Не уберег его в полете Бог

Это строчка из стихотворения, написанного кем-то из актеров театра Сатирикон сразу после авиакатастрофы в Иркутске

Байкальск, Рощупкиным. Потрясены известием о трагической гибели вашего сына. Вместе с вами скорбим о нем. Фима Рощупкин был человеком светлой души, одним из самых одаренных студентов курса. Его будут помнить однокурсники и педагоги школы-студии МХАТ. Примите наши глубочайшие соболезнования.

Олег Табаков, Анатолий Смелянский. 14.07.06 г. Москва

Байкальск, Иркутск и Москву объединило страшное, немыслимое горе. Среди погибших 9 июля в огне и дыму проклятого аэробуса был 19-летний студент школы-студии МХАТ байкальчанин Ефим Рощупкин.

Он летел домой, в Байкальск. После напряженного учебного года в студии всемирно известного театра, после всего, что составляло нелегкую жизнь начинающего, но уже известного, талантливого и многими любимого артиста. Ефим принял решение лететь в Байкальск как-то неожиданно, резко и вдруг поменяв свои прежние планы.

Страшная весть молниеносно облетела город, область, страну: Ефим Рощупкин в списках погибших! В это невозможно было поверить! В это пришлось поверить...

Спустя почти 40 дней со дня гибели 124 пассажиров аэробуса мы хотим рассказать об этом удивительном человеке. Запомним его таким.

Константин Райкин: "Он был одним из самых лучших моих студентов"

— Сразу как только я увидел Ефима и он прочел первое стихотворение, я решил, что возьму его к себе на курс, такой он был яркий и выразительный. В течение учебного года я ни разу не разочаровался в нем. Он всегда был в группе лидеров, на которых равняются остальные, уникально двигался, танцевал, был очень пластичным, делал прекрасные этюды.

После экзаменов по мастерству — так называется наш главный предмет — о Ефиме очень подробно и хвалебно отзывался Олег Табаков, художественный руководитель МХАТа, а он, как известно, человек опытный, с редким нюхом на талантливых людей. Ефим был моей радостью, надеждой. Работягой, вечно что-то придумывающим и всегда настроенным на творчество.

Он как никто радовался успехам своих товарищей, умел вовремя прийти на помощь... Этого замечательного, талантливого мальчика нам будет не хватать всю жизнь.

— Выбор Ефима для нас, родителей, был полной неожиданностью, — рассказывает мама молодого артиста, Ирина Геннадьевна Рощупкина. — Он никогда не проявлял интереса к театру, не говорил, что хочет стать актером. И вдруг в 11-м классе сказал, что поедет поступать в Москву, в театральный. Мы его отговаривали — это совсем непросто, отбор жуткий, даже очень талантливые люди поступают не с первого раза. Посоветовали поступить в Иркутское театральное училище, поучиться пока там. Словом, он согласился с нами и отучился год в Иркутске. На первом курсе его ввели в спектакль "Завтра была война", который ставил Геннадий Шапошников.

Ефим был счастлив неимоверно, весь светился, хотя у него там была совсем маленькая роль и к тому же без слов. Он играл плохого ученика, хулигана, стоял несколько минут на авансцене, пока директор школы его отчитывал. Потом в программке к спектаклю мы нашли коротенькую сноску — "Ученик — Ефим Рощупкин" и купили пачку этих программок.

А у Константина Райкина он играл в спектакле по пьесе Лопе де Вега "Дурочка". Там у Ефима уже была роль с текстом, песнями, он играл на гитаре и пел. Разговаривая с сыном по телефону, я понимала, что Константин Аркадьевич для него больше, чем педагог, актер и режиссер — родственная душа, близкий человек, которого нельзя ни предать, ни подвести.

Путь к актерскому ремеслу для Ефима Рощупкина начинался с детства. Он родился в семье творческих, талантливых и очень занятых родителей. Ирина и Александр — педагоги-хореографы, поэтому музыка вперемежку с сочинением новых постановок, движений, костюмов и т.п. наполняла жизнь семьи без остатка.

— Еще в детстве мы поставили сыну условие: не будешь заниматься в "Плясице" (танцевальный коллектив, созданный Рощупкиными в Байкальске. — Авт.), значит ездить на гастроли вместе с нами не будешь, останешься дома, — рассказывает Ирина. — Ефим занимался в ансамбле с пяти лет. У него был замечательный слух, чувство ритма, пластика. Но особенного желания танцевать поначалу не было. Мы ему говорили: надо ходить на уроки, заниматься, иначе отстанешь от других ребят, от их уровня.

Это подействовало: он танцевал в "Плясице" до 11-го класса, объездил вместе с нами всю страну, многое повидал.

Одновременно с хореографией Ефим занимался на художественном отделении Байкальской школы искусств. И даже — до третьего класса — учился играть на фортепиано. Позже, уже в Иркутском театральном, он с большим желанием садился за инструмент, подбирал музыку, что-то самостоятельно разучивал.

Постепенно из всего, что составляло жизнь подростка, юноши сложилась такая яркая личность, открылись такие глубины...

Почти дневник

"Есть у нас такое задание для первокурсников — изложить на бумаге свои впечатления за прожитую неделю". Это строчки из письма педагога и режиссера Елены Бутенко-Райкиной родителям Ефима.

"Фима почему-то не ставил дат, но ребята помогут восстановить хронологию. Он сдавал, в общем, регулярно, только в последнюю неделю немного сбился с ритма, будто слегка хандрил..." (12 июля 2006 года).

