"Услышу про новый сорт, и сердце дрогнет"

У внучки известного садовода Томсона Лидии Апраксиной пять соток цветов

В иркутском садоводстве "Ерши" есть необычный дачный участок. Вместо грядок с морковкой да картошкой здесь зреют абрикосы, алтайские румяные яблоки, крыжовник с голубым налетом. И целое лето сменяют друг друга цветы: то полыхает алым лихнис, то маки Ширли с черными глазами, то нежно-зеленая гортензия. Потом приходит время разноцветных лилий и прочей экзотики — цветов, величиной с блюдце. Хозяйка всего этого растительного многообразия — Лидия Ивановна Апраксина, внучка известного садовода Августа Карловича Томсона. На пяти сотках она сумела собрать растения почти со всего света. Цветовая палитра получилась такая дразнящая, что окрестные садоводы так и норовят зайти в гости.

Мы тоже не устояли

Маленький деревянный домик прячется за ширмой голубой ели, сакуры и кедра. В полуденную жару здесь всегда гуляет прохладный ветерок. Дальше, за этой "лесополосой" начинается настоящий оазис. Среди зарослей раскидистых кустарников пробиваются узкие тропинки. Человеку, впервые приехавшему сюда, приходится ходить очень осторожно, чтобы, не дай бог, не наступить на какой-нибудь росток, цветок или малюсенький саженец.

— Жаль, сакура и пионы отцвели, — встречает хозяйка, — полюбовались бы — такая красота была! Зато посмотрите на вейгеллу.

Если честно, у меня разбегаются глаза, но куст с ярко-розовыми цветками невозможно не заметить. Рядом — высокие стебли, облепленные белыми цветами. Это — инкарвиллея. Тут же американский багульник — глянцевые листья, похожие на ревень, цветы, как свечи.

— Сколько пчел есть в садоводстве — все здесь, — смеется моя собеседница. — То одно растение зацветет, то другое. Всего 8 сортов.

Снился мне сад

Конечно, сибирская земля не сразу превратилась в рукотворную опушку. И не всегда на пяти сотках было пронзительно хорошо. Дачный участок Лидия Апраксина купила в 1974 году. Но битва за урожай ее нисколько не интересовала. Она знала, что непременно разобьет на своих квадратных метрах сад. Почти такой, как у дедушки.

В 1907 году латыш Август Томсон переехал вместе с семьей в Иркутск. Сейчас никто не скажет почему он, маляр, решил посвятить свою жизнь деревьям и цветам. Возможно, тоскуя по родине, захотел в чужом холодном краю сделать уголок, где была бы частица южного лета. Как бы то ни было, он первым в Восточной Сибири разбил плодово-ягодный сад. Раскорчевал участок, построил оранжерею, дом (усадьба располагалась в Ленинском районе. — Авт.). На участке поселил больше 360 видов растений. Одной только яблони было 127 видов! Конечно, вырастить в Сибири плодовые деревья и добиться богатого урожая было героизмом. Иркутяне впервые увидели, что такое слива, лимоны, груша. Убедились, что в суровом климате еще как могут расти дубы, маньчжурский орех, трескунец, амурский бархат.

— До пятнадцати лет я жила с дедушкой и бабушкой, — рассказывает Лидия Ивановна. — Это было золотое время. Дедушка всему меня учил: как прививать деревья, как ухаживать за цветами. Я была около него, как червячок, хвостик. Помню, как бабушка, Констанция Михайловна, заставляла зимой бегать по снегу в саду, а потом я грелась в оранжерее. А в доме были стопки писем со всей страны. С кем только дедушка не переписывался, даже с Мичуриным. Да и какой добрый он был! Попросят ребятишки яблок — все сорвет, отдаст. Поэтому мой сад родом из детства. Хотя знания и опыт дедушки для меня непревзойденны.

Клубника с Алтая

Свою коллекцию растений Лидия Ивановна собирала упорно, кропотливо. Завела переписку с садоводами-огородниками, из каждой поездки по стране привозила какой-нибудь росточек, луковицу, семечко. Так, дубы приехали из алтайского заповедника Яйлю, кедр — с Байкала, сакура — из Владивостока. Надо сказать, новоселы отлично прижились на сибирской земле. Растет и клубника с Телецкого озера, сладкая рябина из Челябинска, голубая ель из Ессентуков. Неплохо чувствуют себя абрикос, южная вишня на ножках, каштаны. Густыми стайками собрались на полянках дельфиниумы, флоксы, тюльпаны. Впрочем, перечислять можно бесконечно, равно как и удивляться. И о каждом растении садоводка рассказывает точно, интересно и подробно, как по написанному.

Конечно, цена этого великолепия — вдохновенный труд. Как только начинает пригревать весеннее солнце, Лидия Ивановна каждый день до поздней осени ездит к своим питомцам: яблоням, абрикосам, каштанам. Сад для нее не только любимое детище — он дает возможность соприкоснуться с прекрасным. Приезжаешь — и вся суета остается где-то далеко, живешь только окружающей красотой.

— Я обязательно разговариваю с растениями, — делится она. — Важно подойти к ним, поговорить, погладить, спиной прислониться. У них особенная аура, энергетика и человек получает много пользы. Даже не могу сказать, кто у меня любимец. Всех люблю, за что ни возьмись. Посмотрите, какие чудесные инкарвиллея и аурелия! У стелющейся ясколки необыкновенный аромат. А вот цемицифуга. Цветет она белым, да и листья какие красивые.

Варенье не переводится

Растения тонко чувствуют трепетное к себе отношение и хозяйке платят тем же. Варенье из темно-красной вишни Стандарт Урала у нее не переводится, а вот янтарные абрикосы, яблочки и ароматная зелено-розовая клубника до варки не доходят — слишком уж вкусные. Особенно жалуют их внуки: только приедут — нырк в кусты. Листья дуба идут в засолку — огурцы получаются тугие, хрустящие. Сладкие калина и рябина дают целебный сок. Еще одна диковинка сада — сакура — радует нарядностью. Весной, как облако снизу доверху усыпана цветами. Люди недоумевают: "Ну расскажите, что это такое?"

Каждый кусочек земли у Лидии Апраксиной драгоценен. Ягодку клубники находит для меня в зарослях дельфиниума. "Шестая бы сотка была, могла бы пофантазировать, — смеется она. — Ну а пока высажу георгины по краю дорожек. И хочу на будущий год заняться голландскими лилиями. Все время даю себе зарок: хватит, всего не объять. Но как услышу про новый сорт — сердце и дрогнет".


Метки:
baikalpress_id:  5 844