Первая лиса

К 30 годам я прошел по болотам и тайге не один десяток километров, охотился практически на все виды животных, живущих в Восточной Сибири, когда познакомился с охотником-профессионалом Иваном Александровичем Опришко. Опытнейший промысловик, проведший большую часть жизни в тайге, добывал белку, соболя. Неоднократно рассказывая мне об охоте, он непременно сворачивал в описаниях своих похождений на лисиц. По его словам выходило, что интересней и увлекательней охоты нет.

Былое и думы

Охотники помнят, когда-то лисья шкурка стоила буквально копейки, и никому не было дела до мышкующей вдали лисицы. Однако мода круто изменилась, и лиса почувствовала, что это такое на себе. Капканы, "Бураны", карабины обернулись враз против нее. И тут сказалась удивительная приспособляемость и пластичность лисицы, этого чрезвычайно осторожного, умного и хитрющего зверька, обладающего потрясающе красивым мехом. Это такая же примерно ситуация, как с ондатрой. Раньше бывало на утиной охоте стоишь у воды, а где-то рядом булькнет и покажется бегущая в твоем направлении стрелочка от морды ондатры, плывущей по своим делам. Кто стрельнет, ради забавы, а кто и не подумает. Попробуй попадись она охотнику сейчас! Красивая шкурка вынесла своей хозяйке приговор, и бьют ее охотники, как только увидят, не мешкая.

Новое ружье

Наслушавшись рассказов о лисах, я купил легкое, маневренное ружье ТОЗ-34 самого первого выпуска, сшил с женой белый маскхалат и решил заняться охотой на лисиц. Некоторую трудность представила покупка бинокля, так как в тот период их не было в продаже. Но и этот вопрос был решен в срок, и к осени я окончательно посчитал себя готовым потягаться с лисой на равных. В последних числах октября, когда на полях снег прикрыл стерню, мы выехали на попутке в деревню, расположенную в 30 километрах от города. Вместе со мной поехал товарищ, у которого была "тозовка", которая била дальше.

Проехав до намеченного места, рассчитались с водителем, дав ему два рубля. Затем мы отошли в кусты, где надели маскхалаты, бинокли, зарядили ружья. День был теплый, мороз около 5-7 градусов, но ветра не было. Тронулись в путь с таким расчетом, чтобы идти по вершине поля, оглядывая его справа и слева в бинокль, в надежде увидеть лисицу во время мышкования.

Когда нет опыта

Надо сказать, что кроме желания добыть ее, у нас абсолютно не было опыта, но мы знали главное — подходить к лисе можно только с подветренной стороны, а ветра, как назло, не было. Где-то через полчаса я, осматривая поле в бинокль, увидел лисицу, находящуюся от нас примерно в километре, внизу, в распадочке. Остановившись, обсуждаем с Анатолием план действий. Сходимся на том, что я, как более опытный стрелок, беру "тозовку" и пытаюсь перехватить ее на пути, а Анатолий, обойдя лисицу снизу, просто пойдет на нее, не маскируясь, и попытается нагнать ее на меня. Конечно, трудно предположить, что лиса побежит именно в мою сторону, но время для ориентировки у меня было, и я должен был успеть ее перехватить, тем более, у меня какая-никакая, а винтовка, и к ней второй разряд по пулевой стрельбе. Даже жалко как-то лисичку.

Сверху мне видно, как товарищ спустился по соседнему распадку вниз и минут через 20 оказался ниже лисицы метров на двести. Едва он сделал несколько шагов в ее направлении, как лиса прекратила мышковать и бросилась бежать от него в мою сторону. Однако, убедившись, что особой опасности человек не представляет, лисица, не торопясь, потрусила вверх по распадку. Тут у меня сердечко и заколотилось — ко мне бежит. Согнувшись в три погибели, двигаюсь к предполагаемому месту встречи, не дай бог спугнуть. Прячусь за клочком соломы и лежа наблюдаю за лисой. Пока все идет по плану. Тащу левой рукой из кармана патрончики и, взяв "тозовку" на изготовку, прицеливаюсь, а сердце стучит так, что слышно метров за десять. Никогда не чувствовал такого напряжения. Остается метров 100, тяну винтовку на себя и передвигаю прицел на 50 метров, думая, что она добежит, так как стрелять на 100 метров далековато. Не знаю, что случилось, но лиса вдруг остановилась как вкопанная и смотрит в мою сторону. Боженька!

Суюсь головой в солому, не дышу и медленно умираю от страха. Непонятно, что она почувствовала, но остановилась. "Бух-бух!"- стучит в груди и в висках, руки начинают трястись. Этого еще не хватало. Она стоит в 100 метрах, а меня колотит нервная лихорадка. Да, видимо, я рано пожалел лисицу, впору было самого жалеть. Ну, что стоишь, иди же. Нет. Не шевелится. Вдруг резкий прыжок вверх, вперед и всеми лапами в точку, носом туда же. До меня дошло — мышкует. Значит, она просто услышала мышь под снегом, и сейчас хрустят на острых зубах мышиные косточки, а глаза хищника закрываются от удовольствия. Ну я тебе покажу.

Руки от снега намокли и стали мерзнуть, халат на локтях тоже промок, но все внимание на лису. Настойчивый человек бредет снизу в ее направлении и лиса тихонько набегает на мушку метрах в шестидесяти. Сейчас, подождать надо еще немного, но палец, не спрашивая, давит на спуск. Щелк! Гром среди ясного неба. Лиса, опустив голову, бежит, как ни в чем не бывало, а мне надо перезарядиться. Выбрасываю стреляную гильзу, досылаю патрончик и... здрасьте! Она останавливается и смотрит, что это барахтается на соломе. Пока соображает, быстро прицеливаюсь по лопаткам — бац! Как подкошенная, лисица падает, я вскакиваю, на ходу перезаряжаюсь, подбегаю. На снегу во всю длину лежит моя первая лисица. Белый снег и яркий рыжий цвет. Кончики ушей и лап черные. Хватаю ее за передние лапы и поднимаю над головой. Толя останавливается и приветственно машет. Через несколько минут он подходит, и мы горячо обсуждаем происшедшее, заново переживая моменты охоты. Решили на этом закончить охоту и идти к тракту.

Метки:
baikalpress_id:  48 160