пункта не более 200 метров. В конце концов участковый бросил телефонную трубку, давая понять, что наши проблемы его не волнуют.

 Мы вынуждены были искать телефон, где находится "главный" участковый: 38-88-68. На той стороне провода трубку взял некий аноним, так как он не нашел нужным назвать свою фамилию, звание и должность. Хотя мы себя отрекомендовали полностью. Он заявил, что "милиция бессильна вести эффективную борьбу" с этими подонками, так как "у нас нет закона по борьбе с этим отребьем".

 10 августа загорелись кладовки, которые подожгли пьяные бомжи. Огонь с бешеной скоростью разгорался. Рядом с кладовками находятся два деревянных жилых дома - 60 семей чуть не остались без ничего. И только благодаря оперативным действиям пожарных огонь был потушен. Однако был залит водой соседний гараж - а у людей в погребах находятся продукты питания.

 После пожара вскорости прибыла служба оперативного реагирования, возглавляемая старшим наряда А.И.Матвеевым. Мы указали на бомжей-поджигателей. Сначала их вроде бы посадили в спецмашину, потом, поразмыслив, милиционеры решили, что им ни к чему возиться с этими отходами общества. И уехали с тем же, с чем и приехали. Более того, старший наряда заявил, что у него нет законного основания забирать бомжей, так как от пострадавших нужно заявление. Мы решили тут же его написать. Тогда руководитель наряда потребовал, чтобы старший из группы возмущенных поехал вместе с этим заявлением в отделение милиции, потому что если он сам отдаст его дежурному, тот на законных основаниях бросит его в корзину, так как представителю погорельцев самому необходимо вручить эту бумагу.

 Один из погорельцев дал согласие отвезти этот документ и тут же спросил: отвезут ли его обратно домой. Старший наряда резко одернул старика: "Милиция не такси и всех жалобщиков не собирается развозить по домам". "Как же я, старый человек, так поздно буду добираться до дома?" "А вот это нас не волнует," - закончил неприятный разговор служитель законности и порядка.

 В это время бомжи-поджигатели, наркоманы и пьяницы, на виду у сотрудников милиции, преспокойненько, с папиросами во рту, направились в подготовленную кладовку для продолжения прерванного балдежа.

 Мы, пострадавшие, думали: почему нижестоящие милицейские чины позволяют так безответственно относиться к своему служебному долгу? И наивно верили, что в самом милицейском управлении нас поймут и поддержат. Когда 16 августа 2006 года мы побывали в отделении милиции Свердловского района города Иркутска, нас постигло разочарование.

 Дежурный отдела, старшина милиции, объяснил нам, что начальника райотдела нет и он приедет не скоро. "Обратитесь к заместителю, майору, он во двор вышел". Ни фамилии, ни имени-отчества своего начальника старшина не назвал, сказал, что не знает. Замначальника, майор, не нашел нужным с нами разговаривать. Имя и фамилию свои он не назвал. Когда мы начали рассказывать, что пришли в милицию с коллективным заявлением о поджоге, он бросил в нашу сторону: "У меня нет времени с вами разговаривать. Я тороплюсь на совещание о мерах по наведению порядка в городе". Мы чуть не взвыли: "Так начните с нас!" Тут подъехала машина, он махнул на нас рукой, нырнул в автомобиль и уехал.

 Свое заявление на имя начальника милиции Свердловского района города Иркутска мы долго не могли отдать в нужные руки: нас гоняли с этажа на этаж. И только после того как мы возмутились, письмо со скрипом было принято. Причем нас уведомили, что ответ мы получим не раньше, как через месяц. За это время могут исчезнуть не только кладовки, но и наши дома вместе с нами. А что? При такой оперативности наших охранителей - все может быть.

 При таком отношении мы будем вынуждены обратиться к нашему губернатору с просьбой оградить нас от бесправия и беспредела".

Метки:
baikalpress_id:  48 179
Загрузка...