Иркутянке отказали в регистрации сына-младенца

Чиновники ссылаются на то, что ребенок родился в Германии. Женщина готова обратиться в суд

В начале июня иркутянка Инна Никольская улетела в Германию, в Баден-Баден — рожать третьего ребенка. Хотелось миновать ужасы наших роддомов и халатность врачей. Сын Кирилл появился на свет 14 июня, и уже через две недели молодая мама была с ним в Иркутске. Но здесь ее ждали не прогулки с коляской, а бесконечная беготня по кабинетам чиновников — мальчика отказались регистрировать. Бюрократы пеняют на то, что справка, выданная в учреждении статистики рождаемости Баден-Бадена, является свидетельством о рождении, а Кирилл — гражданином Германии. Для того чтобы в Иркутске наконец начали действовать общероссийские законы, а чиновники научились проявлять компетентность, принципиальная иркутянка обратилась в суд.

Четыре года назад Инна Никольская уехала работать в Москву. Связи с родным городом не теряла — здесь остались родители, сюда привозила на лето детей. И здесь же по месту прописки мужа хотела зарегистрировать новорожденного сына.

Инна показывает мне толстенную папку — в ней справки, справки и еще раз справки. Диву даешься, что они собраны всего за две недели.

— Когда я прилетела в Иркутск, сразу же занялась регистрацией сына, — рассказывает она. — Но даже предположить не могла, что будет столько проблем, причем на ровном месте!

В комитете по управлению Правобережным округом попросили перевести на русский язык справку, куда вписаны имя-фамилия и дата рождения сына, и заверить нотариально. После этого потребовали заявление от отца о признании отцовства (Инна с мужем Сергеем состоят в "гражданском" браке. — Авт.). И еще одну справку из клиники, что роды прошли именно там, опять же переведенную и заверенную.

— Ситуация получается абсурдной, — говорит Инна. — На справке стоит апостиль — специальный штамп, который, в соответствии с Гаагской конвенцией, проставляется на официальных документах и не требует дальнейшего заверения. То есть такой документ имеет юридическую силу на территории всех стран, присоединившихся к Гаагской конвенции. Россия тоже к ним относится. Но заведующая отделом ЗАГСа не знает об апостилировании и отправляет к нотариусам — заверять. Те разводят руками и говорят, что не могут этого сделать. Потому что документ не требует дальнейшего заверения. Получается замкнутый круг.

Я специально сходила в отдел юстиции, чтобы мне распечатали Гаагскую конвенцию (в Российской Федерации она вступила в силу 31 мая 1992 года. — Авт.), чтобы наши чиновники могли с ней ознакомиться. Но они упорно гнут свою линию и ошибочно называют справку, выданную в учреждении статистики Баден-Бадена, "свидетельством о рождении" ребенка. Утверждая, что он гражданин Германии. Поэтому я попросила мужа, который сейчас работает в Германии, чтобы он взял у знакомых немцев образец свидетельства о рождении и отправил в Иркутск. И наняла адвоката.

Сейчас Инна связана по рукам и ногам. У Кирилла нет свидетельства о рождении, соответственно невозможно получить полис, сделать прививки, элементарно — взвесить ребенка и измерить его рост. Ее старшая дочка Таня шутит: "Мам, давай отвезем братика, покажем. Он у нас такой хорошенький, что его сразу же зарегистрируют!"

Шутки шутками, но 3 августа Инна с сыном снова должна была вылететь в Германию — для дополнительного обследования в клинике, где прошли роды. Билет пропал. Не может женщина уехать с детьми и в Москву, где живет уже четыре года и где ее ждут на работе.

Сейчас Инна Никольская ожидает, когда назначат слушание дела в суде. Скоро ли это случится, неизвестно. А пока молодая мама волнуется, как бы от таких переживаний у нее не перегорело молоко.

Загрузка...