Смерть на кончике иглы

Стоит ли лечить наркоманов или пусть вымрет полстраны?

Уже много лет Россия прочно сидит на игле. Что же мы знаем об этой проблеме? Сотни людей умирают ежедневно от передозировки, но число наркоторговцев с каждым годом растет, знаем и другие факты, наркомания официально признана болезнью... Большинство боится наркоманов: вызывающая отвращение внешность, нарушенная координация, стеклянные глаза — что ждать от такого? Это человек без принципов, идей, сочувствия. Единственное, что его заботит, — где достать деньги на дозу.

"Вроде вылечился..."

Наркоман со шприцем в подъезде чуть ли не считается нормой жизни. Существуют центры реабилитации зависимых. Здесь разными путями добиваются трезвости от пациентов. Одни — только лекарственными методами, другие — психологическими, третьи это совмещают. И только от самого пациента зависит, сможет ли он преодолеть свою болезнь — или он к этому еще не готов. В последнем случае происходят срывы, и он снова берется за старое... Если же человек все-таки борется со своей страстью к наркотикам, старается стать полноценной частью нашего общества, почему это самое общество не желает его принимать? Если мы знаем, что раньше, к примеру, наш сосед был наркоманом, то все утверждения о том, что он вылечился, воспринимаются с большой опаской. А говорим мы о его излечении так: "он вроде как", "кажется", "говорят", "как будто бы вылечился"... Общество никак не может принять то, что человек действительно смог избавиться от своей мании. Кто и сколько бы ни говорил о его излечении, в глазах окружающих он все равно остается наркоманом. Это клеймо. А может ли при таком отношении реабилитировавшийся стать вновь нормальным человеком?

Негативное отношение — новая проблема

Координатор ангарского реабилитационного центра "Перекресток семи дорог" Павел Циколин когда-то сам прошел лечение в этом заведении. Позже остался здесь работать.

— Проблема наркомании на данный момент состоит не в самом явлении, — говорит Павел. — Да, все знают, что наркотики — это плохо, знают, что с этим можно справиться. Здесь проблемы уже нет. Она состоит в людях и их отношении. Вот 24 мая в Москве Госдума приняла в первом чтении поправки к Закону "О наркотических средствах и психотропных веществах". Антинаркотическая пропаганда определяется как "формирование у граждан стремления к здоровому образу жизни и негативного отношения к незаконному потреблению наркотических средств и психотропных веществ". Если разобраться, то в принципе граждане и так негативно относятся к наркотическим средствам (действительно, за что их любить!), но тут речь идет о незаконном потреблении. А за этой фразой, в ее тени, скрыты судьбы тех, кого в народе называют наркоманами, то есть потребителей этих самых наркотических средств. Значит, говорится о негативном отношении именно к ним.

Павел знает, как тяжело адаптироваться в обществе после реабилитации. Именно поэтому хочет создать все необходимые условия для трудоустройства выпускников "дорог" — скажем, какой-либо цех, в котором могли бы работать выпускники центра. И на это, естественно, нужны большие деньги. Первым шагом к осуществлению планов стало создание мини-типографии в самом "Перекрестке". Также здесь существует свой автосервис.

"Перекресток" переполнен, там находятся 44 человека. Его работники надеются, что остальные найдут другой центр, другой выход из сложившейся ситуации, постараются остаться в живых...

Сергей — в прошлом пациент "Перекрестка семи дорог". Вот уже почти три года живет без наркотиков.

— Конечно, были проблемы после реабилитации в центре, — объясняет он. — Жизнь меняется, сложно встроиться, наладить контакт с людьми. Смотришь на все другими глазами. Были поначалу и проблемы с работой, ведь наркоман работать не хочет и не может, а здесь нужно снова приспособиться. Зато потом как раз бывшие алкоголики и наркоманы становятся трудоголиками. Они становятся успешными людьми. Правда, еще есть так называемые переводики. Они не выздоравливают, а, скажем, замораживаются, потом как будто холодильник отключили — и они разморозились. Естественно, были и у меня срывы, но без них никак. Я, честно говоря, сам не доверяю наркоманам, которые сразу быстро выздоравливают: потом они все равно сорвутся. Но каждый срыв открывает глаза на многое, все переосмысливаешь. А то, что общество этого не понимает, для меня ерунда — пускай косятся. Пока сам не столкнешься с этим лично, через родственников, знакомых, не узнаешь, что это такое. Главное, что у меня есть свой круг общения. Вообще, как таковой дискриминации я не чувствую, живу спокойно. Люди же видят, что я сильно изменился, видят, чего я достиг. И на работе у меня нет никакого секрета, отношение ко мне из-за этого не меняется. По Иркутску нас таких, живущих в трезвости, человек сто, наверное...

"Не надо это афишировать"

Какую же работу реально может получить вылечившийся? Просто взяла газету с объявлениями и стала звонить в кадровые агентства, в фирмы и на предприятия, которым нужны сотрудники. В этом списке были такие специальности, как продавец, повар, водитель, официант, бармен, агент, курьер, разнорабочие, а также некие "сотрудники с бесплатным обучением". Задавала только один вопрос: "Если вам позвонит человек и скажет, что в прошлом он употреблял наркотики, возьмете ли вы его на работу?"

Лишь в трех местах из 25 мне ответили, что нужно посмотреть и поговорить с человеком, а потом уже решать. Все остальные наотрез отказывали. Некоторые еще добавляли: "Мы же серьезная фирма!"

Одна из сотрудниц фирмы, с которыми я разговаривала просто посоветовала не афишировать этот вопрос, когда нужно устраиваться на работу. Собственно, так все и делают: редко кто говорит о своем прошлом на новом месте работы или учебы. С другой стороны, работодателей понять тоже можно: не вышедший на работу сотрудник или же допустивший халатность может принести серьезные убытки организации.

Процент по-настоящему реабилитировавшихся очень мал. Тем не менее они меняются, стараются многого достичь, и это у них получается. Тогда почему же не поменять и отношение к ним? Они были больны, теперь здоровы. Почему, когда человек бросает курить, мы начинаем тотчас безмерно уважать его, а человека, избавившегося от еще более страшной мании, продолжаем унижать?

"И пусть сдохнет — легче дышать станет"

В начале июля в администрации Ангарска прошло заседание координационного совета по вопросам наркомании. Здесь говорили о цифрах и методах борьбы с этим злом в городе.

Жуткие цифры привел В.Левченко, главврач Ангарского психоневрологического диспансера:

— Состоящих на учете более 2000 человек, это официальная цифра. Чтобы узнать точное число потребителей, умножьте на шесть. За прошедший месяц от передозировки умерло 78 человек, это практически соотносимо со всеми месяцами этого года. С такими данными к концу года мы получим около тысячи умерших.

Очень эмоциональным получилось выступление А.Шумилова, президента фонда "Город без наркотиков":

— Я считаю, что наркомания — не болезнь. Ни один наркоман не умер оттого, что не укололся. Умирают от передозировки. И никому плохо не будет оттого, что в городе одним вором, грабителем или разбойником станет меньше. Пусть сдохнет — легче дышать будет. От смерти наркомана никому плохо не станет. Мать поплачет и вздохнет с облегчением. А эти твари на пропаганде, что это болезнь, деньги зарабатывают.

Резкое выступление. И оно отражает мнение чуть ли не большинства. Тогда нужно ли вообще лечить наркоманов? Может, нам лучше добиться того, чтобы вымерло полстраны?

Загрузка...