***

"Я никогда не видел такого скопления ярких индивидуальностей в одном месте. Все ребята (на курсе школы-студии МХАТ, где учился Ефим. — Авт.) такие разные и уникальные...

Мне очень понравилось, что поток информации свалился на нас сразу же, с первого дня. Это помогает собрать силу воли в комок и понять, что начались трудовые будни.

Забавно: утром, в общежитии, после первого учебного дня и четырех часов сна, собираясь в школу-студию, я поймал себя на том, что даже легкий кайф ловлю оттого, что я, уставший, невыспавшийся, ломаю себя в том плане, что надо взбодриться и радоваться жизни.

В глубине души было ощущение счастья. Наконец-то после долгого, хоть и веселого лета начался процесс, процесс работы над собой, учебный процесс. И ты опять трудишься, работаешь, вникаешь, думаешь и пересиливаешь свою лень, неохоту и слабость.

***

Неделя прошла незаметно, как один день, и она была супернасыщена. В понедельник в первый раз сцендвижение было в полном объеме. О-о-о!

К концу дня у меня тряслись от напряжения все мышцы, так как они отвыкли от нагрузки, от такого интенсивного темпа. А на следующий день мое тело выражало мне "благодарность", так что трудно было слезть с кровати и т.д. В общем, сценическое движение — это здорово! А вот танец мне не очень понравился. Мне показалось, что педагог не очень грамотно и правильно нас разогревает и нагружает. Впрочем, это лишь мое мнение.

***

Прошла неделя. Протянулась, прошла, пробежала, промелькнула. Оставив в голове и сознании огромные грубые гранитные куски знаний и, напротив, тонкие, едва уловимые движения мыслей, или даже силуэты мыслей.

Впоследствии в троллейбусе, в столовой МХАТа, в лифте, душе, во сне предпринимаются отчаянные попытки понять, привести в порядок, окультурить, обтесать куски, сохранить, развить, применить на практике. А еще был капустник. Да-а... И еще мы ходили в театр Сатирикон...

***

Мне всегда хочется поломать общепринятое серьезное молчание, когда каждый забивается в свой угол и выпускает шипы. Тишина страшна сама по себе. Я не боюсь тишины, но в данном случае буду чувствовать себя комфортней, если ее нарушу.

Ломая тишину действием, я смотрю, как оценивают мои действия другие, я вижу столько заинтересованных взглядов на меня и гитару. Вижу, кто смотрит испуганно, кто раздраженно, кто с одобрением, кто с улыбкой. В общем, условно говоря, вижу, кому мои действия не нравятся, кому нравятся и сколько, соответственно, у меня потенциальных друзей и врагов...

Свободно разговаривая, играя на гитаре, я в любой момент готов, если это будет необходимо, разбить этой гитарой любую голову или несколько голов, если они посягнут на мою независимость, здоровье, свободу, честь и т.д. Ну то есть я каждый день готов вступить в схватку и защитить себя и всех обездоленных, униженных и оскорбленных, детей, женщин и стариков.

Вчера я шел на учебу, и вдруг на меня пахнуло весной. Это очень радостно.

***

Какое же это счастье — изматывать себя, побеждать постоянную усталость, уничтожать в себе лень и плохое настроение, уметь управлять своим эмоциональным состоянием. С помощью неимоверных усилий над собой, с хрустом и треском ломать в себе равнодушие, пофигизм и нежелание что-либо делать. Счастье, когда в постоянной борьбе, дикой, изматывающей, все больше побеждает хорошее...

Я всегда удивляюсь тому, что происходит внутри меня по утрам. Утро — это момент истины, когда ты просыпаешься с мыслями о том, что лег спать два часа назад, заснул в одежде, с зажженным светом. Все так и валяется вокруг тебя, и ты опять не постирал носки, и начинает извергаться лавина самых скверных, страшных матов. Ты снимаешь с себя вонючее белье и полумертвый идешь в душ, очень медленно, стараясь не думать ни о чем и не зацепиться по пути за холодильник.

В душе хочется воду горячую, ласкающую, но ты понимаешь, что последствия будут не очень хорошими, и ты не сможешь полноценно жить и работать, ты просто не проснешься. Начинаешь постепенно убирать горячую, оставляя только холодную воду. И в это время, и потом, когда намыливаешь голову, внутри тебя происходит такая война, просто адская война. Поток мыслей малодушных, негативных перебивается струей мыслей позитивных, светлых, радужных, и, смывая с себя мыльную пену, вместе с грязной водой уходит все грязное, весь глупый гнев, плохое настроение, плохой запах, плохой воздух.

И ты выходишь из душа другой, иной... Ты понимаешь, что счастлив, потому что занимаешься любимым делом с хорошими, интересными людьми, в лучшем мире вузе, с лучшими в мире педагогами.

Ты готов идти в бой и доказывать самому себе, что ты достоин этого всего. И слава Богу, что все именно так и не по-другому".

...В квартире Рощупкиных ремонт. Александр Борисович управляется с самыми сложными видами отделки пола, стен и потолка.

— Он почти всегда молчит, — говорит Ирина Геннадьевна, — единственный сын для него так много значил.

У большой фотографии Ефима горит свеча и стоят живые цветы. Мать смотрит на сына уставшими от слез глазами и не верит, все еще никак не может поверить, что все это — весь кошмар и ужас воскресного утра в аэропорту, огромное пламя, поглотившее ее сына — ее будущее, надежды, жизнь случилось с ними и с ним...

Метки:
baikalpress_id:  5 841